История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Спутница Ильи Муромца

Одним из самых первых видов оружия, которое взял в руки человек, была палка. Сначала наши предки просто выбирали корягу потяжелее, затем научились крепить к ней камень, увеличивая дробящую силу. Когда же человек овладел искусством обработки металлов, появились первые дубинки с бронзовыми набалдашниками. Их уже можно назвать первыми настоящими булавами.

Булава не была особенно распространена в античности. Конечно, тяжелой палицей любил орудовать Геракл, но для эллинского гоплита это ударное оружие так и не стало основным.

Но по мере того, как доспехи утяжелялись, воины стали догадываться, что оглушить человека зачастую гораздо легче, чем прорубать защитное снаряжение мечом или топором. Бронзовые булавы были распространены в странах Древнего Востока, где это оружие называли буздыганом. А вот римляне с их системой сомкнутого строя, максимально плотно сближающегося с противником, булавы не особенно любили. Чтобы нанести сокрушающий удар навершием булавы, необходимо как следует размахнуться. Такая тактика боя больше подходит для одиночки, поэтому официально на вооружение в римской армии ударный вид оружия был поставлен только во II веке.

Сокрушительная сила

Булава

Зато воины Средневековья оценили булаву по достоинству. Меч был орудием статусным, и не каждый мог себе позволить такую роскошь. Топор имел тот недостаток, что при неудачном ударе мог застрять в разрубленном доспехе или щите, фактически обезоруживая воина. Булава же позволяла действовать достаточно быстро и мощно. При этом не имело особого значения, куда именно попадет удар. Традиционно, конечно, старались бить в голову. Но даже удар в плечо набравшим инерцию металлическим шаром мог надежно нейтрализовать противника.

Техника нанесения удара напоминала современное забивание гвоздей. Оружие разгонялось так, чтобы навершие двигалось по дуге и соприкасалось с целью в тот момент, когда набрано максимальное ускорение. Особенно булаву оценили конные воины - нанося удары сверху вниз, они могли разогнать ее гораздо сильнее, чем пехотинцы.

Постепенно оформились классические размеры и пропорции боевой средневековой булавы. Деревянная рукоятка имела 50-80 сантиметров в длину, а вес навершия колебался в пределах 200-500 граммов. По мере увеличения прочности доспехов и появления тяжелых пластинчатых лат росли и требования к оружию. Поэтому к XV веку рукоять тоже стали делать из металла, что, соответственно, увеличивало общий вес.

Европейские рыцари, побывав в Крестовых походах на Востоке, переняли у «презренных сарацин» немало идей по вооружению и тактике. В том числе позаимствовали практику дополнять навершие булавы металлическими ребрами или даже вовсе заменять шар на конце рукояти пластинами-«перьями». Новое оружие, получившее название шестопер, или «пернач», сохраняло способность оглушать противника, но вместе с тем могло и пробивать латы, нанося рваные раны. Также на вершину булавы нередко стали приделывать длинный шип, которым можно было нанести сильный колющий удар, сойдясь вплотную. А вот идею делать булаву с закрытым эфесом, защищающим руку, на Западе так и не восприняли, хотя в Персии и Индии именно такой вид оружия был широко распространен.

Примерно с середины XV века булава все больше и больше уступала место более продвинутым видам ударно-дробящего оружия - клевцам, чеканам и боевым молотам. Они имели меньший вес, но при этом тоже были способны пробивать доспехи за счет концентрации всей энергии удара на небольшой ударной площадке. При этом в отличие от топоров клевцы и чеканы не проникали глубоко в тело, так что не было опасности, что они застрянут.

По руке и князю, и епископу

Хотя дубина считается оружием простонародья, но самые высокородные рыцари никогда не брезговали биться булавой и зачастую даже предпочитали ее мечу. Например, существует изображение нормандского герцога Вильгельма Завоевателя, покорившего в XI веке Англию, который сражается чем-то средним между булавой и суковатой палкой.

На Руси булаву называли палицей (слово напрямую происходит от той самой палки, которую взял в руки первый воин каменного века). Она также считалась достойным оружием для воина любого ранга. Например, в «Сказании о Мамаевом побоище» при описании приготовлений князя Дмитрия Донского к Куликовской битве указывается: «Князь же великий... И сел на лучшего своего коня, и, взяв копье свое и палицу железную, выехал из рядов, хотел раньше всех сам сразиться с погаными».

Традиционно считается, что булава была оружием, которым предпочитали сражаться священники. В ряды средневекового духовенства нередко попадали практически случайные люди, мало заботящиеся о христианском смирении. Поэтому средневековые хроники полны упоминаниями о рыцарях-епископах, которые командуют осадами, обороняют замки и сражаются в полевых битвах. На упреки в нехристианском поведении они отвечали, что сражаются булавами, то есть оружием, не проливающим крови, а значит, и заповедей не нарушают. Первым клириком, прибегшим к такому способу оправдания своей воинственности, считается брат того же Вильгельма Завоевателя - епископ Одо. Военные дела всегда привлекали его гораздо больше церковных. Прославившись как неординарный военачальник своего времени, Одо тем не менее стремился соблюдать приличия, отчего и предпочитал булаву мечу. Но его примеру следовали отнюдь не все воинственные клирики.

Хотя булава всегда считалась оружием ближнего боя, известно, что в некоторых случаях воины предпочитали метать ее. По крайней мере, такой способ использования оружия зафиксирован на знаменитом гобелене из Байё, где изображено сражение норманнов с англосаксами. Трудно сказать, был такой боевой прием сильно распространен или же булаву медали только в самом крайнем случае. Предполагается, что при метании булаву раскручивали за темляк - кожаную петлю на рукояти, в которую воин продевал кисть руки.

У русских воинов булава приобрела популярность с XII века. Если верить былинам, то «булава семипудовая» была любимым оружием богатыря Ильи Муромца. Больше всего булава была распространена в южных княжествах, где роль кавалерии была выше, чем на севере. Однако многочисленные археологические находки подтверждают, что в качестве подсобного оружия булаву активно использовали и пехотинцы.

Появление огнестрельного оружия привело к облегчению доспехов и сделало булаву ненужной, так что с XVII века это оружие перестает быть массовым. Хотя полностью с полей сражений различные модификации облегченных булав и дубинок не исчезли. У казаков, к примеру, боевая дубинка под названием насека использовалась вплоть до начала XX века.

Ну а самым дальним родственником и потомком средневековой булавы стала траншейная дубинка, активно применявшаяся во время «окопного периода» Первой мировой войны.В узких траншеях было очень трудно орудовать длинной винтовкой с примкнутым штыком или саблей, а вот компактная деревянная дубинка (нередко усеянная шипами или с набалдашником из массивной шестерни) наряду с тесаками и саперными лопатками была по-настоящему страшным оружием. Члены диверсионных и штурмовых групп дали средневековому оружию вторую жизнь.

Виктор БАНЕВ

Прадедушка маршальского жезла

Утратив свою роль как боевое орудие, булава приобрела статус символа. Именно от нее произошли командирские жезлы, а затем булава перекочевала и в мирную жизнь. Во Франции, например, богато украшенная булава стала непременным атрибутом привратников в соборах, богатых домах и королевских дворцах.

Особый статус булава приобрела у запорожских казаков, где была символом власти гетмана. В наши дни булава является официальным символом президентской власти в Украине.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История оружия     Следущая












Интересные сайты: