Палач в роли премьера

Автор: Maks Окт 23, 2017

Любой диктаторский режим нуждается в достойном начальнике тайной полиции — жестоком, решительном и одновременно преданном своему шефу. В Албании таким идеальным руководителем силового блока был Мехмет Шеху. Если бы не он, эта балканская страна вряд ли смогла бы оставаться на протяжении четырёх десятилетий заповедником самого кондового социализма.

Мехмет Шеху, будущий шеф албанской тайной разведки, появился на свет 10 января 1913 года в семье мусульманского имама.

Путь настоящего коммуниста

Мехмет получил вполне западное образование.

Сначала он окончил организованное Американским Красным Крестом техническое училище, затем решил стать офицером, поступив в военное училище в Неаполе.

Итальянские преподаватели быстро вычислили, что имеют дело с потенциальным революционером, и выдворили его обратно в Албанию. В декабре 1937 года Шеху появился в Испании, где вступил в компартию и даже командовал батальоном в интербригаде имени Гарибальди. Но Гражданскую войну «красные» проиграли. Албанский интернационалист оказался во Франции в лагере для перемещенных лиц, откуда его в итоге интернировали на Родину. Албания к тому времени была оккупирована итальянцами, и ничего, кроме виселицы, ему не светило. Но за Мехмета вступился Казим Кочули, хорошо знавший его батюшку — исламского фундаменталиста. Оказавшись на свободе и примкнув к партизанам, Шеху заявил, что его освобождение было «ошибкой фашистов».

Сражался он храбро и умело, хотя товарищи отмечали его чрезмерную непримиримость. Например, по его приказу были казнены вожди нескольких кланов не столько за сотрудничество с оккупантами, сколько за скептическое отношение к идеям коммунизма. Но лидеру Албанской партии труда (АПТ) Энверу Ходже такая непримиримость нравилась, и с его помощью Шеху делал стремительную карьеру. С августа 1944 года он уже командовал дивизией, а через несколько месяцев получил звание генерал-майора и вошёл в Антифашистский совет национального освобождения, выполнявший функции Временного правительства Албании.

Албанию партизаны освободили самостоятельно, без вмешательства Красной армии, которой заворачивать в этот балканский уголок было незачем, да и некогда. Ходжа взял власть в свои руки, демонстрируя готовность придерживаться сталинской линии. И на Шеху он в этом отношении мог положиться.

33-летний генерал окончил курс Военной академии в Москве, после чего стал начальником албанского генштаба. В 1948 году ему доверили Министерство внутренних дел, считавшееся ключевым ведомством, включавшим в себя не только органы охраны правопорядка, но и госбезопасность (Сигурими).

Бойня оппозиции

Мехмет ШехуСтрана шествовала по социалистическому пути, но положение самого Ходжи было весьма зыбким. Маршал Тито рассорился с генералиссимусом Сталиным, и если в соседней Югославии в партийном руководстве разоблачали агентов Кремля, то в Албании, напротив, отлавливали «титовцев».

К их числу был отнесён и предшественник Шеху на посту главы МВД Кочи Дзодзе. Ходжа видел в нём потенциального конкурента, но пункты обвинения были, конечно, другими — организация слежки за партийным руководством и присвоение государственных средств в размере 43 тысяч леков. Перед судом Дзодзе пришлось пройти через пытки, а смертный приговор Шеху привёл в исполнение лично, как он позже хвастался Хрущёву, задушив осуждённого собственными руками.

Между тем тайные «титовцы» создали нелегальный Фронт сопротивления. Вечером 19 февраля 1951 года двое его членов, отвечавших за охрану дипломатических представительств — Казим Лачи и уволенный из органов Хюсен Пула, — бросили в здание советского посольства самодельную бомбу. К счастью, никто не пострадал, хотя взрывной волной выбило несколько стёкол.

В стране началась буря. Шеху буквально рыл носом землю, почти сразу восстановив реальную картину случившегося. Арестованного по горячим следам Лачи быстро казнили.

Ударившийся в бега Лула погиб через несколько дней в перестрелке с агентами Сигурими.

Взяли и других активистов Фронта сопротивления.

Однако широкой публике случившееся преподнесли как теракт, осуществлённый представителями буржуазных партий.

На состоявшемся 20 февраля 1951 года заседании Политбюро Шеху предложил арестовать до полутора сотен буржуазных оппозиционеров, наказав их «независимо от действующего законодательства». Политбюро единодушно проголосовало «за», после чего Шеху составил и окончательно откорректировал расстрельные списки.

