История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Взрыв в Бесплодных горах

Еще во второй половине 1930-х годов в Германии задумались о создании атомного оружия. После начала Второй мировой войны работа в этом направлении велась все интенсивнее. Но заполучить страшное оружие в свои руки фашистам не удалось. Помешала им в этом совместная англо-норвежская операция.

В 1938 году немцы Отто Ган и Фриц Штрассман открыли процесс расщепления ядра урана с выделением огромного количества энергии. Осенью 1939-го при управлении вооружений было создано «Урановое общество», в которое вошли такие маститые ученые, как Вернер Гейзенберг, нобелевский лауреат Густав Герц и другие.

Источник «тяжелой воды»

Завод по производству тяжёлой воды Norsk Hydro

За 2 года группа Гейзенберга разработала проект создания атомного реактора с использованием в качестве топлива урана-235 и «тяжелой воды» в качестве теплоносителя и замедлителя нейтронов. Но ни того, ни другого Германия не имела. Уран удалось добыть через захваченную Бельгию (Бельгийское Конго в те времена было главным его поставщиком), а «тяжелую воду» (оксид дейтерия) производил единственный в мире завод, расположенный в горах Норвегии на плато Хардангервидда. Название плато переводится как Бесплодные горы, что вполне соответствовало местному пейзажу и климату.

Норвегию заполонили сотни тайных немецких агентов, которые поддерживали контакты с фашистской партией предателя Квислинга и другими прогерманскими организациями. Поэтому вторжение вермахта прошло практически бескровно. Завод оказался в руках немцев, сразу же приказавших увеличить производство «тяжелой воды» до 3 тысяч литров в год, а в течение следующего года довести до 10 тысяч литров.

Однако в оккупированной Норвегии были не только квислинги. В стране развернулось движение Сопротивления, активно поддерживаемое британским Управлением специальных операций (УСО). В Лондоне было сформировано норвежское правительство в эмиграции.

Декабрьской ночью 1941 года над Норвегией был выброшен с парашютом капитан УСО Одд Стархейм, прибывший с особо важной миссией. В Осло он был схвачен гестапо, но бежал и с помощью бойцов Сопротивления все же добрался до цели в Бесплодных горах. Еще в Лондоне Стархейм получил наводку на инженера Скиннарланда, который с самого открытия работал на заводе. Он не только знал размещение производственных помещений и лабораторий, но и, будучи уроженцем этих мест, был хорошо знаком с окружающей местностью. Установив с ним связь, Стархейм собрал небольшую команду из бойцов Сопротивления и вместе с ними вернулся в Англию.

В Лондоне был разработан план операции по взрыву завода тяжелой воды. После 11-дневной тренировки 28 марта инженер Скиннарланд был выброшен с парашютом в Бесплодных горах. Это произошло менее чем через три недели после его исчезновения, и он смог объяснить свое отсутствие болезнью. Задачей Скиннарланда являлась подготовка площадки для приема группы диверсантов. Операция получила название «Граус».

Провал «Новичка»

Для операции были отобраны четверо добровольцев, прошедших тренировку в школах УСО. Трое из них были уроженцами Бесплодных гор. К сентябрю 1942 года подготовка была завершена. Дважды самолет с группой возвращался на базу из-за сильного тумана над районом высадки. Наконец, 18 октября вылет оказался удачным. Диверсанты благополучно спустились на парашютах в заданном районе. Несколько дней спустя от Скиннарланда поступило донесение: «Немцы приказали упаковать и отправить в Германию весь имеющийся запас "тяжелой воды"». Об этом был информирован Черчилль. Стало ясно, что время уходит и что нельзя полагаться только на четверых молодых людей, какой бы подготовкой они ни обладали. От успеха или провала операции зависело слишком многое.

Был разработан новый план операции и сформирована команда из состава Королевских инженерных войск и людей, уже участвовавших в рейдах в Норвегию. 30 человек должны были быть высажены с планеров для полномасштабной атаки. Тем временем диверсанты группы «Граус» двигались по направлению к заводу. 21 октября они обосновались в лыжном домике, имея при себе 6 контейнеров со взрывчаткой, оружие и продукты питания. Прошел первый радиоконтакт с Лондоном. Их сигнал был «три розовых слона», означавший, что они вблизи от цели.

Теперь началась операция «Новичок». 34 британских военнослужащих на двух планерах, буксируемых бомбардировщиками «Галифакс», поднялись с базы Вик 19 ноября. Планировалось отцепить планеры в 20 милях от цели. Десантники должны были встретиться с четырьмя диверсантами. Но пилот одного буксировщика решил повернуть обратно, так как и самолет, и планер стали обледеневать. Во время разворота трос лопнул. Команда самолета, посчитав, что под ними море, могла только наблюдать, как планер вошел в туман и исчез.

В действительности же планер ударился о землю. Из 17 человек 9 остались в живых. Их обнаружил немецкий патруль. Четверых тяжелораненых госпитализировали в Ставангере, где они и умерли. Согласно материалам расследования, проведенного после войны, они были умерщвлены врачом-квислинговцем, сделавшим им инъекции воздуха в вены. Садист не избежал наказания: в 1945 году он был повешен. Пятеро оставшихся в живых были доставлены в концентрационный лагерь и казнены вместе с участниками норвежского Сопротивления.

Никакого сигнала от второго воздушного поезда не поступало. О том, что произошло с ним, стало известно позже. Их самолет разбился, врезавшись в гору, экипаж полностью погиб. Планер отцепился и совершил вынужденную посадку в снег. Трое из команды погибли, некоторые были ранены. Они были окружены германской полевой полицией и доставлены в Эгерсунд. После короткого допроса их расстреляли, несмотря на то что они были в британской военной форме (следовательно, не могли считаться партизанами). Таким образом, операция «Новичок» закончилась безрезультатно. План пришлось снова переделывать. Время шло.

Без права на ошибку

К концу 1942 года УСО располагало уже 19 агентами, действовавшими в разных районах Норвегии. Англичанам активно помогал бывший главный инженер завода Йомар Брун, который бежал в Швецию и был переправлен в Англию. Он снабдил их свежей информацией о заводе и предпринимаемых на нем мерах безопасности. Брун также передал англичанам фотографии всех заводских зданий. По ним была построена модель этих сооружений, на которой диверсанты отрабатывали свои будущие действия.

Зима 1942-1943 годов в Норвегии выдалась очень суровой. Высадка диверсионной команды, первоначально намеченная на осень 1942 года, все время откладывалась. Наконец 16 февраля 1943 года 6 человек высадились в 45 километрах от первой четверки, находящейся на грани крайнего истощения после 4-месячного ожидания в Бесплодных горах.

25 февраля после форсированного марша обе группы встретились. Всем им была выдана строжайшая инструкция: «Если кто-либо будет захвачен в качестве пленного, он обязуется покончить с жизнью». С этой целью каждый член команды получил капсулу с моментально действующим ядом.

За 36 часов до намеченного начала операции произошел неожиданный инцидент. Четверо молодых лыжников, включая двух девушек, вдруг появились перед хижиной. Они страшно перепугались, увидев группу дико выглядевших заросших мужчин, вооруженных автоматами. Пришлось запереть их в хижине. Выполнение операции решили не откладывать. В назначенное время диверсанты заняли свои позиции. Дальше все прошло как по писаному.

Шестеро человек заняли места группы прикрытия. Четверо - группа уничтожения - направились внутрь здания. Пробравшись в нужное помещение, они увидели охранника, дремавшего над книжкой. Это оказался норвежец. После того как был подожжен бикфордов шнур, норвежца отпустили. Сами участники группы уничтожения также поспешили выбраться наверх, где их ждала группа прикрытия. Они успели отойти от завода на достаточное расстояние, когда услышали свистящий звук, сопровождаемый глухим, не очень сильным грохотом. Не было видно ни огня, ни дыма. После нескольких часов марша диверсанты достигли своего убежища. Они устали, но были так возбуждены, что не могли уснуть. Не было уверенности и в том, что все было сделано успешно. Может быть, взрыва и не было? Оказалось, все же был. Установка высокой концентрации была уничтожена. Даже через полгода восстановительных работ немцы не смогли использовать завод на полную мощность.

Анатолий БУРОВЦЕВ
Константин РИШЕС



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+