История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Операция «Медведь»

Покушения на политиков были всегда. Убили Цезаря и отца Александра Македонского, американского президента Авраама Линкольна и российского императора Александра II, покушались на Гитлера и на Маргарет Тэтчер. Сталин не был исключением, на его жизнь покушались неоднократно.

В первую очередь вспоминается операция «Длинный прыжок» — попытка гитлеровцев уничтожить Сталина, Рузвельта и Черчилля во время их встречи в Тегеране. Возможно, некоторые знают о заброске гитлеровской СД на территорию СССР в 1944 году диверсионной группы Таврин — Шилова с целью организации покушения на Сталина. Наш рассказ — об операции, разрабатывавшейся японскими спецслужбами.

Перебежчик

Генрих Люшков

14 июня 1938 года около 5 утра на маньчжурских пограничников вышел человек в военной форме с тремя ромбами в петлицах, орденами Ленина и Красного Знамени на груди. Увидев японцев, он сразу же поднял руки вверх, дав понять, что сдаётся. Офицеру, к которому его привели, задержанный предъявил документы на имя Генриха Люшкова — представителя НКВД на Дальнем Востоке с неограниченными полномочиями.

Сын одесского портного Генрих Люшков ещё 17-летним мальчишкой встал на сторону революции и прошёл путь от рядового подпольщика до комиссара госбезопасности третьего ранга (генерал-лейтенант). Став одним из иерархов НКВД, он непосредственно принимал участие в подготовке громких политических процессов («Кремлёвское дело», дело «троцкистско-зиновьевского центра», дело «Российской национальной партии»), ликвидации видных партийных и государственных деятелей.

В 1938 году Люшков почувствовал, что приходит и его черёд. Получив в начале июня телеграмму о вызове в Москву, опытный чекист вместо Москвы отправился в инспекционную поездку по приграничным округам.

Он посещал самые отдалённые заставы и проверял несение службы нарядами непосредственно на границе. Ночью 13-го числа Люшков, инспектируя заставу 59-го погранотряда, приказал сопровождавшим его начальнику заставы и двум пограничниками оставаться на месте, а сам отправился по направлению к границе: у него назначена встреча с секретным агентом, настолько секретным, что видеть его не должен никто. Через два часа ожидания начальник заставы дал команду «В ружьё!». Более 100 пограничников до утра прочёсывали местность. Грозный полномочный представитель НКВД на Дальнем Востоке пропал.

Сдаю всех и всё

Через несколько дней в мировой прессе появились сообщения о бегстве Генриха Люшкова в контролируемую японцами Маньчжурию. В многочисленных статьях и интервью перебежчик выкладывал все тайны родного НКВД. Нарком Ежов, узнав о публикациях, в узком кругу ближайших соратников говорил: «Теперь я пропал».

Люшков знал много, очень много: расположение военных объектов, аэродромов и складов, дислокацию военных частей, военных баз и кораблей ВМФ СССР, систему пограничной охраны и оборонительных сооружений, радиокоды; шифры, имена многих советских агентов в Японии и Маньчжурии. Всё это он выдавал японцам десятками исписанных листов, переводчики за ним не успевали.

Заметив интерес японцев к сведениям о системе охраны высших чинов государства, Люшков предложил план убийства Сталина. Японцам идея понравилась. Сверхсекретная операция получила наименование «Медведь».

Слабое место

До своего назначения на Дальний Восток Люшков курировал Азово-Черноморский край. В зону его ответственности входила и водолечебница в Мацесте, куда страдавший полиартритом Сталин приезжал принимать радоновые ванны. Жил Сталин на даче в южной части города, в окружении вечнозелёных кустарников и сосен. Подходы к дому минировались. Внешнюю охрану нёс отряд пограничников, непосредственно саму дачу охраняли 200 автоматчиков.

Перед посещением водолечебницы все больные из неё удалялись, охрана занимала вокруг лечебницы круговую оборону. И все же слабое место в такой, казалось бы, до мельчайших деталей продуманной системе охраны Сталина было.

Минеральная вода поступала в банный корпус по трубе большого диаметра. Днём, когда десятки пациентов проходили лечебные процедуры, труба была заполнена водой. Однако ночью напор снижался и уровень воды в ней опускался почти наполовину. По трубе можно было добраться до подземного накопителя, откуда был выход в бойлерную банного корпуса.

Из неё через кладовку, в которой уборщицы хранили свои вёдра, щётки и тряпки, можно было выйти в коридор, где стояли два вооружённых охранника. За спиной у них была дверь в ванную комнату, в которой Сталин обычно принимал водные процедуры. По заверениям Люшкова, Сталин не любил раздеваться при посторонних, и поэтому в комнате всегда находился один.

Подготовка

На секретной базе в Чанчуне под руководством Люшкова была построена точная копия водолечебницы. Диверсанты из белогвардейского «Союза русских патриотов» до автоматизма отрабатывали каждую фазу операции. Двое должны были проникнуть в бойлерную, убить находившихся там техников и занять их места. Убедившись, что Сталин действительно прибыл в водолечебницу на процедуры и выждав подходящий момент, они давали знак подниматься в бойлерную остальным членам группы. Уничтожив двух охранников, диверсанты проникали в ванную комнату.

Старались предусмотреть каждую мелочь, каждую случайность. Уточняли план водолечебницы, график поступления минеральной воды, возможные перепланировки. Диверсанты-«техники» учились управлять котельным оборудованием, чтобы работа бойлерной не останавливалась ни на минуту. После нескольких месяцев тренировок добились почти невозможного: в 9 случаях из 10 операция заканчивалась успешно.

Фазе отхода японцы уделяли гораздо меньше внимания. Каждый боевик снабжался оружием, деньгами, документами и должен был самостоятельно выбираться из страны. Люшков, назначенный руководителем группы, лучше других понимал, что шансов благополучно выбраться из Мацесты будет немного. Практически все диверсанты были смертниками.

Активная фаза операции

В начале 1939 года на борт пассажирского судна «Азия-мару», шедшего в Италию, взошла группа из 7 человек. Это были: Генрих Люшков, Николай Лебеденко, Борис Безыменский, Леонид Малхак, Михаил Сурков, Виталий Смирнов и Исаак Зеленин. Во время плавания из кают они не выходили. Завтрак, обед и ужин диверсантам подавали прямо в каюты сопровождавшие их сотрудники японской разведки. Во время стоянок в портах иллюминаторы всегда были зашторены.

В Неаполе боевики пересели на пароход «Таллес», доставивший их 19 января в Стамбул. 25 января группа прибыла на советско-турецкую границу у селения Борчка. Переход границы планировался на ближайшую ночь.

Группа шла глухим ущельем, надеясь к утру уйти как можно дальше от границы. Однако не успели нарушители пройти и нескольких сот метров по советской территории, как по ним был открыт пулемётный огонь. Отстреливаясь, диверсанты ушли обратно, оставив на советской территории трупы трёх боевиков: Лебеденко, Малхака и Суркова.

Таинственный агент Leo

Это был не просто провал. Все понимали, что группа попала в засаду. Пограничники знали и место, и время пересечения границы диверсантами. Кто-то из лиц, имевших самое прямое отношение к сверхсекретной операции «Медведь», работал на советскую разведку. Японцы установили, что к провалу операции был причастен советский агент под псевдонимом Leo.

Проверили каждого, кто имел хоть какое-либо отношение к операции, но таинственный Leo так и остался не пойманным. Имя его неизвестно широкой публике до сих пор. Оно скрыто в недрах архивов советских спецслужб, на папке написано «Совершенно секретно. Хранить вечно».

Вариант № 2

Параллельно с операцией «Медведь» японцами отрабатывался ещё один вариант убийства Сталина. Диверсанты должны были подложить бомбу с часовым механизмом подтрибуну Мавзолея. Взрыв должен был прогреметь 1 мая 1939 года в 10 часов утра во время парада. В отличие от «медведей» группа «взрывников» благополучно пересекла фаницу, однако с этого момента связь с группой прервалась. Предполагается, что и здесь приложил свою руку таинственный Leo. После двух благополучно проваленных операций японцы на своих планах убить Сталина поставили крест.

Знание, которое убивает

Автор операции «Медведь» Люшков до 1945 года работал на японскую разведку в качестве главного эксперта по Красной армии и СССР. Ему было предоставлено японское гражданство и выправлены документы на имя Ямогучи Тосикадзу.

В августе, когда судьба Японской империи ни у кого уже не вызывала сомнений, встал вопрос: что делать с «экспертом»? Из вариантов: переправить в Юго-Восточную Азию, передать американцам, отпустить на все четыре стороны или убить, был выбран последний. Слишком много знал господин Ямогучи Тосикадзу, в том числе и об операции «Медведь». Люшков был застрелен 19 августа 1945 года в Дайрене (Даляне) офицером японской разведки капитаном Такеокой Ютакой.

Клим ПОДКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+