История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Война в эфире

Любой новый образец боевой техники, принятый на вооружение одной из стран, тут же вызывает противодействие у потенциальных соперников. Так было во времена, когда оружием служили копья и стрелы, так происходит и сейчас, когда в ходу ракетно-космические технологии. В начале XX века самой передовой технологией было столь привычное сегодня радио.

Радиосвязь впервые была широко применена во время Русско-японской войны. Потерпев тогда поражение, Россия усиленно стала разрабатывать новые способы управления войсками и флотами, а также варианты противодействия вражеским связистам. И надо сказать, в этом деле русские немало преуспели.

Подарок с «Магдебурга»

Наибольшие потери в ходе Русско-японской войны понес российский флот. Поэтому вполне закономерно, что именно моряки стали развивать службу радиоперехвата и расшифровки радиосообщений противника.

Контр-адмирал Непенин на мостике «Севастополя»

Накануне Первой мировой войны этим делом на Балтийском флоте занимались старший лейтенант Иван Иванович Ренгартен и капитан I ранга Адриан Иванович Непенин. Ренгартен считался на флоте непререкаемым авторитетом в вопросах радиосвязи. А Непенин, обладая прекрасными организаторскими способностями, никакой специальной подготовки в вопросах радиосвязи не имел. Однако из этих двух энтузиастов радиоразведки сложился превосходный дуэт, который добился значительных успехов в новой тогда области военного искусства.

В самом начале войны командованием Балтийского флота было принято решение об установке на острове Эзель первого разведывательного радиопеленгатора. Идею эту выдвинул Ренгартен. Им же была разработана и конструкция прибора. Особую роль в активизации радиоразведки на Балтике сыграла история с захватом германского крейсера «Магдебург», который в августе 1914 года выскочил на камни у острова Оденсхольм в устье Финского залива. При захвате крейсера в руки русских моряков попали ценнейшие документы по радиосвязи германского флота. Немцы просто не успели их уничтожить. Это во многом упростило обработку перехваченных вражеских радиограмм.

Достоянием наших разведчиков стали 2 экземпляра сигнальной книги германского флота, а также секретные карты квадратов Балтийского моря, радиотелеграфные журналы крейсера «Магдебург» и ряд прочих совершенно секретных документов.

Получив эти бесценные документы, Ренгартен быстро разобрался во всех тонкостях организации радиосвязи германских кораблей. Сигнальная книга германского флота представляла собой трехбуквенный алфавитный словарный код. Наличие в штабе флота подобной книги позволило русскому командованию легко читать немецкие радиограммы.

Русские щедро поделились своими трофеями с союзниками по Антанте. Один экземпляр сигнальной книги был передан в штаб королевского флота Британии. С помощью подарка русских союзников англичане смогли расшифровывать перехваченные радиограммы кораблей флота кайзера и нанести немцам несколько чувствительных ударов.

Запеленгованы и приговорены...

Но не только заботы по поводу расшифровки вражеских сообщений волновали Ренгартена и Непенина. Русские специалисты по ведению боевых действий в эфире развернули по всей Балтике сеть пеленгующих станций, с помощью которых можно было бы вычислять местоположение вражеских кораблей. Вычислять и устраивать на них засады.

Для того чтобы разведданные поступали в штаб Балтийского флота своевременно, необходимо было подготовить обученных специалистов по пеленгованию. Местоположение вражеского радиопередатчика на плоскости определяли на пересечении линий пеленгов (как минимум двух), определяемых из разнесенных в пространстве точек. Это был так называемый азимутальный, или угломерный метод местоопределения.

Ну а потом уже, опираясь на полученные разведданные, планировалась боевая операция. Так, например, в ночь на 1 июля 1915 года в море вышла 1-я крейсерская бригада Балтийского флота. Во главе колонны шел флагман - броненосный крейсер «Адмирал Макаров», за ним крейсера «Баян», «Богатырь», «Олег», «Рюрик», а также эсминец «Новик». В тумане русские крейсера разошлись контркурсом с отрядом немецких кораблей в составе крейсеров «Роон», «Аугсбург» и «Любек», минного заградителя «Альбатрос» и 7 эсминцев. Командовал немецким отрядом коммодор Карф.

В это самое время радиоразведкой Балтийского флота была перехвачена и дешифрована радиограмма командира немецкого отряда кораблей «2-го флагмана разведывательных сил Балтийского моря» коммодора Карфа. Именно с его отрядом в тумане и разошлась русская крейсерская бригада. В радиограмме, адресованной командиру броненосного крейсера «Роон», коммодор сообщал, что задание выполнено и минный заградитель «Альбатрос» выставил 160 мин.

Одновременно коммодор Карф сообщил о том, каким он будет идти курсом, с какой скоростью, и где будет находиться к 13 часам 2 июля 1915 года. Русским радиоразведчикам удалось определить планы и местоположение сил противника. Сведения эти были немедленно переданы Ренгартеном на русский крейсер «Адмирал Макаров». 1 -й крейсерской бригаде было приказано перехватить отряд немецких кораблей, возвращавшихся из боевого похода.

Таким образом, благодаря сведениям, полученным в ходе расшифровки и пеленгации, русские корабли разгромили вражеский отряд. Впервые в истории военно-морского искусства было обеспечено наведение своих сил на противника, находящегося в море. При этом немцы потеряли весьма ценный боевой корабль - при прорыве в территориальные воды Швеции наскочил на камни немецкий минный заградитель «Альбатрос», который потерял в ходе боя у острова Готланд 28 человек убитыми и более 50 ранеными. Сам «Альбатрос» восстановлению не подлежал.

Трагические судьбы

Энтузиасты радиоразведки Ренгартен и Непенин продолжали заниматься своим делом до февраля 1917 года. Андриан Иванович Непенин в 1916 году получил чин вице-адмирала и был назначен командующим Балтийским флотом.

После отречения от престола императора Николая II матросы Балтийского флота вышли из повиновения своим командирам. Начались самочинные расправы над «золотопогонниками». Впрочем, как полагают некоторые историки, не такие уж и самочинные. Существует довольно убедительная версия о том, что эти расправы спровоцировали агенты германских спецслужб, пытавшиеся таким способом уничтожить наиболее опасных для них противников. Не избежал этой участи и адмирал Адриан Непенин.

4 марта 1917 года во время стихийных матросских выступлений в Гельсингфорсе Непенин, последний командующий Балтийским флотом Российской империи, был арестован за отказ сдать дела без приказа Временного правительства. Когда его выводили с территории Гельсингфорского порта, из матросской толпы раздались выстрелы. Одна из пуль попала Непенину в голову...

В этот же день были убиты начальник 2-й бригады линейных кораблей Балтийского моря контр-адмирал Небольсин, командир линкора «Император Павел I» капитан I ранга Дмитриев, командир линкора «Император Александр II» капитан I ранга Повалишин. Всего в эти дни было убито 95 офицеров и более 20 кондукторов, свыше 600 человек было арестовано. В эти же дни со штабного корабля «Кречет» были похищены секретные оперативные документы, в том числе кальки минных позиций. Похоже, что матросы были лишь слепым орудием убийства в опытных руках германских резидентов.

А вот капитану I ранга Ивану Ивановичу Ренгартену повезло больше. До конца Первой мировой войны он служил в штабе Балтийского флота на различных ответственных должностях, всегда пользуясь большим влиянием. После Брестского мира основатель радиоразведки в России был уволен в отставку и преподавал в Морской академии.

В январе 1920 года Иван Иванович Ренгартен, возвращаясь из служебной командировки из Москвы, заразился сыпным тифом и по прибытии в Петроград умер.

Виктор СЕРГЕЕВ

Смерть адмирала

Вот как описывал смерть адмирала Непенина очевидец, штабс-капитан Корпуса гидрографов Николай Таранцев: «Непенин остановился, вынул золотой портсигар, закурил, повернувшись лицом к толпе и глядя на нее, произнес, как всегда, негромким голосом: "Кончайте же ваше грязное дело!" Никто не шевельнулся. Но когда он опять пошел, ему выстрелили в спину. И он упал. Тотчас же к телу бросился штатский и стал шарить в карманах. В толпе раздался крик: "Шпион!" Тут же ждал расхлябанный, серый грузовик. Тело покойного сейчас же было отвезено в морг. Там оно было поставлено на ноги, подперто бревнами и в рот была воткнута трубка».



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+