История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Кинжал джентльменов удачи

Из вспомогательного оружия этот короткий кинжал довольно скоро превратился в главного спутника моряков. Незаменимые в абордажных схватках кортики были гораздо удобнее длинных шпаг и тяжелых сабель. Но время абордажей прошло, и кортик превратился в символ, который сегодня носит на поясе каждый морской офицер.

Знаменитый роман Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ» известен каждому. И наверняка многие, читая о похождениях Джима Хокинса, мимоходом удивлялись, почему герои сражаются с пиратами кортиками. Вспомните слова одноногого Джона Сильвера: «Вы знаете наш обычай. Вы считаете себя джентльменами удачи. Ну, что же, выходите, я готов. Пусть тот, у кого хватит духу, вынет свой кортик, и я, хоть и на костыле, увижу, какого цвета у него потроха, прежде чем погаснет эта трубка!» Но ведь кортик сегодня ассоциируется у нас с элементом парадной формы морских офицеров, а никак не с реальным оружием. Между тем несколько веков назад, в эпоху парусного флота, именно кортики были одним из главных «инструментов» в абордажных схватках, которые кипели во всех морях и океанах.

Ближний бой

Название кортика - говорящее. Оно происходит от польского слова «kord» или нидерландского «korte». И то и другое переводится просто как «короткий». Морские кортики действительно никогда не отличались особой длиной, хотя и перочинными ножиками их назвать нельзя. Средняя длина кортика конца XVI века (именно тогда появилось и начало распространяться это оружие) колебалась в пределах 60-80 сантиметров.

Сама идея кортика появилась по двум причинам. Во-первых - экономия средств. Абордажные сабли, шпаги и тесаки, которыми сражались абордажные команды, случалось, ломались. Выбрасывать сломанные клинки было бы неразумной тратой ценных материалов. Перековывать - сложно (особенно в условиях дальнего морского похода). А вот пересадить клинок на новую рукоять или переточить клинок, сохранив прежний эфес, вполне реально. Хотя потом, конечно, кортики стали изготавливать и отдельно, уже не из обломков.

Второй причиной была тактика морского боя, предполагавшая взятие вражеского судна на абордаж. Особенно активно этот прием использовали пираты, которым важно было не потопить, а захватить корабль со всем его ценным грузом. В условиях боя на тесной палубе или в каютах длинный клинок зачастую оказывался бесполезен, а вот кортик годился как нельзя лучше. На ближней дистанции им можно было наносить мощные удары, способные даже пробивать доспехи (которые, например, носили испанские солдаты, охраняющие галеоны, которые везли сокровища из Нового Света в Европу).

Вообще же мысль о том, что короткий клинок может быть не хуже длинного, моряки позаимствовали утех, кому приходилось сражаться на суше. Известно, что в средневековой Польше люди неблагородного сословия, которые не имели права (и достаточных для этого средств) носить меч, использовали в качестве оружия большие ножи под названием «корд». Аналоги были известны и у немецкого простонародья под названием «hauswehr» - «домашнее оружие». Но на флоте кортик стал уже не вспомогательным и не «домашним», а полноценным боевым оружием.

Английский стиль

Кортик - кинжал джентельменов удачи

Кортики, как правило, делались с обоюдоострым довольно узким клинком. Профиль клинка при этом мог быть каким угодно: линзовидным, трехгранным, ромбовидным и так далее. Рукоять традиционно была костяная, хотя, опять же, все зависело от личных вкусов владельца. Кортиком орудовали различными способами, нанося как рубящие, так и режущие или колющие удары.

Клинок кортика изначально был прямым, но со временем часть моряков стали предпочитать слегка изогнутые. Это давало больше возможностей для нанесения режущих и секущих ударов, которые в плотной схватке наиболее эффективны. «Сабельные» кортики имели одностороннюю заточку и были больше похожи на тесаки. Особенно их любили использовать англичане, так что постепенно за «сабельными» кортиками закрепилось название «английских», а за прямыми - «французских».

Вообще из-за разнообразия форм бывало сложно понять, что перед тобой - укороченная абордажная сабля или длинный кортик. Отдельной разновидностью стал так называемый «кинжальный кортик». Его чаще использовали уже не пираты, а офицеры, бравшие его в левую руку в пару к шпаге. Особенностью кинжального кортика была очень развитая гарда, предназначенная для парирования чужого оружия. Иногда «усы» гарды загибались далеко вперед, так что в эту ловушку можно было захватить шпагу противника и сломать ее резким движением. Специально для этого на клинки кинжальных кортиков порой наносились специальные засечки - с ними вражеский клинок было легче сломать. Как самостоятельное оружие такой кортик уже практически не использовали, кроме самых крайних случаев.

По мере развития морской артиллерии в XIX веке абордажей уже практически не было. Вместе с ними терял актуальность и кортик. Вскоре он окончательно вышел из боевого применения.

Подойдет и для пехоты!

В России кортики появились довольно поздно - вместе с зарождением и развитием военно-морского флота. В начале XVIII века русские моряки выиграли несколько сражений в ходе Северной войны. Абордажи там случались, но вот кортики с русской стороны не использовались. Дело в том, что абордажные команды составлялись из обычных пехотинцев, посаженных на весла галер. Соответственно, и сражались они привычным для себя оружием - пехотными тесаками, которые, надо сказать, оказались для этого вполне удобны.

В дальнейшем кортик был принят на вооружение русской армии, но, как ни парадоксально, для пехотных частей. С 1730 года кортиками заменили шпаги и тесаки у нестроевых чинов. А с 1773 года кортик стал оружием унтер-офицеров в егерских частях. Также был разработан проект, согласно которому кортик должен был играть роль съемного штыка для штуцеров (нарезных ружей, которыми вооружались лучшие стрелки). Нововведение оказалось не слишком удачным, так что для штуцеров в итоге разработали оригинальный клинковый штык, а кортики так и остались просто холодным оружием.

Постепенно кортик превратился в символическое чисто декоративное оружие. Причем носили его не только флотские офицеры и чиновники. В разное время кортиками в России снаряжали и лесничих, и городских чиновников, и летчиков, и даже офицеров автомобильных зенитный частей.

При советской власти кортики различных образцов были приняты для ношения офицерами и генералами всех родов войск. А заодно и железнодорожниками, служащими наркомата иностранных дел и прокуратуры. Однако в 1950-х годах кортики для гражданских ведомств были отменены, а офицеры армии и флота стали носить их только на парадах. Это же правило действует и в наше время - кортик надевается к парадно-выходной форме только по особому указанию или на парад.

Виктор БАНЕВ

Георгиевское оружие

В Российской империи кортик мог являться наградным оружием - Аннинским (к эфесу прикреплялся знак ордена Святой Анны IV степени) или Георгиевским. Георгиевское оружие (оно же золотое оружие «За храбрость») официально считалось на ступень ниже ордена Святого Георгия IV степени. Но при этом ценилось очень высоко, так как вручалось только за реальный подвиг во время боевых действий. Позолоченным был только эфес, клинок кортика оставался стальным. В Центральном музее Вооруженных сил в Москве выставлен Георгиевский кортик вице-адмирала Людвига Кербера, который он получил за кампанию 1914 года. В годы Первой мировой войны Кербер был начальником штаба командующего силами Балтийского флота. Под его руководством был разработан и блестяще реализован план по минированию входа в Финский залив, чтобы обезопасить Кронштадт и Санкт-Петербург от нападения с моря. В течение 1914-1915 годов немцы потеряли на русских минах, выставленных по плану вице-адмирала Кербера, броненосный крейсер, четыре тральщика, четырнадцать пароходов и три сторожевых корабля.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     История оружия     Следущая












Интересные сайты: