История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Поэт сибирской мерзлоты

В 1763 году Михаил Ломоносов произнес историческую фразу: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном и достигнет до главных поселений европейских в Азии и в Америке». Одним из главных исследователей Сибири стал прибалтийский немец Александр Миддендорф.

Уроженец Эстляндской губернии Александр Миддендорф по окончании гимназии в 1832 году и думать не мог, что когда-либо окажется в Сибири. В те времена это слово у людей ассоциировалось с каторгой. Дорога юноши лежала на медицинский факультет Дерптского университета. После его окончания в 1837 году 22-летний доктор отправился на «повышение квалификации» в Австрию и Германию, где два года изучал не только антропологию, но и зоологию и этнографию.

Упрямый доктор

Александр Миддендорф

Вернувшись в Россию, Миддендорф получил место заместителя главы кафедры зоологии в Киевском Императорском университете Святого Владимира. Жадный до знаний, он пытался развивать новые направления в зоологии. Потому в 1840 году охотно принял приглашение петербургского профессора Карла Бэра принять участие в экспедиции на Кольский полуостров.

В той экспедиции молодой ученый зарекомендовал себя не только как отличный медик, но и как опытный охотник, умелый стрелок и, что удивительно для дворянина, рукастый плотник. «Миддендорф прошел из Колы сквозь Лапландию до Кандалакшской губы, двигаясь то пешком, то в лодке, - писал о нем Карл Бэр. - Он нашел, что существующие у нас карты этого района являются совершенно неправильными и что течение реки Колы показано на них совершенно неверно...»

Возвратившись в Петербург, Бэр дал Миддендорфу прекрасные характеристики. На основании чего руководство Академии наук предложило 26-летнему исследователю стать руководителем небольшой экспедиции в Северную и Восточную Сибирь. Основные задачи экспедиции сводились к изучению органической жизни Таймырского полуострова и исследованию вечной мерзлоты.

Еще до выезда из Петербурга Миддендорф, используя работы и карты таких путешественников, как Челюскин и Лаптев, составил свою карту полуострова Таймыр. Да такую, что уже в экспедиции, руководствуясь ею, он давал местным проводникам настолько точные указания, что те, не понимая, откуда белый человек так много знает об этих местах, прозвали его «великим шаманом».

В состав экспедиции, кроме самого Миддендорфа, вошли датчанин Брандт (бывший лесничий) и слуга Александра - эстонец Фурман, исполнявший функции препаратора. После нескольких месяцев напряженной подготовки в таком составе экспедиция и выехала из Петербурга 14 ноября 1842 года.

Первые месяцы путешественники добирались до Красноярска по общим дорогам на лошадях. Затем их путь лежал в Туруханск, откуда Миддендорф на собачьих упряжках двинулся по льду Енисея и в апреле прибыл в устье реки Дудинка.

18 дней одиночества

Еще приближаясь к низовьям Боганиды, Миддендорф увидел на востоке и юго-востоке «хребет Сыверма», резко обрывающийся к Норильским озерам. Именно там Александр и открыл плато Путорана - расчлененный горный массив, расположенный на северо-западе Сибирского плоскогорья.

Преодолев с юга на север Северо-Сибирскую низменность, в июле 1843 года исследователи достигли реки Верхней Таймыры. Здесь Миддендорф открыл цепь высот - Камень Хэрбэй, ограниченных с юга «речной областью Таймыра». В целях изучения Верхней Таймыры глава отряда распорядился остановиться здесь почти на месяц.

Достигнув водным путем озера Таймыр, отряд через него доплыл до истока реки Нижняя Таймыра. Здесь Миддендорф случайно нашел неплохо сохранившийся скелет мамонта. Отсюда же, в августе 1843 года через ущелье в горах Бырранга исследователи добрались и до Таймырской губы Карского моря.

Собрав необходимые сведения, отряд уже собрался возвращаться назад, как вдруг тяжело заболел сам Миддендорф. Члены экспедиции, оставив начальника в наспех сколоченном убежище, пошли искать «оленных тунгусов». 18 дней больной и голодный Миддендорф провел в одиночестве на ледовом побережье, и только возвращение Ваганова с ненцами и оленями спасло ему жизнь.

Едва поправив здоровье в Коренном-Филипповском, Александр отправился в обратный путь в Красноярск. Оттуда отряд поспешил в Якутск, куда и прибыл 18 февраля 1844 года. До конца зимы Миддендорф занимался здесь геотермическими исследованиями в Шергинской шахте. По сути это были первые исследования в области мерзлотоведения, а сам Миддендорф мог считаться родоначальником этой науки. Кроме того, со слов местных жителей ученый записал «Эриэдэл Бэргэн» (якутский эпос).

Но больше всего усилий он прикладывал для подготовки к плаванию к Шантарским островам вдоль побережья Охотского моря. Планировалось, что по поручению Академии наук в Охотске его экспедиции предоставят вельбот. Но уже в Якутске ученый получил отказ. В итоге пришлось изменить маршрут, чтобы выйти к Охотску не по часто используемой северной тропе, а южнее, через полузаброшенный Удский острожек.

Весной 1844 года экспедиция, куда кроме Брандта, Ваганова и Фурмана вошли несколько казаков и двое якутов (последние нужны были для строительства байдары), на нескольких санях с быками выехала из Якутска. Преодолев 180 километров, отряд достиг Амгинской слободы, где ученый путем закладки шурфов опять произвел наблюдение над «всегда мерзлыми» слоями земли. Уже в Амге сани с быками пришлось сменить на 72 лошади, ибо дальнейшая дорога была гористой. 11 апреля 1844 года караван вышел в путь.

Богатый улов

За несколько дней путешественники почти не встретили людей, кроме нескольких якутов и эвенков.

1 июня 1844 года отряд Миддендорфа перебрался через Становой хребет и за 8 дней дошел до Удского острожка. Здесь за 12 дней была построена байдара, на которой по реке Удь отряд спустился к Охотскому морю.

В ожидании их таяния Миддендорф занялся сбором научного материала, и только в августе отряд вышел в море и наконец достиг острова Большой Шантар. Пробыв здесь неделю, Миддендорф формально выполнил все задачи. Но, отправив все коллекции, гербарии и путевые записи со спутниками в Якутск, он и его помощник Ваганов на маленьком ботике отправились в плавание вдоль берега.

Добравшись до устья реки Тугур, они пересели на оленей и выступили на запад. 12 января 1845 года оба прибыли на «полотно самого Амура», тем самым завершив поход длиной в 841 день и 30 тысяч километров.

Экспедиция Миддендорфа оказалась уникальной. За свои заслуги в 1852 году Александр Миддендорф получил звание ординарного академика, в 1855-м - секретаря Российской Академии наук. Но на лаврах он почивать и не помышлял. В 1870 году, сопровождая великого князя Алексея Александровича в путешествии по Белому морю, он произвел наблюдения относительно Гольфстрима к востоку от Нордкапа. А вскоре он открыл Нордкапское течение в Баренцевом море. В том же году Миддендорф изучал Барабинскую степь, в 1878-м - Ферганскую долину.

Скончался заслуженный ученый в 1894 году, в своем эстонском имении в возрасте 78 лет.

Прохор ЕЖОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: