Откуда взялись казаки?

Автор: Maks Дек 5, 2018

На Западе казак воспринимается как символ России — воплощение ее удали, а заодно и пресловутой «русской угрозы». При этом само слово «казак» имеет тюркские корни, а происхождение казаков покрыто туманом.

Старый казак Илья Муромец

Считается, что самым древним источником, в котором зафиксировано слово «казак» (qazaq), является рукописный мамлюкско-арабский словарь, составленный в 1245 году.

Ряд исследователей указывает также на византийского императора Константина Багрянородного, который в записях, датируемых 948 годом, упоминает некую страну Казахию, помещая ее на Северном Кавказе.

В любом случае слово «казак» фигурировало во многих тюркских языках, отличаясь только произношением отдельных звуков. И смысл был примерно одинаков — свободный воин, отколовшийся от общины, но при случае объединяющийся с такими же ухарями.

Ватаги подобных «вольных рыцарей» обычно появлялись в зонах, где пролегала границы между лесом и степью, оседлым и кочевым населением. Получается, что по образу жизни они напоминали кочевников, но служили оседлым правителям.

Именно в таком качестве выступали торки, берендеи, бродники, берладники, охранявшие границы Киевской Руси от половцев. Торки и берендеи были тюркскими племенами, то есть родственниками тех же половцев, и вошли в объединение «черных клобуков» (названы так по остроконечным шапкам, напоминающим монашеские клобуки). Русские летописцы иногда именовали их «нашими погаными» («нашими язычниками»), хотя большинство из них со временем приняли православие.

Бродники, которые селились вблизи речных бродов, представляли собой пеструю компанию из тюрков и славян, да еще с генеалогией, восходящей к аланам и готам.

Берладники пополнялись за счет представителей славянского населения, решившегося по разным причинам превратиться в «свободных рыцарей». Селились они сначала в районе молдавской реки Берлад, откуда и получили свое название. Самый известный из их предводителей — Иван Берладник — участвовал в княжеских междоусобицах, одно время и сам был князем нижегородским и галицким. А когда нажил себе слишком много врагов, подался в Грецию, где в 1162 году его отравили, вероятно, обеспокоенные его непредсказуемостью византийцы.

XII век стал еще и временем расцвета былинного жанра, в произведениях которого фигурирует «старый казак Илья Муромец». Интересно, что запечатленная на хрестоматийной картине Васнецова троица — Илья Муромец, Добрыня Никитич и Алеша Попович — в былинах редко работает вместе. Илья по своему поведению напоминает именно вольного казака — послужил князю, потом плюнул на все и отправился искать приключений, снова вернулся, опять уехал. Добрыня и Алеша больше напоминают добросовестно несущих службу старших княжеских дружинников.

На поле Куликовом

Для монголов, как и для тюрков, была характерна традиция, когда юноша в качестве испытания на несколько месяцев уходил в глухие места, живя охотой, а при случае меряясь силой с другими такими же удальцами.

В «казаки» уходил, например, будущий хан и разоритель Москвы Тохтамыш. Да что говорить, если одна из арабских рукописей (правда, уже XVII века) называет «казаком» самого Чингисхана, рассказывая о том, как в юности он оказался в положении невольного беглеца и изгнанника!

Монгольское нашествие поглотило тюркские племена, которые, в свою очередь, тоже сильно изменили этническое лицо монголов. Если говорить просто, в XIV-XVI веках создавшие Золотую Орду монголы слились с местными тюрками и превратились в татар, которые в зависимости от места расселения разделились на сибирских, казанских, астраханских, крымских.

Иногда они превращались в новые этносы. Например, в казахов, в основе имени которых лежит тот же тюркский qazaq.

Отдельные татарские предводители переходили со своими отрядами к московским князьям и порой тоже именовались «казаками». Однако в XVI веке этот термин стал применяться не столько к служилым татарам, сколько к своим же славянам, которые, подобно бродникам, превращались в бездомных искателей приключений.

Частенько они сбивались в крупные ватаги. Существует предание, что некие живущие в донских верховьях «казаки» помогли Дмитрию Донскому выиграть Куликовскую битву. Правда, эта легенда придумана задним числом, хотя казачьи историки и пытались именно с 1380 году отсчитывать историю Донского казачьего войска.

С Дона в Сибирь

На самом деле именно при Дмитрии Донском своеобразное казачье государство возникло в вятских землях, но образовали его новгородские ушкуйники — тоже отчаянные сорвиголовы, которые на легких судах (ушкуях) разоряли татарские города на Волге. К 1489 году московские князья покорили вятские земли, а казаки-ушкуйники подались на Дон, где занялись прежним промыслом.

Подобные искатели вольной жизни, оседали не только на Дону, но и на Тереке, Яике (Урале). За охрану рубежей московские государи жаловали им спорные пограничные земли, давали деньги и оружие, но при случае пытались мобилизовать на службу вдали от родных мест.

Например, донских казаков во главе с Ермаком вызвали на Ливонскую войну. Там им не понравилось, они самовольно оставили фронт, превратившись в государевых изменников. Решив, что на Дону ему не отсидеться, Ермак завоевал Сибирь, получил прощение и создал новый очаг казачества.

Переселение казаков на КубаньДонские казаки, от которых он отпочковался, не только прикрывали южные рубежи, но при случае совершали рейды в турецкие, крымские, татарские владения. В зависимости от политической ситуации московские правители либо оказывали казакам помощь, либо дистанцировались от них. В любом случае Москва стремилась взять казаков под контроль, используя так называемый «метод кнута и пряника».

«Пряником» было все то же государево жалование чего-либо, а «кнутом» — организуемые против казаков карательные экспедиции, поводом для которых обычно становилось укрывательство беглых.

На службе у султана

Беглых крестьян в казаки действительно принимали, но со временем все менее и менее охотно. После разгрома в 1708 году восстания Кондратия Булавина правило «С Дона выдачи нет» практически уже не работало. Возглавляемые Игнатом Некрасовым донцы, которые эту реальность не приняли, ушли на турецкую службу. Отдельные их группы возвращались на историческую родину при Екатерине II, Николае II и даже при Хрущеве. Приезд некрасовцев стал праздником для филологов, которые получили представление о простонародном лексиконе Петровской эпохи.

В польско-литовских землях трансформация казачества шла несколько по иному сценарию. Казаки, жившие на «окраине» государства (Украине), охраняли южные рубежи от крымских татар и турок, одновременно споря с польскими королями о своих вольностях и не желая превращаться в крепостных польской шляхты. Большинство казаков имели семьи, хозяйство, а «отрываться» ездили в Запорожскую Сечь, где на постоянной основе жила только холостая публика.

В XVII веке конфликт казаков с поляками закончился тем, что украинские земли присоединились к Московскому царству, а уже Екатерина II окончательно покончила с тамошними казачьими вольностями. Казачью элиту записали в дворянство, прочее украинское население стало мещанами и крепостными крестьянами. Запорожская Сечь в 1775 году прекратила существование.

Смирившиеся запорожцы составили основу Кубанского, Черноморского и Азовского казачьих войск. Непокорные ушли в османские земли, поселившись за Дунаем, неподалеку от некрасовцев, с которыми часто конфликтовали. В 1828 году, во время очередной Русско-турецкой войны, казаки Задунайской Сечи во главе с атаманом Осипом Гладким присягнули Николаю I и вернулись на Родину.

В целом процесс подведения казаков под общероссийский имперский стандарт завершился при Николае I с принятием в 1835 году Положения о Войске Донском, по образцу которого принимались положения и о других казачьих войсках России.

Олег ПОКРОВСКИЙ

, ,   Рубрика: Версия





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,617 сек. Потребление памяти:38.75 mb