В общей сложности были казнены 22 человека — политики, коммерсанты, представители интеллигенции. Оказалась среди них и женщина — биолог, первая албанка с университетским дипломом и школьная подруга Энвера Ходжи Сабиха Касимати.

Шеху не просто допрашивал, но и лично избивал арестованных. Один из них, коммерсант Йонуз Кацели, будучи человеком крепким, сам врезал главе Сигурими. На помощь начальнику бросился капитан Расим Дедья, и вместе они выбросили допрашиваемого в окно, списав случившееся на самоубийство.

Учинённая оппозиции бойня ещё больше подняла акции Шеху в глазах вождя, который в июле 1954 года сделал его главой правительства.

Кому пулю в голову?

За оппозицией буржуазной пришёл черёд оппозиции внутрипартийной.

После XX съезда КПСС в АПТ сложилась группа, выступавшая за организацию в Албании своей «оттепели». Решающий бой разыгрался в апреле 1956 года на очередной партийной конференции. Одержанная Ходжей победа была обеспечена именно действиями его верного премьера. Оппозиционные делегаты начали сдавать после того, как присутствующие на собрании агенты Сигурими стали демонстративно записывать их фамилии в свои блокнотики. Провожали вождя овациями.

Один из оппозиционеров, генерал Панайот Плаку бежал в Югославию, где его вскоре все же достали, агенты Сигурими. Другой генерал, Дали Ндреу, и его супруга, руководительница женского движения Лири Гега были приговорены к смертной казни. Беременность подсудимой на сам приговор не повлияла и его исполнение не отсрочила. Дипломатические отношения СССР и Албании после этого были разорваны.

Маленькая балканская страна вступила в эпоху самоизоляции. Наверное, для Шеху так было лучше. Как глава правительства, он совершенно не разбирался в экономике, зато кое-что понимал в военных вопросах и отлично знал дела полицейские. Албания покрылась сетью бункеров, от крупных до маленьких, одноместных, рассчитанных под бойцов-одиночек, готовых до последнего биться за идеи коммунизма.

Относительно роли партии Шеху высказался афористично: «Кто не согласен с нашей руководящей ролью, тот получит плевок в лицо, удар в челюсть, а если надо — то и пулю в голову».

На плакатах лидер партии и премьер обычно изображались рядом, неразлучные как Маркс и Энгельс. Но некоторые расхождения между ними все же наблюдались. Шеху убедил Ходжу подружиться с Китаем, резонно указывая, что Мао Цзэдун тоже не любит «советских ревизионистов» и ценит покойного Сталина. Но когда вместо Мао лидером Поднебесной стал Дэн Сяопин, с Китаем тоже порвали.

В партийной верхушке стали шептаться, что, может быть, стоит наладить отношения и с Москвой, и с Пекином, поддерживать какие-то торгово-экономические связи с соседними Югославией и Италией. Насколько Шеху был солидарен с подобными взглядами, судить трудно, тем более что между лидерами партии пробежала чёрная кошка.

Что именно произошло между вождём и его главным соратником, до сих пор неясно. Но 18 декабря 1981 года власти страны официально объявили, что Мехмет Шеху покончил с собой «в состоянии глубокого душевного волнения». О причинах «душевного волнения» и способе самоубийства не сообщалось. Возможно, он просто получил пулю в затылок.

Портреты его были вырезаны и вычищены. Вдова покойного Фикирете, брат Дуро и младший сын Башким попали в тюрьму. Ставленника премьера во главе Сигурими Кадри Хазбиу расстреляли как участника антипартийного заговора. В программной книге Ходжи «Титовцы» появилась новая глава, разоблачающая Шеху как пособника иностранных держав. Грех было не списать на него и все экономические провалы.

Дмитрий МИТЮРИН

Яго побеждает

В падении Мехмета Шеху не последнюю роль сыграл другой албанский партийный деятель Рамиз Алия (1925-2011), которого за склонность к интригам Шеху прозвал «албанским Яго» — по имени самого известного шекспировского злодея. Именно Алия в 1985 году и стал преемником умершего Ходжи. В апреле 1991 года, после «перехода к демократии», парламент назначил Алию президентом страны, но продержался он на этом посту чуть менее года.

,   Рубрика: Злодеи


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Solve : *
8 + 23 =


SQL запросов:62. Время генерации:0,829 сек. Потребление памяти:31.62 mb