История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Наше оружие возмездия

Бесствольная система полевой реактивной артиллерии, получившая в Красной армии ласковое женское имя «катюша», без преувеличения, стала, наверное, одним из самым популярных видов боевой техники Второй мировой войны. Во всяком случае, ничего подобного не было ни у наших врагов, ни у наших союзников.

Изначально бесствольные реактивные артиллерийские системы в Красной армии предназначались не для наземных сражений. Они в прямом смысле спустились с неба на землю.

Реактивный снаряд калибра 82 мм приняли на вооружение ВВС Красной армии ещё в 1933 году. Они устанавливались на истребителях конструкции Поликарпова И-15, И-16 и И-153. В 1939 году они прошли боевое крещение во время боевых действий на Халхин-Голе, где неплохо себя показали при стрельбе по группам вражеских самолётов.

В том же году сотрудники Реактивного научно-исследовательского института начали работу над мобильной наземной пусковой установкой, которая могла бы вести огонь реактивными снарядами по наземным же целям. При этом калибр реактивных снарядов был увеличен до 132 мм.

В марте 1941 года успешно провели полигонные испытания новой системы оружия, а решение о серийном производстве боевых машин с реактивными снарядами РС-132, получивших название БМ-13, было принято за день до начала войны — 21 июня 1941 года.

Как она была устроена?

Боевая машина БМ-13 представляла собой шасси трёхосного автомобиля ЗИС-6, на котором была установлена поворотная ферма с пакетом направляющих и механизмом наведения. Для наводки предусматривался поворотный и подъёмный механизм и артиллерийский прицел. В задней части боевой машины находились два домкрата, которые обеспечивали её большую устойчивость при стрельбе.

Пуск реактивных снарядов производился рукояточной электрокатушкой, соединённой с аккумуляторной батарей и контактами на направляющих. При повороте рукоятки по очереди замыкались контакты, и в очередном из снарядов срабатывал пусковой пиропатрон.

Подрыв взрывчатого вещества боевой части снаряда осуществлялся с двух сторон (длина детонатора была лишь немного меньше длины полости для ВВ). И когда две волны детонации встречались, то газовое давление взрыва в месте встречи резко возрастало. Вследствие этого осколки корпуса имели значительно большее ускорение, разогревались до 600-800 °С и имели хорошее зажигающее действие. Кроме корпуса, разрывалась ещё и часть ракетной камеры, раскалявшейся от горевшего внутри пороха, это увеличивало осколочное действие в 1,5-2 раза по сравнению с артиллерийскими снарядами аналогичного калибра. Именно поэтому и возникла легенда о том, что реактивные снаряды «катюш» были снабжены «термитным зарядом». «Термитный» заряд, действительно, испытывался веской 1942 года в блокадном Ленинграде, но он оказался излишним — после залпа «катюш» и так всё горело вокруг. А совместное применение десятков ракет одновременно также создавало интерференцию взрывных волн, что ещё более усиливало поражающий эффект.

Боевое крещение под Оршей

Первый залп батарея советских реактивных миномётов (так для пущей секретности стали называть новый вид боевой техники) в составе семи боевых установок БМ-13 произвела в середине июля 1941 года. Произошло это под Оршей. Опытная батарея под командованием капитана Флёрова нанесла огневой удар по железнодорожной станции Орша, на которой было замечено скопление боевой техники и живой силы противника.

В 15:15 14 июля 1941 года по вражеским эшелонам был открыт шквальный огонь. Вся станция в мгновение ока превратилась в огромное огненное облако. В тот же день в своём дневнике начальник немецкого Генерального штаба генерал Гальдер записал: «14 июля под Оршей русские применили неизвестное до этого времени оружие. Огненный шквал снарядов сжёг железнодорожную станцию Орша, все эшелоны с личным составом и боевой техникой приехавших военных частей. Плавился металл, горела земля».

Моральный эффект от применения реактивных миномётов был ошеломляющим. Противник потерял на станции Орша больше батальона пехоты и огромное количество боевой техники и вооружения. А батарея капитана Флёрова нанесла в тот же день ещё один удар — на этот раз по вражеской переправе через реку Оршицу.

Командование вермахта, изучив информацию, полученную от очевидцев применения нового оружия русских, было вынуждено издать специальную инструкцию своим войскам, в которой говорилось: «С фронта поступают сообщения о применении русскими нового вида оружия, стреляющего реактивными снарядами. Из одной установки в течение 3-5 секунд может быть произведено большое число выстрелов. О каждом появлении этих орудий надлежит в тот же день донести генералу, командующему химическими войсками, при верховном командовании». За батареей капитана Флёрова началась настоящая охота. В октябре 1941 года она оказалась в Спас-Деменском «котле» и попала в засаду. Из 160 человек к своим выйти удалось только 46. Сам командир батареи погиб, предварительно убедившись, что все боевые машины взорваны и в руки врага целыми не попадут.

