История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Человек спасший «Оверлорд»

Важным вкладом антигитлеровской коалиции в победу стало открытие второго фронта в Западной Европе. Хотя это событие произошло уже после коренного перелома во Второй мировой войне, то есть когда победа СССР над германским блоком не вызывала сомнений, оно ускорило разгром Третьего рейха, позволило избежать многих и многих тысяч жертв, не дало Гитлеру возможности завершить разработку новейших видов вооружений.

Высадка англо-американских сил на северном побережье Франции в Нормандии в так называемый «День Д» (6 июня 1944 года) стала самой крупной десантной операцией этой войны — только за десять первых дней союзники высадили почти миллион человек, доставили 500000 тонн различных грузов. Конечно, подготовить десант таких масштабов в абсолютной тайне было невозможно, и немцы знали о предстоящем вторжении. Но ни точная дата, ни место операции не были им известны.

Ценный агент

Высадка в Нормандии

Долгое время совершенно непонятным и вызывавшим бурные дискуссии являлся вопрос: почему немцы, обладавшие мощной армейской группировкой в районе города Кале (департамент Па-де-Кале) — 3 бронетанковые и 2 моторизованные дивизии, — сразу же после начала высадки не перебросили её в Нормандию и не опрокинули союзников в море? Высказывались самые различные и даже невероятные версии — вплоть до того, что, получив первую информацию о начале операции в 3 часа ночи 6 июня, дежурные генералы побоялись разбудить Гитлера, а без его приказа указанные силы не могли менять место своей дислокации, поскольку относились к резерву Главного командования вермахта. Это, конечно, не так, поскольку уже 7 июня командующий германскими войсками в Северной Франции генерал-фельдмаршал Эрвин Роммель лично прибыл к фюреру с целью убедить его перебросить часть этих сил в Нормандию, но получил решительный отказ.

Как следует из рассекреченных относительно недавно документов, английской разведке удалось обмануть Гитлера — представить начавшуюся в Нормандии операцию как «отвлекающую». И важнейшую роль здесь сыграл испанский антифашист Хуан Гарсия Пужоль. Германскому командованию он был известен как один из самых успешных агентов абвера, внедрённых в военные структуры Великобритании. Правда, ценная информация, которую он оттуда предоставлял, всегда чуть-чуть запаздывала. Так, именно он первым сообщил в Берлин об операции «Торч» («Факел») — британско-американской высадке в Северную Африку в ноябре 1942 года, но… уже после её начала.

Хуан Пужоль родился 14 февраля 1912 года в Барселоне в семье красильщика. Родители были довольно религиозны, поэтому отдали сына в католическую школу-интернат на казённый кошт. Здесь царили очень суровые порядки, ученики могли покидать пределы интерната лишь в воскресенье, да и то, если к ним приедут родители; за малейшую провинность следовало строгое наказание. Именно с этих пор маленький Хуан возненавидел всякое угнетение… Но обучение там велось на достаточно высоком уровне — в той школе Хуан, например, неплохо овладел английским языком. Однако завершить образование ему не удалось — после смерти отца семья осталась без средств, и Хуан был вынужден оставить школу и начать трудовую деятельность учеником продавца в магазине.

Когда в 1936 году в Испании вспыхнула Пужоль однозначно поддержал законное правительство и записался добровольцем в республиканскую армию. Как грамотному человеку (каковых тогда в стране было немного), ему было поручено вести, говоря современным языком, спецпропаганду — агитировать мятежников-франкистов переходить на сторону Республики. Но, как известно, такая деятельность может быть эффективной, только если она подкреплена реальными военными успехами. А положение Республики становилось все более безнадёжным, и в конечном счёте победу одержал генерал Франко, которому помогали Гитлер и Муссолини.

В 1939 году Хуан оказался в плену, и участь его могла стать трагичной, но выручил случай — в лагере его встретил монах, хорошо знавший семью Пужоль. Он поручился за него перед лагерным начальством как за «доброго католика, сбитого с толку дьявольской пропагандой красных». И Хуан Пужоль вышел на волю. Он устроился консьержем в отель «Маджестик» в Мадриде. Наблюдая новые порядки, установившиеся в стране, Хуан принимает решение — несмотря ни на что продолжать борьбу с фашизмом.

