История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Гастроли команданте Че

Заир, или Демократическая республика Конго, не только самая большая, но и самая богатая природными ресурсами страна Африки. Нефтяные и газовые месторождения, урановые, золотые и серебряные рудники. Залежи редких металлов, уникальный климат, позволяющий снимать по четыре урожая в год. Но ее до сих пор раздирают внутренние конфликты. Одни пеняют бывшему диктатору Мобуто Сесе Секо, другие проклинают бывших белых хозяев - бельгийцев, третьи считают, что в хаос страну ввергли революционеры, пытавшиеся в середине 1960-х годов направить конголезцев на коммунистический путь развития.

Как маленькая Бельгия умудрилась отхватить едва ли не самый лакомый кусок африканского пирога, не так уж и важно. Но вот управляли огромной страной бельгийцы из рук вон плохо. Население по большей части оставалось отсталым, а на металлургических предприятиях трудились, в основном, выходцы из метрополии.

В 1960 году бельгийцы по собственной инициативе предоставили конголезцам независимость. Но большинство белых осталось на своих местах: в экономике, в армии, в полиции и в администрации. Крупные компании тоже остались за своими европейскими владельцами. Небольшая прослойка образованных чернокожих оказалась не у дел. Большая часть этих людей была охвачена идеями лево-националистического толка и ориентировалась на Китай и СССР.

Лакомый кусок

Бельгийцы явно преувеличивали преклонение туземцев перед белыми. Предоставленные сами себе конголезские политики чуть ли не мгновенно довели страну до кризиса. Президентом страны стал деятель с консервативными взглядами Касавубу, а премьер-министром - Патрис Лумумба, метавшийся между националистическими идеями и просоветскими взглядами. Особенно его раздражало проникновение в Конго американцев, которые пытались наложить лапу на богатства страны еще со Второй мировой войны (кстати, уран для атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму, был добыт именно в Заире).

Справедливости ради, отметим, что бельгийцы тоже ревностно следили за попытками США вмешаться в дела Заира, воспринимая в штыки все их советы. Вашингтон, в свою очередь, раздражало, что союзник по НАТО не понимает (или делает вид), что богатейшая страна может попасть в руки коммунистов. Ситуацию усугубляло то, что вокруг Заира, да и вообще в Африке, было полно режимов, ориентированных, скорее, на левые силы и готовых если не помочь Лумумбе, то, по крайней мере, предоставить коридоры для транзита. Впрочем, все эти обстоятельства привели к своего рода вооруженному нейтралитету СССР и США - они старались помочь своим ставленникам чужими руками.

Патрис Лумумба

Родился в 1925 году. Учился в католической школе, затем на курсах для почтовых служащих. Работал клерком в бельгийских компаниях, затем чиновником почтового ведомства. Был арестован за хищение казенных средств на сумму примерно 2000 долларов. Из тюрьмы вышел уже сторонником прокоммунистических взглядов, возглавил партию Национальное движение. В мае 1960 года прошел в парламент и стал премьер-министром. 5 сентября отрешен от должности президентом за прокоммунистические высказывания и арестован. На следующий день парламент отменил решение президента, но войска ООН игнорировали это решение. Однако вскоре Лумумбе удалось бежать в Стенливиль, где подняли восстание его сторонники. Там он был схвачен и убит 17 января 1961 года.

Был бы ум бы у Лумумбы...

Патрис Лумумба

Летом 1964 года страну охватил острый политический кризис. Еще раньше отделилась богатая провинция Катанга, которую возглавил Моис Чомбе, вспыхнул мятеж и в провинции Касаи. Но это были пока лишь выступления сепаратистов, которые не выдвигали никаких социальных лозунгов. Однако Лумумба решил разобраться с мятежниками и обратился за помощью к СССР, который предоставил ему несколько военных самолетов и группу советников. Это окончательно раскололо страну. Касавубу был склонен ориентироваться на западные страны. Чомбе заявил, что любой ценой покончит с коммунистической заразой и готов прекратить мятеж, если правительство примет военную помощь у Бельгии и отправит в отставку Лумумбу. Неожиданно их поддержал министр обороны Мобуту.

Однако беднейшие регионы поддержали Лумумбу. По всей стране стали убивать бельгийцев, начав с офицеров, а потом взявшись и за гражданских лиц. Лумумба попытался создать альтернативное правительство в Стэнливиле, однако был арестован верными Касавубу войсками, выдан Чомбе и зверски убит в январе 1961 года. Говорили, что Чомбе приказал вырвать сердце Лумумбы и съел его, чтобы унаследовать силу и власть врага. Забегая вперед, скажем, что в 1964 году он действительно стал премьер-министром.

Вопреки уверениям советской пропаганды арест Лумумбы был не следствием коварства врагов, а плодом глупости самого политика: он явился на переговоры с явным врагом без охраны и без гарантий. Народная молва даже разнесла по всем уголкам СССР частушку: «Был бы ум бы у Лумумбы, ни при чем бы был бы Чомбе».

Но у погибшего лидера нашлось множество последователей. В 1964 году в провинции Киквит восстание поднял министр образования в правительстве Лумумбы Пьер Мулеле, а на востоке страны, словно из ниоткуда, появились партизаны симба (в переводе с суахили - львы). Ими руководили Гастон Сумало и еще один лумумбист Лоран Кабила.

Марксисты-людоеды

Вскоре весь мир заговорил о революции в Конго. Мулеле, обученный методам партизанской войны и основам маоизма в Китае, быстро нашел общий язык с симба, и восстание приняло общенациональный характер. Правительственные войска терпели одно поражение за другим, и вскоре значительная часть страны была в руках мятежников. Правда, действовали они без четкого плана, что было совершенно неудивительно: симба были родом из самых отсталых регионов страны.

Но именно страх перед дикарями из джунглей и их шаманами парализовал волю солдат Чомбе. Вооруженные мачете или копьями, воины симба бежали в атаку, не скрываясь и громко крича. Впереди двигались шаманы, размахивавшие ветками священного дерева и монотонно повторявшие «вода-вода». Так они заговаривали «львов» от вражеских пуль, которые под действием магии должны были обращаться в капли дождя. Армия Чомбе большей частью своей представляла кое-как вооруженное отребье, чуть более грамотное, чем симба. А потому они разбегались, побросав оружие и зачастую не сделав ни одного выстрела. Если же смерть все же настигала воина симба, то шаманы уверяли, что он просто не соблюдал предписанный ритуал.

В это время Мулеле и его эмиссары рыскали по заграницам, уговаривая левые правительства всего мира оказать помощь партизанам. Разумеется, они представлялись марксистами и неустанно твердили о социалистическом пути развития. Между тем сами «марксисты» вряд ли слыхали о классовой борьбе, воспринимая свое продвижение по Конго как возможность потешить дикарскую натуру. У жителей захваченных территорий был выбор: либо примкнуть к партизанам, либо стать жертвами первобытных ритуалов. В захваченных городах и селах то и дело вспыхивали драки между желающими урвать кусочек печени или сердца убитого вражеского командира, правительственного чиновника, а то и белого миссионера. Восставшие полагали, что таким образом обретают силу врагов. Особенной удачей считалось полакомиться белым человеком.

Вскоре Чомбе и Мобуту поняли, что их солдаты не смогут остановить симба, число которых разрослось до десятков тысяч, и начали в массовом порядке приглашать белых наемников. Повстанцев удалось остановить и, применяя авиацию и бронетехнику, отогнать обратно к озеру Танганьика. Лидеры повстанцев тем временем все еще находились за границей, выпрашивая помощь у СССР и Китая. Там, действительно, подготовили несколько десятков боевиков, но они не горели желанием возвращаться в джунгли. В загранкомандировке было комфортнее и безопаснее. И вот придать новый импульс этой «дикой» революции решили «профессиональные борцы с империализмом».

Это вам не Куба!

19 апреля 1965 года в Танзанию прибыли четырнадцать кубинских военных инструкторов во главе с героем революции - самим Че Геварой, скрывавшимся под псевдонимом Коммандер Татту. Всего в лагере под Гаваной для отправки в африканские джунгли были подготовлены около ста первоклассных военных, прошедших суровую школу боев на Острове свободы. Воинство Мулеле, деморализованное поражениями и сильно поредевшее, окопалось в деревеньке Кибамба на озере Танганьика. Всего там насчитывалось около пяти сотен бойцов Народно-освободительной армии Конго и несколько сотен вооруженных беженцев из числа руандийских тутси. Через несколько дней к этим силам присоединились еще несколько десятков кубинцев.

Че Гевара поначалу был настроен оптимистично. Оружия и людей в избытке, местное население поддерживает, а симба выглядят настоящими героями. Правда, первая вылазка революционеров обернулась неудачей. Тутси, не понимавшие ни по-испански, ни на суахили, не вышли в заданную точку, гарнизон городка Бендере оказался сильнее, чем предполагали кубинцы, а симба либо отказывались брать в руки автоматы, либо с закрытыми глазами расстреливали весь боезапас в воздух, а потом разбегались. Они полагали, что стрелковое оружие разит не пулями, а грохотом выстрелов. К тому же заклинание «вода-вода» оказалось недейственным против европейских наемников. А группа восставших, которой было поручено доставить к месту боя миномет, просто бросила его на дороге, сказав, что он очень тяжелый.

Идея Че - готовить повстанцев на месте - оказалась никуда не годной, аборигенов так и не удалось научить стрелять. Кроме того, в июне в Алжире (и не без помощи американцев) был свергнут левый режим Бен Белла, который помогал доставлять в Конго оружие и инструкторов. В итоге против войск Чомбе, усиленных примерно тысячей белых наемников, остались 105 кубинцев и толпа дикарей. Да и ставка на то, что отряд Че Гевары был сформирован исключительно из чернокожих, не сработала. Африканцы не желали признавать их за своих.

К тому же с первых шагов кубинцы утратили преимущество внезапности. Под Бендере они потеряли четырех человек, а их документы попали в руки врага. Теперь Чомбе знал, что ему противостоят профессионалы. А правой рукой у него был ни много ни мало - Майкл Хоар, самый известный наемник того времени. Да еще и переговоры кубинцев по рации на испанском были перехвачены, из чего Хоар сделал вывод, что четверо убитых были не последними.

Против партизан Че бросили авиацию и танки. Одновременно войскам Касавубу удалось окончательно разгромить симба. Кубинцы остались один на один с врагом. Однако и банды Хоара несли огромные потери, и он требовал все новых и новых наемников. К осени Че Геваре удалось сносно обучить несколько сотен бойцов, но положение его войск было плачевным: они были заперты в Лулуаберге и контролировали лишь небольшую полоску берега Танганьики.

Всю осень Че тщетно пытался добиться помощи от Китая, от СССР или от кого-то еще. Хоар не спешил атаковать лагерь Че Гевары, опасаясь больших потерь. Но и повстанцам ни разу не удалось проникнуть в глубь Конго более чем на 80 километров. Местные жители, опасаясь террора, стали относиться к партизанам враждебно. Восстание без притока свежих сил захлебнулось.

Изменилась и международная обстановка. Под давлением Организации африканского единства Касавубу отправил Чомбе в отставку за использование европейских наемников и пообещал Хоару немалые деньги, если тот уберется из страны после ухода кубинцев. Партизанам отказали в поддержке все соседние страны, и даже Танзания предъявила им ультиматум: если Че Гевара со своим отрядом не эвакуируется к 20 ноября, то проход будет закрыт. В последний день отпущенного срока кубинские инструкторы и около сорока конголезских повстанцев переправились через Танганьику. Революция симба закончилась.

30 лет спустя

Уже 24 ноября 1965 года Мобуту совершил военный переворот, установив личную диктатуру и отправив в отставку Касавубу. Мулеле скрылся за границей, но через три года вернулся в Конго под обещание амнистии, был схвачен и казнен. Кабилу, однако, не удалось ни выманить из эмиграции, ни ликвидировать. А в 1991 году рухнул СССР, и Запад перестал поддерживать Мобуту. В октябре 1996 года из непроходимых джунглей на границе с Угандой вышли хорошо обученные и вооруженные отряды Союза демократических сил за освобождение Конго. Менее чем за год они дошли до столицы и свергли Мобуту. Президентом ДР Конго стал Кабила. Командовали его войсками, по уверениям свергнутого диктатора, кубинские военные специалисты.

Борис ШАРОВ

Гибель генсека ООН

Одной из жертв войны в Конго стал Генсек ООН швед Даг Хаммаршельд. 17 сентября 1961 года он вылетел спецбортом из Леопольдвилля в Ндоле (ныне - территория Замбии), чтобы встретиться там с лидером катангских сепаратистов Чомбе. Дело в том, что войска Чомбе начали оказывать активное сопротивление войскам ООН, размещенным в этой провинции. Вечером 17 сентября небольшой самолет Хаммаршёльда вылетел из Леопольдвилля. На подлете к Ндоле пилот сообщил авиадиспетчеру, что видит огни аэропорта, затем связь прервалась. Обломки самолета были найдены в 15 км от аэропорта. Все 16 человек, находившихся на его борту, погибли. В ходе расследования так и не удалось выяснить причины гибели Генсека ООН. Но из рассекреченных в 1998 году писем спецслужбы ЮАР следует, что она причастна к гибели Хаммаршёльда, равно как и ЦРУ.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Секретные операции     Следущая












Интересные сайты: