История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Пряности и страсти

26 августа 1542 года экспедиция Франсиско де Орельяны вышла по Амазонке в Атлантический океан. Но помимо главной реки Южной Америки, этот неугомонный конкистадор открыл и множество других интересных вещей...

Франсиско де Орельяна родился неизвестно в каком году в бедной испанской провинции Эстремадура, подарившей миру покорителя ацтеков Кортеса и покорителя инков Писарро. Орельяна, не дожив в своей дурацкой Эстремадуре даже до 15 лет, поплыл в Америку на поиск денег и славы.

На новой земле

В Америке Орельяна беспрерывно воевал. То подавлял восстания индейцев, то сражался за конкистадора Писарро против конкистадора Альмагро.

Если не считать потери одного глаза, воевал Орельяна вполне успешно. Дослужился до губернатора. По словам современника, у него имелись «множество хороших индейцев», «всякие поместья да стада и много прочего имущества, коего достало б для того, чтобы быть очень богатым человеком, коли он удовольствовался бы тем, что сиживал дома да копил деньгу». Но если бы он сидел дома да копил деньгу, он был бы барыгой, а не конкистадором.

В то время испанцы шастали туда-сюда по западному побережью Южной Америки, а перевалить за Анды никак не могли. Они вообще думали, что в районе экватора Южная Америка узенькая. Какой-то дурак пустил слух, что на востоке от Анд располагается Страна корицы. А может, и Эльдорадо, где все из золота. Собственно, большой разницы между золотом и корицей тогда не было. Последняя ценилась на вес первого. Ведь и великий Магеллан отправился в кругосветное плавание за пряностями.

Короче говоря, Гонсало Писарро, младший брат покорителя инков, снарядил экспедицию и пошел искать Страну корицы, а если повезет, так заодно и Эльдорадо. Вместе с Писарро шли 220 испанцев, несколько негров-рабов и четыре тысячи «дружественных индейцев». Индейцы служили носильщиками. Чтобы не возникало сомнений в их дружественности, испанцы держали их в оковах на общей цепи.

Орельяна прослышал об экспедиции Писарро. Он, конечно, не мог допустить, чтобы корицу нашли без него. Орельяна собрал 23 человека и побежал вдогонку за Писарро. На снаряжение экспедиции Орельяна потратил 40 тысяч песо, то есть примерно 180 килограммов золота. Мы, разумеется, скажем, что Орельяна был ненормальным. У человека есть 180 килограммов золота, а он поперся за какой-то корицей.

На запах корицы

Орельяна нагнал Писарро и стал его заместителем. Конкистадоры нашли корицу, но какую-то не такую, какую-то дешевую. Зато никак не могли найти пищу. Тогда они построили большую лодку, гордо названную бригантиной, и Орельяна поплыл на ней по реке, чтобы разведать местность и найти еду.

Отряд Орельяны насчитывал 57 человек. Среди них был монах-доминиканец Карвахаль, оставивший воспоминания о путешествии. «Мы, - пишет Карвахаль, - питались лишь кожей, ремнями да подметками от башмаков, сваренными с какой-либо травой». Лишь на девятый день испанцы доплыли до индейской деревни.

Когда они вышли на сушу, индейцы убежали, оставив только что приготовленную пищу, и голодные конкистадоры немедленно накинулись на нее. Туземцы с опаской начали возвращаться. Орельяна, имевший способности к языкам, сумел найти в памяти наречие, которое эти индейцы понимали, и попросил их не бояться. По словам Карвахаля, Орельяна вообще всегда тратил кучу времени на то, чтобы выучить языки местного населения, и даже составлял примитивные словари для своего удобства, «ибо Бог наделил его хорошей памятью и великолепной природной способностью». Благодаря такому хобби Орельяна сумел завоевать доверие этих индейцев. Они принесли ему мясо, рыбу, куропаток и диких индеек.

Из дневника падре: «Между тем индейцы все приходили и приходили к капитану, продолжая приносить съестное, и делали это так исправно, словно всю свою жизнь только тем и занимались. На них были всякие украшения и медальоны из золота. Но капитан строго-настрого приказал ничего у них не отбирать и запретил нам даже глядеть на эти вещи, дабы индейцам не пришло на ум, что мы золото во что-то ценим. И чем больше мы были безразличны к нему, тем больше золота приносили они на себе. Здесь дошли до нас вести об амазонках и о богатствах, что имелись ниже по течению. Сообщил же нам об этом один из индейских сеньоров, старик по имени Апария, который сказал нам, что сам бывал в той стране, а также поведал нам о другом сеньоре, живущем далеко-далеко отсюда в глубине страны и обладающем несметными, по его словам, золотыми богатствами».

Испанцы посовещались и решили, что назад к Писарро им не дойти. Надо идти вперед. Писарро бросили на произвол судьбы. Он, правда, кое-как выпутался, вернулся к своим, а вот все «дружественные индейцы» перемерли.

Путешествие длиной в полгода

12 февраля 1542 года бригантина Орельяны вошла в Амазонку. Полгода конкистадоры плыли по реке, пока не выплыли в Атлантический океан. Они голодали, сражались с крокодилами, анакондами и индейцами. Разумеется, ни корицы, ни золота не нашли. Зато открыли Амазонку и ее главные притоки.

Вернувшись в Испанию, Орельяна получил в управление открытые им земли. И, кроме того, щедрые наградные. Однако ему снова не сиделось на месте. Чиновники канителили с оформлением бумаг на новую экспедицию. Орельяана не выдержал, снарядил за свой счет четыре корабля и поплыл на Амазонку. Там и погиб.

Вернемся к первой экспедиции. Орельяна назвал Амазонку Амазонкой не просто так. Он встретился с амазонками. Как-то раз испанцы вступили в очередную стычку с индейцами, которые оказались подданными и данниками амазонок. Индейцы позвали крышевавших их женщин, и «десять или двенадцать явились к ним на подмогу». «Они сражались так вдохновенно, - уверяет Карвахаль, - что индейцы не осмеливались показать нам свои спины». А кто осмеливался, того амазонки «убивали на месте прямо у нас на глазах своими палицами». Испанцам удалось уничтожить семь или восемь амазонок. Только тогда «индейцы, видя их гибель, совсем пали духом и были разбиты и рассеяны».

«Сии жены весьма высокого роста, - пишет Карвахаль, - и белокожи, волосы у них очень длинные, заплетенные и обернутые вокруг головы». Как видим, монах дает нам портрет Юлии Тимошенко. Впрочем, «они весьма сильны, ходят же совсем нагишом - в чем мать родила, и только стыд прикрывают. В руках у них луки и стрелы, и в бою они не уступают доброму десятку индейцев». Это уже вроде не Юлия Тимошенко.

Пленный индеец рассказал спутникам Орельяны про империю амазонок. Они живут без мужей. «Как же они размножаются?» - резонно спросил Орельяна. Оказалось, они время от времени сходятся с мужиками из какого-то бледнокожего племени. Родившихся мальчиков убивают или переправляют мужикам, а девочек воспитывают. Ну и, конечно, в их стране полно золота.

Никто после Орельяны не нашел следов империи амазонок. Некоторые остолопы даже стали сомневаться, что Орельяна с Карвахалем действительно плавали по Амазонке. Другие утверждали, что ничего, мол, удивительного, индианки часто воюют вместе с мужчинами. Есть и такие, кто говорит, что конкистадоры вообще встретили не женщин, а волосатых мужчин, будущих хиппи. Все в один голос талдычат, что империи амазонок никогда не было. Это, мол, «смутное воспоминание об эпохе матриархата».

А я верю и Орельяне, и Карвахалю, и пленному индейцу. Этак, знаете ли, лет через двести скажут, что и других политиков никогда не было. Одни, дескать, смутные воспоминания.

Глеб СТАШКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: