Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Флотоводец Александра

Великий завоеватель Александр Македонский стремился не только покорить мир, но и познать его. Ведь чтобы управлять огромной империей, нужно было хорошо представлять ее географию. Важной задачей для Александра стала разведка морского пути из Индии в Персию и Египет. Бесценную помощь в этом ему оказал один из его полководцев и друг детства - Неарх.

К 326 году до нашей эры Александр Македонский находился на вершине своего могущества. Его империя простиралась от Эллады до Персии. Но и этого амбициозному царю было мало. Он двинул войска дальше - в Индию. Командиром царских щитоносцев в этом походе был назначен выходец с острова Крит по имени Неарх.

Верный друг

Все, что мы знаем о Неархе, так или иначе связано с Александром. Критянин был знаком с ним с самого детства. А потом стал одним из верных спутников в военных походах. Вместе с Александром он прошел через Малую Азию, Персию, Сирию и Египет. Управлял некоторыми землями (Ликией и Памфилией). И все это время оставался близким товарищем и советником царя, ни разу не поссорившись с ним. Судя по всему, Неарх не был великим полководцем. Но отличался мудростью, рассудительностью и умел организовать любое дело наилучшим образом.

Индийский поход оказался для Александра не слишком удачным. Хотя местные правители не смогли оказать сильного сопротивления закаленной в боях македонской фаланге, однако силы солдат были уже на исходе. После нескольких сражений Александру пришлось повернуть начинавшую роптать армию и вернуться в Малую Азию. Тем не менее не до конца покоренная Индия теперь стала частью его владений. Пришло время задуматься о том, как соединить ее с другими землями. Довольно заманчивым для этого выглядел морской путь.

В сентябре 325 года до нашей эры по приказу Александра на берегах Гидаспа (этот приток реки Инд в наши дни называется Джелам и протекает на территории Пакистана) начали строительство грандиозного флота. Древнегреческий историк и географ Арриан писал, что в него в целом входило 800 кораблей. В основном - вспомогательные суда для лошадей и провианта. Основой же были 33 (по другим данным, 35) 30-весельные триеры. Арриан при этом опирается на книгу самого Неарха, которая не сохранилась и дошла до нас только в пересказах.

Вот как он описывает дальнейшие события: «Неарх рассказывает, что Александр беседовал с ним о том, кого лучше всего назначить начальником флота. При этом Александр вспоминал то одного, то другого и отказывался от одних, так как они не желают подвергаться такой опасности, от других, так как они не обладают нужной смелостью и твердостью, от третьих, так как они как будто охвачены тоской по родной земле. В одних он находил одни, в других другие недостатки. Тогда Неарх, предложив свои услуги, сказал: "О царь! Я принимаю на себя начальство над этим флотом, и да поможет мне бог в этом деле; я проведу тебе невредимыми корабли и людей до самой персидской земли, если только море в этих местах судоходно и если для человеческого разума это дело не представляет непреодолимых трудностей" Александр, по его словам, отказывался подвергать таким трудностям и таким опасностям кого-либо из своих друзей, но тут Неарх не только не стал отказываться, но еще сильнее просить».

В итоге настойчивость Неарха была вознаграждена - он был назначен флотоводцем. Под его началом при этом оказалось несколько тысяч человек.

Ихтиофаги и арабиты

Триера Александра Македонского

Перед отправкой экспедиции Александр принес жертву Посейдону, а Неарх - Зевсу. Также были устроены гимнастические состязания. По притокам флот добрался до Инда и начал спускаться по большой реке. Армия, отправленная Александром для поддержки и охраны, следовала по берегам.

Спустя четыре дня корабли достигли места впадения Инда в океан. Дальше они должны были двигаться уже самостоятельно. Однако здесь дал о себе знать тот факт, что Неарх все же не был прирожденным моряком. Он неправильно оценил обстановку и отплыл, не дожидаясь, пока задуют зимние попутные муссоны. В результате флот с большим трудом продвинулся на 80 миль к западу и был вынужден остановиться. Стоянку разбили в удобной бухте. Понимая, что благоприятного ветра придется ждать долго, Неарх распорядился обнести лагерь наскоро сложенной каменной стеной, чтобы защититься от возможных нападений. Действительно, муссоны задули лишь спустя 24 дня.

Двигаясь вдоль берега по незнакомым водам, не имея ни карт, ни лоций, греческие моряки вынуждены были постоянно находиться в напряжении. Известно, что в самом начале плавания Неарх потерял три небольших судна. Правда, как именно это произошло - неясно.

Местные народы тоже не давали скучать. В заболоченном устье реки Томер (современная Хингол в Пакистане) на греков напали некие дикари, вооруженные заостренными и обожженными на костре палками. Неарх в своем сочинении называл их арабитами и описывал как «варварский народ, носящий длинные волосы, отпускающий бороды и похожий на фавнов или медведей».

Многочисленные задержки в пути привели к тому, что стали заканчиваться съестные припасы. Греческие матросы опасались есть незнакомую пищу. Поэтому, например, не охотились на больших черепах, которых видели вокруг во множестве.

Далее морской путь лежал вдоль берегов, на которых жили племена рыболовов. Неарх не пытался их различать, а всех вместе называл ихтиофагами. Именно за их счет флотоводец решил проблему снабжения. Действуя в стиле своего друга и царя, он высадился на берег с сильным отрядом и захватил одно из поселений беззащитных ихтиофагов. Припасы были пополнены, можно было плыть дальше.

Как напугать кита?

У самого входа в Персидский залив (который Неарх по ошибке считал Красным морем) произошел интересный эпизод - греки впервые увидели китов. Арриан так описывает это происшествие: «Гребцы так испугались, что у них из рук выпали весла. Тогда сам Неарх, проезжая по всей линии кораблей, обращался к людям со словами ободрения и воодушевления; и тем, мимо кого он проезжал, он приказывал повернуть нос корабля во фронт, как бы для сражения, и, поднявши боевой крик, среди шума воды частыми и сильными ударами весел производить возможно больше шума. Они ободрились и все вместе, как было приказано, двинулись против китов. Когда они уже приближались к этим животным, они подняли воинский крик, сколько у них хватило голоса, стали трубить в трубы и производить насколько возможно больший шум греблей. И вот киты, которые виднелись уже у самого носа судов, испуганные шумом, опустились в глубину и, немного позднее вынырнув за кормой, держались на поверхности и вновь выкинули кверху большую струю воды».

Следуя вдоль аравийского берега, корабли дошли до устья реки Минаб (территория современного Ирана). Здесь в один из дней они увидели на берегу человека в греческой одежде. Как выяснилось, это был один из солдат Александра. Военный лагерь находился всего в пяти днях пути по суше. Неарх сошел на берег и отправился с докладом к царю. К этому моменту он находился в плавании уже 21-ю неделю, проходя за день от 40 до 120 километров.

Александр радостно встретил своего флотоводца, который выполнил сложное и опасное путешествие. Но экспедиция Неарха была еще не закончена. Он вернулся к кораблям и двинулся дальше, вдоль восточного берега Персидского залива. Так он дошел до устья реки Евфрат, затем поднялся по Тигру и, наконец, снова соединился с Александром.

На этот раз в честь Неарха был устроен полноценный праздник. Александр наградил его золотым венком и назначил уже постоянным начальником над всем флотом. Вскоре после этого Неарх должен был отправиться в новую экспедицию, чтобы разведать морской путь из Персии и Вавилона в Египет. Но пока шла подготовка к плаванию, Александр Македонский внезапно умер.

Империя, созданная завоевателем, мгновенно затрещала по всем швам, и планы экспедиции пришлось свернуть. Дальнейшая судьба Неарха покрыта мраком. Известно, что он прожил достаточно долго, чтобы написать книгу, в которой обстоятельно описал как индийский поход, так и свое грандиозное плавание. Многие считают, что он остался в стороне от войн диадохов - полководцев Александра, которые принялись выяснять отношения между собой и заново делить завоеванные земли. Однако, по другой версии, Неарх все же погиб в битве при Ипсе, где в 301 году до нашей эры диадохи сошлись в решающей схватке.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели    










Сообщество в G+