История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Колумб российский

Конечно, Григорий Шелихов не открывал Америку, как Христофор Колумб. Не ступал первым из русских на американский берег, как это сделали Михаил Гвоздев и Иван Фёдоров. Но именно Шелихов приблизил к России Аляску. Он был единственным русским предпринимателем, давшим толчок для заселения и освоения русскими этой части континента.

Когда в январе 1962 года рабочий посёлок строителей алюминиевого завода Шелехов в 18 км от Иркутска, получил статус города, мало кто обратил внимание, что в названии города допущена ошибка. Лишь историки и краеведы всполошились по поводу того, что фамилия знаменитого иркутского купца, мореплавателя и промышленника, в честь которого назван город, была не ШелЕхов, а ШелИхов.

Сибирский американец

Григорий Шелихов

В июле 2015 года исполняется 220 лет со дня кончины Григория Ивановича Шелихова, было которому всего 48 лет. Ошибку в написании его имени допустили при подготовке распоряжения Совмина СССР о наделении посёлка статусом города. Реакция местной общественности уже не могла поправить дело: указ из-за какой-то одной буквы, переделывать никто не стал. Да и повод для ошибки дал отчасти сам Григорий Иванович, подписывавшийся иногда как «Шелехов», через «е».

В историю Шелихов вошёл прежде всего как русский первопроходец Аляски. Именно он собирал эти земли и морские просторы под руку России. На каменной глыбе постамента памятника, установленного в городе Шелехове в 1995 году, начертаны пророческие слова Ломоносова, сказанные учёным за 50 лет до появления русских на Аляске:

«Колумбы росские, презрев угрюмый рок,
Меж льдами новый путь отворят на восток,
И наша досягнет в Америку держава,
И что во все концы достигнет россов слава».

Григорий Шелихов был одним из первых таких «россов». Однако его деятельность удивительно долго оставалась недооцененной потомками. Только в 1903 году удостоился он памятника в своём родном Рыльске, что в Курской губернии. Ставили памятник на средства, собранные по всероссийской подписке. Но в 1928 году памятник упразднили. Правда, лет через 30 восстановили, но уже в другом виде, и все с той же ошибкой в написании фамилии.

Конечно, Шелихов был не первым, кто узнал об Аляске. До этого там плавали россияне Витус Беринг и Алексей Чириков, знаменитые европейцы Джеймс Кук, Жан-Франсуа Лаперуз и другие. Но всерьёз крайним северо-востоком империи интересовались только такие энергичные, напористые люди, как Шелихов. Освобождённый из ссылки Александр Радищев (уже после кончины Шелихова) писал: «Какие люди! Хотя бы этот Григорий Шелихов! Не берусь судить об его нравственных качествах, но крылом его утлых, без единого железного гвоздя сшитых кораблей русские люди вписали последнюю страницу к 300-летней затяжной истории открывания Америки, в которую генуэзец Христофор Колумб сделал первый и нечаянный шаг…».

Путь на восток

Григорий Шелихов начинал приказчиком у сибирских купцов. Разъезжал по Восточной Сибири, торговал на Чукотке и Камчатке. Смекалистого и удачливого приказчика приметил Трапезников — известный сибирский купец-старовер. Он женил Шелихова на своей внучке Наталье, оказавшейся под стать энергичному Григорию. Несмотря на то что тесть Шелихова разорился, перед смертью он передал молодым карту плавания к Алеутским островам и к американским землям, а также кубышку с золотыми монетами.

Охотск в то время хоть и считался базой освоения северо-востока империи (здесь, к слову, были построены корабли Беринга «Святой Пётр» и «Святой Павел», давшие название будущей столице Камчатки Петропавловску-Камчатскому), но был маленьким, грязным городишком. Порт выбран был неудачно: две реки — Охота и Кухтуй, между которыми он расположился, наносили в акваторию много песка. Добираться сюда из Иркутска было далеко и неудобно, поэтому все грузы шли через Якутск. Летом — на телегах, зимой — на санях. Далее суда следовали через Охотское море на Камчатку в Петропавловск и уж потом на Аляску.

Мыслящий по-государственному широко Шелихов искал другие пути. Он мечтал о незамерзающей гавани, хорошо бы где-нибудь поближе к устью Амура. Чтобы оттуда можно было наладить торговлю со всеми странами Дальнего Востока. Да и Аляску осваивать.

Он писал: «Сужу я, что необходимо распространять мореплавание наше по Тихому океану далее нынешних пределов, в Кантон ездить, в Макао, Батавию, на острова Филиппинские, Марианские». Он плавал сам и отправлял экспедиции на Курилы и Алеутские острова, торговал с Японией.

В 1784 году Шелихов заложил первое поселение будущей Русской Америки. Встало оно на острове Кадьяк, отделённом от материка узким проливом, носящим ныне имя Шелихова. Совсем не гладко начиналось освоение россиянами далёкой Аляски. Местное население, эскимосы, встречали колонизаторов отнюдь не с цветами, а с оружием в руках. Немало россиян, прибывших к берегам Аляски во главе с Шелиховым, пало в кровавых стычках с аборигенами.

Кончилось тем, что, вернувшись на негостеприимные берега с достаточно большим числом хорошо вооружённых людей, Шелихов жестоко отомстил эскимосам. По разным данным, было убито от 500 до 2500 аборигенов. Ещё около 1000 было захвачено в плен. После того, как страсти улеглись и установились мирные, даже дружественные, отношения с местным населением, плавания в Америку стали регулярными.

Таинственная смерть

Шелихов, думая о будущем этого края, организовал школу для детей аборигенов, готовил из них мастеровых людей, поощрял земледелие и скотоводство. В 1791-м году он с компаньонами организовал Северо-Восточную компанию. Уже после смерти Шелихова по ходатайству его зятя и наследника всех прав Николая Резанова её преобразовали в Русско-Американскую компанию. Акционерами стали российский император и многие из придворных. Большой удачей Шелихова было назначение управляющим компанией Александра Баранова.

За 28 лет его кипучей деятельности на этом поприще (в том числе и после смерти Шелихова), русские поселения распространились не только по Аляске, но и продвинулись далеко на юг до Калифорнии, тогда ещё находившейся в испанском владении. Исполняя волю Шелихова, Баранов установил тесные торговые отношения и с Калифорнией, и с Гавайскими островами, и даже с далёким Китаем. Его имя в Русской Америке стало так же популярно, как и Шелихова. Особенно уважали его индейцы, называя на своём языке «Человеком, которого не берут стрелы». И не напрасно: Баранов носил под одеждой кольчугу тонкой работы. Оттого и стрелы отскакивали от него, не нанося вреда.

Каждый раз, бывая в столице, Шелихов уговаривал императрицу выделять средства на освоение Русской Америки. Но особых успехов на этом поприще так и не добился. Привёз из Петербурга лишь полученные в награду золотую медаль и серебряную шпагу, да дарованное потомкам дворянство.

В очередной раз вернувшись в ставший для него почти родным Иркутск, Шелихов, человек здоровый от природы и закаленный в тяжелейших походах, неожиданно тяжело заболел. Доктора так и не смогли определиться с диагнозом. Поэтому до сих пор неясно, что именно стало причиной смерти главы процветающей компании. Есть подозрения и на отравление, устроенное конкурентами. Так или иначе, 31 июля 1795 года Григорий Шелихов умер в Иркутске. Здесь он и был похоронен в стенах Знаменского монастыря.

На его могиле высечены слова эпитафии, написанной Гавриилом Державиным и Иваном Дмитриевым:

«Колумб здесь росский погребён:
Преплыл моря, открыл страны безвестны;
Но зря, что все на свете тлен,
Направил паруса во океан небесный».

Анатолий БУРОВЦЕВ
Константин РИШЕС



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: