Первая полярница

Автор: Maks Дек 26, 2017

12 сентября (по старому стилю) 1736 года штурман Семён Челюскин записал в судовом журнале: «В начале сего 4 часа с полуночи бывшего командира дубель-шлюпки «Якуцка» Прончищева волею Божией жена его умре». Как могла оказаться женщина на военном корабле? И почему её именем названы бухта в море Лаптевых, гора на полуострове Таймыр, полуостров и полярная станция?

В 1713 году в семье мелкопоместного дворянина Калужской губернии Фёдора Кондырева родилась девочка, которую нарекли Татьяной. Фёдор Степанович верой и правдой служил первому императору России Петру Великому. За это ему был пожалован большой участок земли на острове Котлин. Фёдор Степанович умер, когда маленькой Тане было всего три годика.

Убедительная просьба

Пришлось его вдове Василисе Петровне отстаивать имение от алчных родственников покойного супруга, параллельно занимаясь воспитанием троих детей. Именно от матери Таня узнала о своих предках, которые были отважными мореходами в полярных льдах, ходили на Грумант (Шпицберген). Всё это запало в душу девочки.

Рядом находилось имение Прончищевых. Его владелец, ротмистр Василий Парфёнович был однополчанином покойного Фёдора Степановича. Таня познакомилась с сыном Прончищевых — Василием. Вскоре Прончищев-старший умер, и двоих его сыновей отправили на учёбу в Московскую навигацкую школу. Позднее Василий Васильевич начал учиться в Петербургской морской академии. Здесь судьба свела его с будущими полярными исследователями — Харитоном Лаптевым и Семёном Челюскиным.

Прончищев вскоре был аттестован штурманом. Его направили для прохождения службы вначале на Балтику, а затем на Каспийское море. Через два года уже лейтенант Прончищев прибыл в Кронштадт, где снова встретил Татьяну. Молодые люди полюбили друг друга и 20 мая 1733 года сыграли свадьбу.

Прончищева назначили начальником Ленско-Енисейского отряда Второй Камчатской (Великой Северной) экспедиции. Ему предстояло исследовать и описать побережье Северного Ледовитого океана от устья Лены до устья. Енисея. К лету 1735 года в Якутске уже была построена дубель-шлюпка «Якутск». В экспедиции насчитывалось от 40 до 50 человек. В состав экспедиции вошёл и друг Прончищева Семён Челюскин.

Летом 1735 года в Якутске жены провожали своих мужей в плавание. Многие из них с удивлением смотрели, как на борт корабля поднимается женщина. Это была Татьяна Фёдоровна. До сей поры не вполне ясно, как она смогла попасть в экспедицию. Ведь среди моряков существовало поверье, что женщина на борту — к беде. К тому же на военные корабли женщин не допускали категорически. Нарушить это правило — значило совершить должностное преступление.

Прончищев сначала категорически отказывался уступить просьбам супруги о том, чтобы сопровождать его в опасном плавании. Тогда вмешалась команда. Поражённые упорством женщины, моряки дали обет, что будут молчать и не выдадут своего командира. К тому же офицеры убеждали его в том, что Татьяна Фёдоровна может помочь в ведении наблюдений.
Прончищев колебался. А потом неожиданно выяснилось, что провиант для экспедиции испорчен. За борт полетели крупа и мука. Среди офицеров начались взаимные упрёки, подозрения, обвинения. В это же время денщик Прончищева, который до этого считался порядочным человеком, сбежал, прихватив драгоценности и деньги Прончищевых. Если бы Василий Васильевич оставил свою жену в Якутске, то ей буквально пришлось бы голодать. Скрепя сердце, он уступил товарищам, разрешив жене отправиться с ним в экспедицию.

Зимовка с якутами

Татьяна и Семён Прончищевы

Могила русских полярников Татьяны и Семёна Прончищевых

К концу августа 1735 года «Якутск» дошёл до устья реки Оленёк. Повеяло холодным дыханием Арктики. В корпусе открылась течь, ударили сильные морозы. Прончищев принял решение остановиться на зимовку.

На берег высадились около небольшого якутского селения. Все жители, за исключением одного, спешно бежали, увидев пришельцев. Но Татьяне Фёдоровне всё же удалось вступить с ними в переговоры. Присутствие женщины убедило якутов, что у белых людей самые добрые и мирные намерения. Вместе с офицерами Татьяна Фёдоровна начала собирать сведения об обычаях и нравах якутов. Она была в экспедиции поваром, а также вместе с лекарем оказывала помощь как членам команды, так и аборигенам.

Прончищев сообщал, что русские моряки поступали с местным населением «со всякою ласкою и обнадеживали добротами». Те в ответ помогли построить для зимовки две избы, а также стали помогать на охоте. Позднее это дало возможность добраться до реки Анабар, где были найдены месторождения медной руды.

В августе 1736 года Прончищев продолжил путь. Но климат Арктики вскоре сказался. В команде многие заболели цингой. Плохо стал себя чувствовать и сам Прончищев. Но он решил плыть дальше.

Ориентироваться приходилось только по звёздам и навигационным приборам. Медленно дубель-шлюпка продвигалась вдоль берега, рискуя быть раздавленной толстыми льдами. Прончищев постоянно находился на палубе с подзорной трубой. Рядом с ним была верная спутница жизни. Кругом царило ледяное безмолвие, ни жилища, ни человека.

Неожиданно на берегу залива Симса они увидели одиноко стоявшую развалившуюся избушку. Взору моряков предстала страшная картина — в зимовье лежали останки трёх человек. Это были члены промысловой экспедиции. На полу были найдены компас, солнечные часы, ножи и даже кусок полуистлевшей грамоты от царя Михаила Фёдоровича. С молитвой полярники погребли останки умерших почти 100 лет тому назад людей.

И вновь вперёд по бескрайней ледяной и снежной пустыне… Но были и радостные моменты. Экспедиция нанесла на карту остров Преображения. А 16 августа 1736 года была открыта бухта, которая с 1913 года стала носить имя Прончищевой.

Погода стала портиться, видимость ухудшилась из-за наступавшего с востока тумана. Но «Якутск» упорно продолжал двигаться к северу, держась чуть восточнее кромки льдов, производя промеры глубин. Однако вскоре был потерян из виду берег. На западе появились почти сплошные льды с редкими полыньями.

Лавируя во льдах, Прончищев повёл судно дальше на север. Позднее исследователи доказали, что «Якутск» продвинулся севернее мыса Челюскин к восточному входу в залив Вилькицкого. Только пасмурная погода не позволила морякам увидеть архипелаг Северная Земля и самый северный мыс Евразии.

«Великие льды» не давали возможности двигаться дальше, мороз усиливался. Прончищев собрал совет, на котором было решено повернуть на юг. В это время Василий Васильевич был уже смертельно болен. Татьяна Фёдоровна днями и ночами дежурила у его постели.

Другое имя

Теперь «Якутск» вёл Челюскин. В любую минуту дубель-шлюпка могла быть раздавлена. 28 августа моряки снова подошли к устью Оленёка. На следующий день, несмотря на болезнь, Прончищев лично отправился искать безопасный фарватер. Он был так слаб, что не сумел удержаться на ногах, упал и сломал ногу. Необходимые медикаменты отсутствовали, сказался и сильнейший мороз. У Василия Васильевича началось заражение крови. Не приходя в сознание, он скончался 30 августа на руках любимой и любящей жены. Горе Татьяны Фёдоровны было неизмеримо.

Команда «Якутска» похоронила своего командира на высоком берегу мыса Тумуль, отдав ему последние воинские почести. Несколько часов безмолвно сидела на могиле мужа молодая вдова. Она пережила своего любимого и ненаглядного Васю на пару недель. Умерла Татьяна на рассвете 12 сентября. Перед смертью просила Челюскина похоронить себя рядом с мужем. Он выполнил её волю.

В 1913 году мыс при входе в одну из безымянных бухт на восточном побережье Таймыра был назван экспедицией Вилькицкого в честь Прончищевой. На карте был отмечен как «м. Прончищевой». При подготовке издания карт это обозначение было воспринято как относящееся к близлежащей бухте и трансформировалось в бухту М. Прончищевой.

В 1921 году «М» было расшифровано как «Мария». Так Татьяна Фёдоровна на карте стала Марией. Её подлинное имя было установлено лишь в 1983 году при просмотре документов Центрального государственного архива древних актов.

Могила Прончищевых сохранилась до наших дней и охраняется как памятник истории. Рядом с ней находятся полярная станция и посёлок Усть-Оленёк. Сибирский поэт Игнатий Дмитриевич Рождественский посвятил первой женщине-полярнице стихи:

На взморье одинокая могила,
Чугунный крест и пасмурный гранит.
Их жизнь и смерть навеки соединила,
Здесь Прончищев с подругою зарыт…
Невеста бурь, подруга капитана!
Отчизна помнит славные дела,
Как ты сквозь льды и штормы океана
Из русских женщин первая прошла…

 Виктор Елисеев

, ,   Рубрика: Великие первопроходцы




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:73. Время генерации:0,959 сек. Потребление памяти:33.72 mb