Кавалер Железного креста

Вскоре он устанавливает контакт с сотрудниками британского посольства и предлагает свои услуги в качестве секретного агента. Однако те не проявляют интереса к мелкому клерку и даже не удостаивают его ответом. Тогда Пужоль решает зайти с другой стороны и обращается уже к германским дипломатам, войдя в образ преданного фашистской идее человека, готового на деле доказать это. На этот раз он достигает цели, и его берут на службу в немецкую военную разведку. Там же, в Мадриде, он проходит краткосрочные курсы обучения методам сбора информации, агентурной вербовки, работы с рацией и т.п. После этого Пужоль получает первое задание — отправиться в соседнюю Португалию, найти надёжные источники информации и поставлять сведения о ситуации в стране. Пужоль прибыл в Лиссабон, откуда стал направлять отчёты своему немецкому руководству, черпая, впрочем, сведения не от завербованных агентов, а из открытых общедоступных источников — материалов местной прессы, радиопередач и т.п. Тем не менее он приобрёл репутацию надёжного агента, заслуживающего доверия.

Однако первое, что сделал Пужоль, оказавшись в столице соседней страны, — это связался с посольством США, сообщил о своём желании бороться с фашизмом и получил в этом поддержку. По рекомендации американцев он отправляется в Англию. В Берлин же Хуан радирует о случайно подвернувшемся предложении устроиться на работу в один из фешенебельных лондонских отелей. Там весьма обрадовались этому, и агенту последовало новое задание — постараться создать разведсеть и добывать любые сведения военного характера. В Лондоне Пужоль становится настоящим двойным агентом, начав искреннее сотрудничество с английской разведкой МИ-5 и получив оперативный псевдоним Гарбо. Он стал передавать в Германию сведения, согласованные с британским руководством. Они были подлинными, но не имевшими особой ценности. Однако эту информацию немцы тщательно проверяли, даже с помощью воздушной разведки. Так, в 1940 году Пужоль сообщил о сосредоточении в одной из бухт английского побережья большого количества военных судов. Люфтваффе нанесли массированный бомбовый удар по ним, после чего немецкие лётчики доложили своему командованию о блестяще проведённой операции, не подозревая, что в этой бухте были специально собраны старые списанные корабли. А Пужоль получил из Берлина сообщение о награждении его Железным крестом.

Агентурная сеть, якобы созданная им в Англии и добывавшая «ценнейшую» информацию, состояла из 27 придуманных персонажей — тут были и некий венесуэльский студент, ухаживавший за дочерью высокопоставленного сотрудника министерства иностранных дел, и горничная лорда, поддерживавшего тесные отношения с британскими чиновниками, и ирландский республиканец, люто ненавидевший англичан… Всего Пужоль направил в Германию более 1200 донесений. Руководство абвера было весьма довольно своим лондонским агентом. Даже после запоздалой информации об операции «Торч» Хуан получил радиограмму: «К сожалению, сведения пришли слишком поздно, но Ваша предыдущая работа была блестящей».

В ожидании высадки

Именно Хуану Пужолю была отведена главная роль в операции «Фортитьюд» («Стойкость») — дезинформации германского руководства накануне открытия второго фронта. Он заставил немцев поверить в изобретенную англичанами легенду о том, что предстоящая в мае-июне высадка в Нормандии англо-американских войск — всего лишь отвлекающий манёвр. Решающий же удар союзники якобы собираются нанести позже и в совершенно другом месте — восточнее Па-де-Кале, на побережье Бельгии, примерно в 250 километрах от Нормандии. Операция «Фортитьюд» находилась под личным контролем Уинстона Черчилля, а само сообщение Пужоля было доложено Гитлеру и завизировано им. Специально для введения в заблуждение противника американо-британским командованием была создана фиктивная армейская группировка генерала Джорджа Паттона в Восточной Англии, в окрестностях города Дувра, якобы готовившаяся к форсированию пролива Ла-Манш в самой узкой его части — Па-де-Кале.

Вплоть до 9 июня включительно немцы держали основные силы вермахта в районе Кале, ожидая именно в этом секторе главного удара, и только 10 июня, на пятый день операции «Оверлорд», германскому командованию стало окончательно ясно: их ввели в заблуждение. Но было уже поздно — высадка состоялась…

После этих событий множество нацистских головорезов, в том числе и небезызвестный Отто Скорцени, поклялись отомстить Пужолю. Охота за ним продолжалась и после войны. Поэтому вплоть до своей смерти в октябре 1988 года он проживал под вымышленным именем в Венесуэле, а сама эта история не афишировалась, чтобы не привлекать внимания журналистов и историков.

Лишь в начале 1984 года Пужоль сумел вновь побывать на родине, а из Испании прибыл в Лондон, где принц Филипп, герцог Эдинбургский, вручил ему орден Британской империи за помощь союзным державам в годы Второй мировой войны.

Конечно, Хуан Пужоль сыграл важную роль в тактическом обеспечении нормандской операции союзников. Однако главная причина её стратегического успеха была в том, что основные силы германского вермахта по-прежнему были задействованы на Восточном фронте, где как раз в это время началось очередное мощное наступление Красной армии.

Артур САГОМОНЯН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая












Интересные сайты: