История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





«Белый лис» ушёл из капкана

В сентябре 1993 года тогдашний глава Грузии Эдуард Шеварднадзе оказался в безвыходном положении в блокированном абхазскими войсками Сухуми. Скорое падение города не вызывало сомнений, и, учитывая пылкость кавказских нравов, очевидно, что судьба «Белого лиса» могла быть печальной.

19 сентября 1993 года Шеварднадзе попросил помощи у «международного сообщества» и персонально у президента США Клинтона, который переадресовал ее «другу Борису». Ельцину самому хватало проблем с Верховным Советом, но грузинский коллега клятвенно обещал вступить в СНГ и вообще проводить пророссийскую политику, так что мольба оказалась услышанной.

Задание для «Зубра»

Из осажденного Сухуми в Поти десантные корабли Черноморского флота вывезли около 13 тысяч грузинских беженцев. Персонально с Шеварднадзе все было сложнее, поскольку к 20 сентября подходы с моря оказались блокированы быстроходными абхазскими катерами и «Кометами».

Грузины продолжали удерживать аэропорт и центр города, но воздушное пространство контролировалось абхазскими зенитчиками. С 20 по 23 сентября они сбили пять использовавшихся для военных перевозок грузинских авиалайнеров.

Спасать грузинского лидера пришлось командующему Черноморским флотом Эдуарду Балтину и возглавлявшему части морской пехоты генерал-майору Владимиру Романенко.

Из Севастополя был направлен быстроходный МДК - малый десантный корабль на воздушной подушке проекта «Зубр» под командованием капитана 1-го ранга Виктора Максимова. Помимо экипажа, на его борту находилась рота морской пехоты. При этом из самого Сухуми, помимо Шеварднадзе, предполагалось эвакуировать и находившуюся там роту ВДВ.

Канонада во мгле

Около 3 часов утра 27 сентября МДК занял позицию в 20 милях от Сухуми. Предполагалось, что судно подойдет к берегу, и высадившиеся морпехи захватят плацдарм, на который бойцы ВДВ доставят Шеварднадзе.

Проблема заключалась в том, что о планирующейся эвакуации «Белого лиса» абхазы узнали из радиоперехватов разговоров грузинских чиновников, хотя так и не поняли, планируется ли вывозить его морем или по воздуху.

Когда следующей ночью МДК приблизился к берегу на расстояние 300 метров, абхазы открыли шквальный огонь на звук работающих моторов. Рев газотурбинных двигателей корабля на воздушной подушке можно было принять за рев полка бомбардировочной авиации. В результате абхазы лупили наугад, даже не понимая, стреляют ли они по кораблям или по самолетам.

Поскольку корпус подобного корабля изготавливается из легких сплавов, даже попадание сравнительно небольшого снаряда могло вызвать пробоину. МДК приходилось отчаянно маневрировать, менять галсы, то отходить обратно в море, то снова приближаться к берегу. Но добраться до цели так и не получилось.

Только с рассветом абхазы прекратили огонь, обнаружив, что перед ними российское судно. И здесь выяснилась удивительная вещь - оказывается, «Белого лиса» все-таки удалось вывезти.

Воспользовавшись тем, что абхазские ПВО отвлеклись в сторону моря, пилоты принадлежавшего Шеварднадзе Як-40 быстро подняли его в воздух и на малой высоте, над рекой, ушли в сторону моря.

Впрочем, существует свидетельство абхазского командира Аслана Кобахия, согласно которому Балтин запросил абхазов разрешить заходящему с моря вертолету приземлиться на территории одного из санаториев и забрать оттуда тяжело раненного российского полковника. Но когда машина села на землю, из здания санатория выскочили и бросились к вертолету два человека. Один из них - Шеварднадзе. Вертолет быстро взмыл в воздух, а стрелять по нему абхазы не рискнули.

Сам «Белый лис» о своем спасении ничего не рассказывал.

Михаил МИТИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая










Сообщество в G+