История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Корниловский мятеж

Мятеж генерала Корнилова в начале сентября 1917 года у историков считается неудачной попыткой установления в России военной диктатуры. Дескать, взыграло ретивое у генерала — героя войны, и решил он одним махом всех смутьянов побивахом. Только не все так просто было с этим мятежом…

В конце июня 1917 года Временное правительство предприняло попытку начать крупное наступление на Юго-Западном фронте. Но из-за нежелания солдат воевать это наступление с треском провалилось. Тогда военный министр Керенский решил повесить всех собак на большевиков, объявив, что они разложили армию. Но командующий Западным фронтом генерал Деникин (да-да, тот самый) примерно тогда же заявил Керенскому: «Не большевики разложили армию, а вы, ваше правительство»… Эти слова потом аукнутся Антону Ивановичу…

В поисках диктатора

Генерал Корнилов

Из недр контрразведки был извлечён материал (скорее всего, сфабрикованный британскими спецслужбами) о работе Ленина на германскую разведку. С фронта Керенским были вызваны ещё не разагитированные войска, в Петрограде было объявлено военное положение, и начались аресты лидеров большевиков. Контрразведка Петроградского военного округа выписала ордера на арест 28 виднейших большевиков, начиная с Ленина, обвинив их в шпионаже в пользу Германии. Но что интересно: в этом списке не было фамилий Сталина и Дзержинского. Об этой странности мы ещё поговорим.

Юнкера разгромили редакцию «Правды» на Мойке. Ленин успел выехать из неё за несколько минут до прибытия юнкеров. Интересно, кто его предупредил? Запомним и этот момент. Была захвачена штаб-квартира большевиков во дворце Кшесинской, а войска Петроградского гарнизона, сочувствующие большевикам, частично были разоружены, частично отправлены на фронт. Казалось, что влияние большевиков в Петрограде сошло на «нет». Осталось дождаться диктатора, который огнём и мечом наведёт в стране порядок.

На должность такого диктатора английским послом в России Джорджем Бьюкененом был выдвинут генерал от инфантерии Лавр Георгиевич Корнилов. Человек этот по всем статьям годился в русские Бонапарты — был сторонником твёрдой руки, стоял за продолжение войны до победного конца, был решителен и тверд. Правда, сослуживцы называли его «львом с бараньей головой», но для диктатора это не суть важно — думать за него могут и другие.

Британские спецслужбы качественно пропиарили Корнилова.

Для начала в августе в Москве было проведено Государственное совещание, на котором Корнилов, ставший к тому времени Верховным главнокомандующим, заявил о своей позиции. Первопрестольная была оклеена листовками, отпечатанными на английские деньги и доставленными из Петрограда в спецпоезде британского посла. Вкусив славы, генерал начал действовать.

19 августа по приказу Корнилова русские войска оставили Ригу. Тем самым главком убивал двух зайцев — показывал всем, что без введения в армии жёсткой дисциплины невозможно вести боевые действия и что тем самым для немцев открывается путь на Петроград. Заодно Корнилов потребовал, чтобы ему подчинили Петроградский военный округ, который становился прифронтовым.

В конце августа был запланирован поход верных Корнилову войск на Петроград. Для участия в этом походе решено было задействовать так называемую Дикую дивизию — соединение, состоящее из уроженцев Северного Кавказа, и 3-й кавалерийский корпус генерала Крымова. По расчётам кураторов Корнилова, этих сил должно было вполне хватить для того, чтобы нейтрализовать войска Петроградского гарнизона, разогнать Советы и установить военную диктатуру.

Гладко было на бумаге…

План генерала Корнилова был прост и изящен: Дикая дивизия и 3-й кавкорпус разворачиваются в Отдельную Петроградскую армию — после чего в эшелонах конные части въезжают в Петроград и устраивают всем смутьянам Варфоломеевскую ночь.

Но Корнилов своей прямолинейностью напугал Керенского, заявив, что в будущей военной хунте Александру Федоровичу светит максимум портфель министра юстиции. Естественно, что на такое Керенский не мог согласиться. И он объявил, что смещает Корнилова с поста главкома. Заодно он объявил Петроград на военном положении и призвал Советы дать отпор мятежному генералу.

Советы, в которых большевики сохранили своё влияние, естественно, с радостью ухватились за возможность вооружиться (из арсеналов и военных складов для вооружения отрядов Красной гвардии было выдано несколько десятков тысяч винтовок и револьверов, большое количество боеприпасов) и сорганизоваться, создав боевые отряды.

А продвижение верных Корнилову частей шло из рук вон плохо. Во-первых, генерал сумел настроить против себя руководство профсоюза железнодорожников («Викжель»), которому пригрозил суровыми карами в случае неисполнения его требований. И железнодорожники саботировали продвижение эшелонов с кавалерийскими частями.

А потом на растянувшиеся вдоль железной дороги поезда началось нашествие агитаторов. Причём для работы с джигитами из Дикой дивизии приехали с Северного Кавказа их земляки — так называемая мусульманская делегация от Центрального комитета горских народов. После одного дня беседы боеспособность Дикой дивизии стала равна нулю. Джигиты выгрузились из эшелонов на станции Вырица и отказались идти на Петроград.

Примерно так же обстояло дело с корпусом Крымова. В общем, вся затея с диктатурой генерала Корнилова завершилась полным фиаско. Генерал Крымов после разговора с Керенским застрелился, а Корнилов был арестован и отправлен в тюрьму города Быкова.

А кто победил?

В выигрыше же от всего произошедшего оказались большевики. Им удалось восстановить своё влияние в массах, вооружить отряды Красной гвардии и подготовить их к взятию власти. Керенский себя окончательно дискредитировал, предав Корнилова, после чего он не мог рассчитывать на помощь кого-либо из генералов Российской армии. Таким образом, мятеж генерала Корнилова проложил большевикам дорогу к власти.

Кто же был автором этого изящного плана? Мы можем только косвенно предполагать, кто это.

Генерал-лейтенант Николай Михайлович Потапов в то время занимал в Российской армии должность начальника разведки. Сейчас уже известно, что ещё начиная с июня 1917 года он сотрудничал с большевиками. Не он ли вывел из-под удара в июле того же года Сталина и Дзержинского и предупредил Ленина о скором появлении юнкеров в редакции газеты «Правда»? Он же мог сообщить Сталину, который тогда поддерживал контакты с военными, сочувствовавшими большевикам, о планах генерала Корнилова.

Впрочем, не только генерал Потапов помогал большевикам. Наступление Корнилова на Петроград сорвали два других генерала. это главнокомандующий Северным фронтом генерал от инфантерии Владислав Клембовский и начальник штаба Северного фронта и комендант Псковского гарнизона генерал-майор Михаил Бонч-Бруевич (родной брат его, Владимир, был старым большевиком и до 1920 года — управляющим делами Совнаркома).

Они сумели растащить десятки эшелонов корпуса генерала Крымова и Дикой дивизии от Пскова по восьми железным дорогам и бросили эти эшелоны без паровозов в глухих лесах, без продовольствия и фуража. Голодных и озлобленных солдат потом легко было разагитировать.

Все перечисленные генералы позднее перешли на службу в Красную армию. Правительство же Керенского, лишённое поддержки армии и флота (Центробалт ещё 19 сентября 1917 года отказался выполнять распоряжения Временного правительства), большевикам было легко свергнуть. Керенский бежал за границу, а генерал Корнилов, выпущенный из Быховской тюрьмы новым главкомом генералом Духониным, отправился на Дон, чтобы оттуда начать вооружённую борьбу с ненавистными ему большевиками.

Сергей ИВАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая












Интересные сайты: