Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Победитель чудовищ

Во всяком великом деле кто-то бывает самым первым. Как правило, его достижения достаточно скромны по сравнению с тем, чего достигают последователи. Но всегда стоит помнить, что без самого первого шага не было бы всего того, что пришло следом. Увы, очень часто складывается так, что имена настоящих первопроходцев забываются и стираются из истории. Такая судьба постигла и Жила Эанеша - португальского мореплавателя, без которого эпоха Великих географических открытий началась бы значительно позже.

Начало XV века было для Португалии временем великих проблем, но и великих возможностей. Противостояние с могущественной Кастилией истощило экономику страны. Португалия оказалась в стороне от торговых путей, захваченных предприимчивыми испанцами. Выбор был простым: либо смириться с таким положением вещей и со временем, проиграв очередную войну, превратиться в кастильскую провинцию, либо же найти новые пути, в обход традиционных, и утереть нос старым соперникам.

Тайна «Отца опасности»

Сын короля Жуана I, вошедший в историю под именем Энрике (Генрих) Мореплаватель, стремился установить новые связи с Индией и наладить поступление в свою страну ценных восточных товаров, прежде всего пряностей. Он осмелился считать, что португальские мореходы способны продвинуться на юг так далеко, как не заплывал еще никто из европейцев.

С 1418 года начались систематические попытки исследования западного побережья Африки. Тогда еще не сформировалось четкое понимание того, что это полноценный континент, а не просто большой остров. Всю грандиозность поставленной задачи - обогнуть Африку и найти новый путь в Индию - португальские короли и капитаны осознали несколько позже. Впервые это удалось лишь Бартоломеу Диашу в 1488 году. А при Энрике Мореплавателе на пути португальских кораблей были не только неблагоприятные ветра и сложные морские течения, но и людские заблуждения.

Еще с XIII века за мысом на юге Марокко закрепилось название Нун, что по-португальски означало просто «нет». В 1291 году экспедиция братьев Вивальди из Генуи на двух галерах отправилась, чтобы узнать, что находится за этой точкой, но пропала без вести. С тех пор как европейцы, так и арабы были уверены, что южнее этой точки продвинуться нельзя. Энрике Мореплаватель в качестве одной из первых целей назначил португальским капитанам именно проникновение за мыс Нун. И в 1421 году это было сделано.

Теперь крайней южной точкой на побережье Африки стал мыс Бохадор. Это название произошло от искаженного арабского «Абу Кхатар», то есть «Отец опасности». В районе Бохадора постоянно дули сильные северо-восточные ветра, что делало плавание очень опасным. Ведь корабли начала XV века были гораздо менее совершенны, чем те, на которых много позже бороздили морские просторы Колумб или Магеллан.

Но еще сильнее, чем неудобные ветра, мореплавателей пугали истории о чудовищах, которые живут за мысом Бохадор. Согласно поверьям, эти загадочные подводные твари утягивали корабли на дно или бодали их так, что оставляли пробоины. Тем же, кто смог избежать встречи с монстрами, грозила иная опасность - снасти кораблей необъяснимым образом вспыхивали и сгорали. После чего неуправляемое судно неслось на острые скалы.

Энрике Мореплаватель отказывался верить в эти страшные рассказы. И упорно отправлял экспедицию за экспедицией, с заданием проникнуть за мыс Бохадор. Потребовалось 15 неудачных попыток, прежде чем нашелся капитан, достаточно смелый и достаточно умелый для того, чтобы выполнить приказ инфанта. Его звали Жил Эанеш.

Прорыв на юг

Жил Эанеш

Жил Эанеш служил у Энрике в качестве эшкудейро, то есть домашнего слуги или оруженосца. Видимо, на этой должности он продемонстрировал выдающиеся способности и умения, раз в 1433 году инфант дал ему корабль и отправил покорять страшные воды возле проклятого мыса. Впрочем, с первого раза Эанеш заплыть за Бохадор не смог. Он ограничился лишь тем, что достиг Канарских островов.

В 1434 году корабль под командованием Жила Эанеша снова отправился в путь. И на этот раз ему сопутствовал успех. Спустя некоторое время на стол Энрике Мореплавателя легли донесения, в которых сообщалось, что корабль прошел вдоль африканского побережья на 50 лиг дальше мыса Бохадор и не обнаружил там ни чудовищ, ни ветров, сжигающих такелаж. «Плыть под парусами здесь так же легко, как и у нас дома, а страна эта богата и всего в ней в изобилии», - спокойно сообщал капитан. В 1435 году для поддержки экспедиции Эанеша был отправлен еще один корабль, которым командовал Афонсу Балдая. Вместе они поплыли еще дальше и совершили высадку на побережье, куда еще не ступала нога европейца.

Современные исследователи сомневаются, что Эанеш действительно с первого раза проплыл 50 лиг за вожделенным мысом. Ведь это около 250 километров. Но факт состоит в том, что он первым смог разобраться с коварными ветрами и течениями, а также продемонстрировать всем, что суеверия не имеют под собой реальной основы. Отныне маршрут за мыс Бохадор стал для португальских моряков обычным делом. Недаром именно с этого момента многие исследователи отсчитывают начало эпохи Великих географических открытий.

Жил Эанеш возвратился в Португалию с триумфом. Инфант с радостью встретил его, и мореплаватель рассказал о том, что земли южнее Бохадора выглядят привлекательно, там видны следы множества людей и верблюдов. В качестве подтверждения своих достижений он преподнес Энрике Мореплавателю несколько бочек с красивыми красными цветами, растущими в тех краях. Цветы получили название «розы Санта-Марии».

Эанеш получил за свои открытия щедрую награду, дворянское звание и был посвящен в рыцари. Однако на протяжении следующего десятилетия его имя не встречается в хрониках. Впрочем, исследования Энрике Мореплавателя тоже были временно приостановлены - требовалось сначала разобраться с насущными делами государства.

Охотники за рабами

Снова Жил Эанеш появляется в исторических документах в 1444 году. И на этот раз, увы, речь идет о делах далеко не столь благовидных и героических. В те времена никто и не думал скрывать, что одна из целей исследований новых земель - это охота за рабами. Работорговля считалась нормальным и прибыльным делом. Энрике Мореплаватель тоже видел в ней исключительно пользу, а не аморальную дикость. И объявил в Португалии государственную монополию на это занятие, чтобы пополнить казну королевства.

В 1444 году королевский управляющий в Лагуше (один из основных португальских портов) по фамилии Лансароте испросил позволения снарядить экспедицию на острова, расположенные вдоль побережья Африки, с целью захвата мавров. Энрике дал свое разрешение, и на охоту за рабами отправилось шесть кораблей. Одним из них командовал как раз Жил Эанеш.

Португальцам сопутствовал успех - они захватили рабов больше, чем какая-либо другая экспедиция до них. При этом все обошлось без серьезных столкновений с туземцами, не ожидавшими нападения. В августе 1444-го корабли вернулись в Лагуш, где их встретил лично Энрике Мореплаватель. Состоялась дележка добычи. Все участники экспедиции получили немалую прибыль. Но этого Лансароте показалось мало.

Спустя два года он снова обратился к инфанту, предлагая снарядить военную экспедицию против мавров острова Тидер (одного из тех, где брали рабов в прошлый раз). По словам Лансароте, остров был слишком силен и густонаселен, а значит, мог в дальнейшем представлять угрозу для португальского мореплавания в африканских прибрежных водах.

Инфант ответил согласием, и флотилия из 14 кораблей отправилась на войну с маврами. Штандарт португальского королевства был поднят на флагмане, которым командовал многоопытный Жил Эанеш. Все было обставлено как настоящий крестовый поход, хотя никто не скрывал, что после боя предстоит охота на рабов. И все же, инструктируя капитанов, Энрике Мореплаватель особо подчеркнул, что их главная задача - не получить прибыль, а обезопасить морские пути.

О битве с маврами неизвестно ничего, кроме того, что она состоялась и завершилась безоговорочной победой португальцев. Сразу после этого Лансароте стал планировать дальнейшие действия. Однако часть капитанов отказалась гоняться за туземцами и вернулась в Португалию, пользуясь заранее выданным на это разрешением инфанта. Среди них был и Жил Эанеш. Сведений о его дальнейшей жизни нет.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+