История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Свинки» идут в атаку

Итальянский княжеский род Боргезе, чьи корни уходят в 13-й век, дал Италии немало славных сыновей. В их числе и крупные землевладельцы, собравшие уникальную коллекцию произведений искусств, и политические деятели, и даже папа римский Павел V.

Но не менее знаменитым в 20-м веке стал военный моряк князь Валерио Боргезе, племянник промышленника Шипионе, выигравшего в 1907 году авторалли Пекин-Париж.

После окончания Королевского военно-морского училища Валерио Боргезе, приписанный к подводному флоту ВМФ, успел поучаствовать в боевых действиях в качестве командира субмарины итальянского легиона во время Гражданской войны в Испании. Но судьба готовила молодому офицеру стремительную карьеру на несколько другом поприще.

10-я флотилия

Ещё в начале 1930-х годов по личному приказу Муссолини в Италии был создан отряд боевых пловцов в составе так называемой 10-й флотилии. Однако много время ушло на разработку и испытания торпеды, которая должна была доставлять диверсантов в нужную точку акватории. И, наконец, в 1935 году такая электрическая торпеда, способная перевозить двух человек, была создана. Но поскольку двигатель часто давал сбои, во время которых слышались ругательства «порка ди мадонна» («свинья — мадонна»), то диверсанты нарекли её «свинка». Учитывая, что радиус действия торпеды не превышал десять миль, то было решено доставлять её вместе с экипажем к месту назначения на подводной лодке. Крепилась она на палубе субмарины, и, когда лодка достигала заданной точки, диверсанты через торпедный аппарат выходили наружу. Облачены они были в специальные гидрокостюмы, обеспечивающие защиту от переохлаждения, а жизнедеятельность обеспечивалась дыхательными аппаратами с запасами кислорода на 6 часов. После того как пловцы достигали заданной точки, им надлежало направить торпеду с боевым зарядом на цель или, используя её модификацию в виде буксировщика, достигнуть корабля, закрепить под его днищем мощный заряд, включить часовой механизм и убраться восвояси. Теперь им нужно было добраться до берега и, по возможности достав рыбацкую лодку, выйти в открытое море, чтобы доплыть до поджидающей их возвращения в течение двух суток подводной лодки.

«Шире» отправляется в плавание

Морские диверсанты

И вот таким подразделением было поручено командовать капитану 2-го ранга Боргезе. Учениям в заливе Специя, прошедшим в 1940 году, Муссолини дал высокую оценку, однако в реальной боевой обстановке все оказалось значительно сложнее. В сентябре того же года было решено силами двух диверсионных субмарин атаковать главные британские военно-морские базы в акватории Средиземного моря. Но операция закончилась полным крахом — подлодка «Годар», целью которой были корабли в гавани Александрии, сама оказалась потопленной.

Не повезло и Боргезе, который командовал другой субмариной, «Шире»: корабли противника внезапно покинули гавань Гибралтара и вышли в открытое море. Через месяц итальянцы решили повторить попытку. Сначала все складывалось удачно — Боргезе удалось незаметно провести «Шире» в бухту Альхесираса и лечь на грунт с выгодным для стрельбы курсом боевой торпедой.

Но и в этом случае диверсантов постигла неудача. Две торпеды по причине своего «свинского характера» вообще отказались идти на цель, а третья, зацепив противолодочную сеть, изменила траекторию движения и врезалась в мол. Единственным успехом этой атаки стало только то, что на некоторое время удалось привести англичан в состояние стресса. Тем не менее Боргезе был награждён золотой медалью «За воинскую доблесть» и удостоен личной аудиенции у Муссолини. Некоторый успех был достигнут в сентябре 1941 года, когда «свинкам» удалось потопить управляемыми торпедами два танкера и вспомогательное судно. После этого командование ВМС Италии принимает решение повторить массированную атаку на главную базу англичан в Александрии.

И вот 3 декабря подводная лодка «Шире» с тремя экипажами диверсантов берет курс к берегам Египта. Плавание прошло удачно, и спустя две недели поздней ночью от субмарины отделились три торпеды с «всадниками». А когда диверсанты были уже недалеко от гавани, выяснилось, что вход в неё перегорожен противолодочной сетью. Оставалось одно — вернуться назад. Но тут помог случай. В порт входил эсминец, перед которым распахнулись ворота. Следом за кораблём прошмыгнули и «свинки». В качестве объекта для нападения старший лейтенант дела Пенне выбрал линкор «Вэлиент», его коллега Марчелья тоже линкор — «Куин Элизабет», а Мартелотти — танкер «Сагона».

При установке заряда у де ла Пенне возникли сложности. Торпеда, потеряв управление, устремилась в глубину, а у его напарника отказал кислородный прибор, и он вынужден был всплыть на поверхность. У остальных участников операции накладок не произошло, и, в конце концов, все три мины были установлены под днищами кораблей.

Кромешный ад

А дальше события развивались следующим образом. У всплывшего на поверхность де ла Пенне закончился кислород, и он с трудом доплыл до швартовой бочки «Вэлиента», где также нашёл убежище его помощник. Увы, оно оказалось ненадёжным, и спустя некоторое время прожектор линкора, осветив акваторию, обнаружил пловцов.

Их доставили на корабль, но, признавшись, что являются офицерами ВМФ Италии, об истинных причинах своего пребывания в порту они умолчали. Признался лейтенант о том, что «Вэлиент» заминирован, только за десять минут до взрыва, когда сделать что-либо уже было невозможно. Команду спешно пришлось эвакуировать и, действительно, ровно в 6 часов утра прогремел мощный взрыв под артиллерийским погребом. Спустя 15 минут рвануло под днищем «Куин Элизабет», а ещё через десять минут гавань превратилась в кромешный ад — это взорвался загруженный топливом огромный танкер. И тут же спокойная водная гладь превратилась в огненное море. Кроме того, были серьёзно повреждены стоящий рядом с «Сагона» эсминец «Джервис» и несколько вспомогательных судов. Причём следствием взрывов стало то, что повреждённые линкоры сели на грунт и до конца войны так и оставались на приколе.

Де ла Пенне и его товарища отправили в лагерь для военнопленных. И очень скоро к ним присоединились Марчелья со своим напарником. Третьему экипажу, хотя и удалось беспрепятственно покинуть территорию гавани, тоже не повезло — досадный промах допустили разведчики, готовившие экипировку для диверсантов. Они не учли, что в Египте не имеют хождения, как они полагали, британские фунты стерлингов. Пришлось диверсантам искать подпольные «обменники». В результате во время одной из полицейских облав они были задержаны. Правда, тогда никто не подумал, что они причастны к взрывам в гавани, и их отправили за колючую проволоку. Англичане не стали расстреливать итальянцев, однако в лагере им пришлось пробыть до конца войны. А вернувшись на родину, каждый из них был награждён золотой медалью «За храбрость». Боргезе же получил высшую военную награду Италии — орден «Савойский крест».

После начала войны с СССР, по просьбе немцев, подразделение боевых пловцов было переброшено в Крым, но, судя по всему, особенных успехов оно там не добилось. Исключение составили два потопленных транспорта, доставлявшие груз в осаждённый Севастополь.

Поэтому Боргезе приступает к реализации новой диверсионной операции — атаке на нью-йоркский порт.

К тому времени итальянские корабелы ввели в строй подводную лодку нового проекта — «Леонардо да Винчи», которая могла нести на своём борту малютку-диверсанта класса «СА». Но заключенное перемирие 8 сентября 1943 года и выход Италии из войны поставили крест на этих планах.

Сергей УРАНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+