История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Белая леди на чёрном континенте

В конце 19-м века никто в мире уже не удивлялся, что значительная часть представительниц прекрасного пола, сменив домашние дела на вполне мужские занятия, доказала, что эмансипация не пустое слово, а право управлять аэропланом, участвовать в политической и общественной жизни и даже совершать опасные путешествия.

Англичанка Мэри Кингсли тоже была в нестройных рядах тех, кто своим примером доказывал миру право открывать, учить и лечить. Хотя поначалу она оказалась за тридевять земель совсем по другой причине.

Средство от меланхолии

Мэри Кингсли

В 1862 году в семье известного и состоятельного лондонского врача Джорджа Кингсли родилась девочка, которой дали имя Мэри. В соответствии с существовавшими тогда традициями, женщинам путь в высшие учебные заведения был закрыт, поэтому Мэри, в отличие от её младшего брата Чарли, поступившего в университет, пришлось довольствоваться домашним обучением. Девушка дурнушкой не была, но будучи от природы мизантропом, она сторонилась общества, предпочитая проводить время за чтением книг. В основном это были рассказы путешественников о дальних и неведомых землях. Интерес к этой теме, наверное, был не случаен, поскольку и доктор Кингсли, стремясь отдохнуть от постоянно, брюзжащей и всем недовольной жены, часто уезжал в Африку и США для лечения депрессии, как он это сам отмечал в своём дневнике. Но 1892 год оказался для Мэри поистине чёрным — в течение двух месяцев скоропостижно скончались и отец, и мать. Положение усугублялось тем, что её мать когда-то была простой кухаркой в доме Кингсли, и родные, не простив Джорджу столь легкомысленный и неравный брак, отвернулись от него.

Оставшись в одиночестве и впав в глубокую депрессию по причине наследственной меланхолии, девушка стала серьёзно задумываться о самоубийстве. И когда Мэри уже была готова добровольно удалиться в мир иной, она вдруг вспомнила о «лекарстве» отца. Конечно же, вот оно, решение всех проблем — Африка! Как ни пугали её знакомые и ранее побывшие на Чёрном континенте путешественники ядовитыми змеями, смертельными болезнями и туземцами-людоедами, мисс Кингсли от своих планов отказываться не хотела, тем более что она была состоятельной леди, благодаря оставленному отцом наследству.

И вот спустя год Мэри ступила на берег Сьерра-Леоне, тогда ещё британской колонии. Чиновники администрации помогли искательнице приключений определиться с местом жительства, и спустя несколько дней Мэри добралась до довольно большой деревни. Наверное, первое знакомство выглядело достаточно комично: с одной стороны — низкорослые темнокожие аборигены в набедренных повязках, украшенные ожерельями, с другой — статная высокая дама, затянутая в корсет и облаченная в жакет и длинную суконную юбку. Кстати, она как-то спасла Мэри от серьёзной травмы, когда путешественница во время прогулки неосторожно наступила на капкан. К счастью, сомкнувшиеся челюсти ловушки не смогли прокусить толстую ткань.

Среди дикарей

Но та же спасительная юбка немного позднее чуть не стала причиной гибели мисс Кингсли. Во время очередной прогулки она увидела, как в сторону деревни бежит явно с агрессивными намерениями чем-то раздражённый бегемот. Местные жители, не стеснённые одеждами и обувью, бросились наутёк. А вот Мэри ничего не оставалось, кроме как обороняться единственным имевшимся у неё оружием — дамским зонтиком. И чудо: когда острие вонзилось гиппопотаму в голову, гигантское животное было настолько ошарашено, что, развернувшись на 180 градусов и не прекращая реветь, бросилось в сторону джунглей. Стоит ли говорить, что аборигены, которые сначала с осторожностью относились к белой гостье, теперь смотрели на неё как на посланницу богов!

Авторитет Кингсли ещё более укрепился, когда она, неплохо изучив язык, приняла участие в оказании медицинской помощи местным жителям. Это не составляло для неё особого труда, поскольку ещё в юности, параллельно с изучением математики, истории и литературы, под руководством отца Мэри с усердием постигала азы медицины.

На берегах Туманного Альбиона путешественницу встретили с восторгом. Первую в мире женщину, в одиночку побывавшую в далёкой Африке, приглашали не только на светские рауты, где собирались сливки высшего общества, — она оказалась желанной гостьей и в научной среде: в университетских аудиториях во время её лекций яблоку негде было упасть.

В поисках смерти

Как и всякая женщина, Мэри жаждала не только славы, но и обыкновенной любви. И вот она обратила внимание на молодого мужчину, который, не пропуская ни одной из её публичных лекций, задавал после неё больше всего вопросов. Этим человеком оказался Мэтью Нейтан, мелкий клерк министерства иностранных дел. И вот после одного из выступлений он робко попросил мисс Кингсли принять его дома. Получив благосклонное разрешение, Мэтью вскоре стоял на пороге её дома с тортом и букетом цветов. Такие посиделки продолжались довольно долго и, казалось бы, должны были перейти в новую качественную стадию. Однако ухажёр намекнул, что его матушка больна чахоткой и до её кончины он вынужден пока не думать о серьёзных отношениях. Мэри с пониманием отнеслась к этому намёку, тем более что, получив гонорар за вторую книгу, она собиралась снова отправиться на Чёрный континент. На этот раз целью путешествия был избран Габон, а компанию ей согласился составить известный путешественник Альберт Ниссо.

Но на этот раз племя фангов, на территории которого гости разбили свой бивуак, оказалось не столь добродушным и приветливым. Мало того, что они оказались каннибалами, употреблявшими в пищу во время ритуалов мясо поверженных врагов, но и по прошествии некоторого времени совет старейшин племени заявил, что Мэри должна стать очередной женой одного из них, иначе её принесут в жертву богам. Поэтому тёмной ночью путешественники были вынуждены тайно бежать. А на родине Кингсли ждал ещё один удар. К моменту её возвращения матушка Нейтана скончалась, и Мэри с нетерпением ждала визита Мэтью, чтобы с ним первым поделиться впечатлениями о поездке, а также услышать предложение стать его женой. И действительно, скоро свидание состоялось, но то, что ухажёр сказал своей возлюбленной, повергло женщину в шок. Оказалось, что Нейтан просит у неё не руки и сердца, а ходатайства перед министром по делам колоний с целью помочь ему получить должность в британской миссии в Сьерра-Леоне! Дескать, здесь жалование мизерное, а он так нуждается в деньгах. Естественно, расставание было более чем прохладным, хотя Кингсли и выполнила просьбу проходимца. А тот вместо благодарности направо и налево рассказывал, как сделал карьеру благодаря доверчивости и глупости старой девы.

С этого момента Африка, сделавшая её знаменитой, стала для Мэри ненавистна, у неё снова началась депрессия. И как только в 1899 году началась Вторая англо-бурская война, Кингсли отправилась в Южную Африку в качестве сестры милосердия. А через несколько дней волонтёра свалил сыпной тиф. Так и не приходя в сознание, мисс Кингсли скончалась 3 июня 1900 года в возрасте 37 лет.

Леонид ЛУЖКОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: