Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Звёзды Мусы Аль-Хакима

Большинство первопроходцев, оставивших свой след в истории, были не только любознательными, но и весьма амбициозными людьми. Многие из них хотели стать известными и обеспеченными, для этого не боялись рискнуть репутацией, положением, а то и самой жизнью. Одним из людей такого склада был и немецкий путешественник Ульрих Зеетцен...

Читая биографии замечательных людей, иногда невозможно понять, каким образом у человека, выросшего в суровых северных условиях, вдруг возникает интерес к далекому югу, пескам и величественным руинам, к загадочной письменности ушедших цивилизаций и воинственным бедуинам. Но именно это произошло в случае с Ульрихом Зеетценом, родившимся в 1767 году в деревне Софиенгроден около города Йевер (интересно, что в 1796 году Йевер стал собственностью российской императрицы Екатерины II, а следовательно, и частью Российской империи). Помимо Ульриха, в зажиточной крестьянской семье росли еще два сына, один из которых стал священником, второй - преуспевающим коммерсантом.

В песках древности

Однако Ульрих не видел себя никем, кроме как исследователем новых земель. Хотя, помимо географии, ботаники и статистики, учась в Геттингенском университете, он получил знания и в области медицины. Педантичный и целеустремленный Зеетцен, прежде чем отправиться в дальние страны, помимо университетских знаний, выучил арабский язык и совершил несколько путешествий по Германии. Все это позволило ему свести знакомство с великим маршалом Саксонского двора, который являлся издателем географического журнала и поддерживал научные интересы Зеетцена. И когда молодой путешественник объявил о своем желании отправиться в южные страны, двор оказал ему моральную и материальную поддержку.

Первой страной, куда направился Зеетцен, была Сирия. В начале XIX века о Сирии и Святой земле, куда в конечном итоге мечтал попасть Зеетцен, было известно немногое. Зеетцен хотел развеять пелену неизвестности и сделать добытые сведения научным фактом.

В свое первое серьезное путешествие Зеетцен отправился в 1802 году. До первого намеченного пункта - города Халеб (сегодня Алеппо) - он добирался почти два года. В мае 1804 года усталый и счастливый путешественник наконец-то въехал в Халеб. Ему требовалось углубить знания арабского языка, сделать выписки из трудов восточных географов и историков, чтобы в дальнейший путь пуститься во всеоружии.

Призрачная Петра

Подготовка заняла целый год. Весной 1805 года Зеетцен совершил поездку по центральным районам Сирии и попутно посетил Дамаск. Чтобы добраться сюда, ему пришлось проехать через Хауранский и Джоланский округа, расположенные на юго-востоке от Дамаска и игравшие довольно важную роль в истории евреев во времена римского господства. До Зеетцена там не бывал ни один европейский путешественник.

Кроме того, в этой области сохранилось много античных памятников, которые мечтал увидеть Ульрих. Но еще больше его манили территории, расположенные на восточном берегу Иордана и Мертвого моря. Ведь где-то там стояла засыпанная песками Петра, о которой Зеетцен уже имел некоторое представление. Хотя друзья предупреждали, что дальнейшая поездка может быть опасной, ведь там обитали воинственные бедуины, для которых любой пришелец, даже имеющий рекомендации шейхов и имамов, даже знающий язык, был чужаком, представляющим опасность. Здесь Зеетцен полагался на помощь проводника, к выбору которого он относился с большой тщательностью. Такой нашелся: это был опытный, имеющий связи армянин, проживший в этой местности долгие годы и знающий обычаи бедуинов. Однако все эти умения не пригодились: как только они оказались в пустыне, путешественники тут же заблудились. Зеетцена спасло то, что у него оказались запасы продовольствия, которых хватило на несколько дней пути.

Убедившись в бесполезности проводника, исследователь его отпустил и с того момента нанимал в каждом селении нового провожатого, знающего дорогу. Однако все это было ни к чему: Петру он так и не нашел, хотя его наблюдения и записки впоследствии очень пригодились Иоганну Буркхардту и другим путешественникам, прошедшими по его следам.

Вернувшись в Дамаск, Зеетцен нашел еще одного проводника, с помощью которого посетил восточный берег реки Иордан и обследовал побережье Мертвого моря.

После этого он перебрался в Каир, где написал отчет о путешествии, вскоре опубликованный в одном из немецких журналов. Кроме этого, живя в Каире, кропотливый исследователь составил коллекцию интересных артефактов, рукописей и прочих ценностей, которая после его смерти была украдена.

Говорят, отдельные предметы из этой коллекции до сих пор периодически всплывают на мировых аукционах, производя там неизменный фурор. Все это подтверждает отменный вкус и исследовательское чутье Зеетцена, видевшего дальше и глубже любого из своих современников.

Отравленный Востоком

По одной из версий, живя в Каире, Зеетцен принял ислам и получил новое имя Муса аль-Хаким. По другой версии, новую религию он принял уже в Мекке. Впрочем, учитывая трудности, которые христианин-путешественник должен был испытывать во время путешествия по Иордании, которое он совершил в 1806 году, можно предположить, что новую религию Зеетцен и в самом деле принял еще в Каире. Удивительно, но этот сын крестьянина был широко мыслящим человеком, не признающим условностей. Так, еще незадолго до своего отъезда из Германии Зеетцен составил план действий на ближайшие годы, в котором писал: «Под маской религии (а в наше время и политики) скрываются преступники, о чем разум скорбит, и неизвестно, чего больше приносят людям религиозная и политическая системы - пользы или вреда».

Свои главные открытия Ульрих Зеетцен совершил в последние годы жизни. Сюда можно отнести исследования Иордании и сенсационное открытие города Джераш (или Гераса) - одного из главных городов античности, центра христианства, где побывал пророк Илия, где умерли Моисей и Иоанн Предтеча, и где, по преданию, читал проповеди сам Иисус Христос.

После открытия Герасы Зеетцен посетил Вифлеем и Иерусалим, о последнем он оставил крайне интересные и весьма неприглядные заметки (беспристрастный исследователь красочно описал атмосферу неприкрытой ненависти, царящей между представителями разных религиозных конфессий).

В 1809 году Зеетцен посетил Мекку и Медину - священные города мусульман, о которых в Европе тогда знали очень мало. Это было не только интересное, но и крайне опасное путешествие - Медина была захвачена ваххабитами, которые запрещали правоверным посещать город. Вместе с мусульманами Зеетцен фактически совершил хадж - прошел через все испытания, установленные для мусульман, и описал это в своих заметках.

Это было научным подвигом, и на этом исследователь мог прекратить свои вылазки, вернуться в Европу и до конца дней писать книги и рассказывать скучающим богачам о заморских чудесах и великих городах древности, в которых ему удалось побывать.

Но Ульриху Зеетцену этого было мало: он решил исследовать древний Йемен, а оттуда добраться до Центральной Аравии и побывать на берегах Персидского залива.

2 июля 1810 года Зеетцен прибыл в Сану - столицу Йемена. Здесь его заподозрили в колдовстве и обвинили в том, что он во время своих странствий ловит животных, убивает их и делает из трупов настой, которым отравляет источники. Но Муса аль-Хаким после совершения хаджа чувствовал себя уверенно и держался независимо. Это подействовало на обвинителей, и исследователя отпустили. После этого Зеетцен перебрался в Моху, древнюю столицу химьяритских царей, и принялся изучать оставленные ими надписи. А после этого направился в соседний город, однако по пути скончался. По одной из версий, путешественника отравили, по другой - попросту убили. Ведь путешествовать в этих местах крайне опасно даже в наши дни, а что уж говорить про 1811 год...

Будучи на Востоке, Зеетцен отправил в Европу больше полутора тысяч рукописей, сотни дневников и записей, гербариев, несколько тысяч предметов древности, восточных украшений, египетской домашней утвари, забальзамированных ибисов, мангустов, змей, чучела животных и птиц и мн. др.

А пропало значительно больше...

Дмитрий КУПРИЯНОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+