На суше и на море…

Залп Катюш

Помимо БМ-13, в СКБ Воронежского завода им. Коминтерна, на котором выпускались эти боевые установки, были разработаны новые варианты размещения реактивных снарядов. Например, учитывая крайне низкую проходимость автомобиля ЗИС-6, был разработан вариант установки направляющих для реактивных снарядов на шасси гусеничного трактора СТЗ-5 НАТИ. Кроме того, нашёл применение и реактивный снаряд калибра 82 мм. Для него были разработаны и изготовлены направляющие, которые позднее устанавливали на шасси автомашины ЗИС-6 (36 направляющих) и на шасси лёгких танков Т-40 и Т-60 (24 направляющих).

Была разработана 16-зарядная установка под снаряды РС-132 и 48-зарядная установка под снаряды РС-82 для бронепоездов. Осенью 1942 года во время боевых действий на Кавказе для использования в горных условиях были изготовлены 8-зарядные горновьючные пусковые установки снарядов РС-82. Позднее их ставили на американские автомобили-вездеходы «Виллис», поступавшие в СССР по ленд-лизу.

Специальные пусковые установки для реактивных снарядов калибра 82 мм и 132 мм изготовили для их последующей установки на боевые корабли — торпедные катера и бронекатера.

Сами же пусковые установки получили народное прозвище «катюша», под которым они и вошли в историю Великой Отечественной войны. Почему «катюши»? На сей счёт существует множество версий. Наиболее достоверная — из-за того, что на первых БМ-13 стояла буква «К» — как информация о том, что изделие выпущено на заводе им. Коминтерна в Воронеже. Кстати, такое же прозвище получили и крейсерские лодки советского военно-морского флота, имевшие буквенный индекс «К». Всего за время войны было разработано и выпущено 36 конструкций пусковых установок.

А солдаты вермахта прозвали БМ-13 «сталинскими органами». По всей видимости, рёв реактивных снарядов напоминал немцам звуки церковного органа. От этой «музыки» им явно было не по себе.

А с весны 1942 года направляющие с реактивными снарядами стали устанавливать на ввозимые в СССР по ленд-лизу британские и американские полноприводные шасси. Всё же ЗИС-6 оказался машиной с низкой проходимостью и грузоподъёмностью. Наиболее подходящим для установки реактивных установок оказался трёхосный полноприводный американский грузовик Studebakker US6. Боевые машины стали выпускаться на его шасси. При этом они получили наименование БМ-13Н («нормализированная»).

За все время Великой Отечественной войны советская промышленность произвела более десяти тысяч боевых машин реактивной артиллерии.

Родственники «катюши»

При всех своих достоинствах осколочно-фугасные реактивные снаряды РС-82 и РС-132 имели один недостаток — большое рассеивание и малую эффективность при воздействии на вражескую живую силу, находящуюся в полевых укрытиях и траншеях. Чтобы исправить этот недостаток, были изготовлены специальные реактивные снаряды калибра 300 мм.

В народе они получили прозвище «андрюша». Запускались они с пускового станка («рамы»), изготовленного из дерева. Пуск производился с помощью сапёрной подрывной машинки.

Впервые «андрюши» были применены в Сталинграде. Новое оружие было просто в изготовлении, но их установка на позиции и наводка на цель требовали много времени. К тому же небольшая дальность реактивных снарядов М-30 делала их опасными для своих же расчётов.

Поэтому в 1943 году в войска стал поступать усовершенствованный реактивный снаряд, который при той же мощности имел большую дальность стрельбы. Снаряд М-31 мог поразить живую силу на площади 2 тысячи квадратных метров или образовать воронку глубиной 2-2,5 м и диаметром 7-8 м. А вот время для подготовки залпа новыми снарядами было значительным — полтора-два часа.

Такие снаряды применялись в 1944-1945 годах при штурме вражеских укреплений и во время уличных боёв. Достаточно было одного попадания реактивного снаряда М-31, чтобы разрушить вражеский ДЗОТ или огневую точку, оборудованную в жилом здании.

Огненный меч «бога войны»

К маю 1945 года в частях реактивной артиллерии имелось около трёх тысяч боевых машин самых разных типов и множество «рам» со снарядами М-31. Ни одно советское наступление, начиная со Сталинградской битвы, не начиналось без артподготовки с использованием «катюш». Залпы боевых установок стали тем самым «огненным мечом», с помощью которого наши пехота и танки прокладывали себе путь через вражеские укреплённые позиции.

В ходе войны установки БМ-13 порой использовались для стрельбы прямой наводкой по танкам и огневым точкам противника. Для этого задними колёсами боевая машина заезжала на какое-нибудь возвышение, чтобы её направляющие принимали горизонтальное положение. Конечно, точность такой стрельбы была довольно низкой, но прямое попадание 132-мм реактивного снаряда разносило на куски любой вражеский танк, близкий взрыв опрокидывал боевую технику противника, а тяжёлые раскалённые осколки надёжно выводили её из строя.

После войны советские конструкторы боевых машин продолжили работу над «катюшами» и «андрюшами». Только теперь они стали называться не гвардейскими миномётами, а системами залпового огня. В СССР были сконструированы и построены такие мощные СЗО, как «Град», «Ураган» и «Смерч». При этом потери противника, попавшего под залп батареи «Ураганов» или «Смерчей», сопоставимы с потерями от применения тактического ядерного оружия мощностью до 20 килотонн, то есть со взрывом атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму.

Виктор СЕРГЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История оружия     Следущая












Интересные сайты: