История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










У высоких берегов Амура...

За время своего трехлетнего путешествия воевода Василий Поярков проделал около восьми тысяч километров, потеряв при этом две трети своего отряда. Он прошел новым путем от Лены по Амуру, открыв реки Учур, Гонам, Зею, Амурско-Зейское плато и Зейско-Буреинскую равнину, первым совершил плавание вдоль юго-западных берегов Охотского моря.

XVII век стал для русских первопроходцев временем продвижения на восток, к Великому океану. Где жили «необъясаченные» племена, которых необходимо было привести «под высокую Государеву руку». Русских служилых казаков вела в поход не только жажда наживы. Они вполне искренне хотели послужить царю и стране, которая только-только начала приходить в себя после всех разорений Смутного времени. России нужна была «мягкая валюта» - шкурки соболей, куниц и невиданных в Европе песцов и каланов. А для этого надо было заставить сибирские народы где силой, а где и лаской платить ясак - дань русскому царю.

Земля Даурия

Народность дауры

Василий Данилович Поярков родился около 1610 года в старинном городе Кашине - ныне это Тверская область. Ребенком он мог видеть нашествие на Русь поляков. О юности его ничего неизвестно. Лишь в конце 1630-х годов, уже вполне зрелым человеком, он оказывается в Якутске. К тому времени от служилых казаков стало известно о том, что на юге, за Алданским хребтом, лежит страна Даурия, где зимы теплые, лето жаркое, где земля хорошо родит хлеб, а леса полны соболей, куниц, лис и других пушных зверей.

Якутский воевода, стольник Петр Головин, велел летом 1643 года письменному голове Василию Пояркову отправиться и проверить - так ли это на самом деле. Воеводу заинтересовала не «мягкая рухлядь» - соболиные шкурки, а возможность покупать или выращивать в тех благодатных краях хлеб, которого вечно не хватало казакам.

Поярков отправился в путь с отрядом, в котором было 112 служилых людей, 15 охочих (добровольцев), два толмача (переводчика), два целовальника (чиновника). А всего вместе с письменным головой отряд насчитывал 132 человека. С собой они взяли судовой инструмент, много парусины, боеприпасов, пищалей, а также медных котлов и тазов, сукна и бисера - для подарков местным жителям. В путь казаки отправились на шести дощаниках - плоскодонных речных судах.

Воеводой Головиным Пояркову было дано задание: описать реки и народы, живущие на них. Выяснить природные богатства края и представить «чертеж и роспись дороги своей и волоку, к Зие и Шилке реке, и падучим в них рекам и угодьям». При этом воевода велел Пояркову, чтобы тот и его люди не обижали местное население.

Экспедиция в конце июля на дощаниках прошла по Алдану и рекам его бассейна - Учуру и Гонаму. Казакам приходилось перетаскивать суда волоком чуть ли не у каждого порога, а на Гонаме их было больше сорока, не считая мелких. Осенью, когда река встала, отряд, потеряв два дощаника, так и не достиг водораздела между бассейнами Лены и Амура. Поярков оставил часть людей зимовать с судами и припасами на Гонаме, а сам налегке с отрядом в 90 человек пошел на нартах и лыжах через Становой хребет. Через 10 дней пути по Амурско-Зейскому плато он добрался до реки Умлекан, левого притока Зеи.

Казаки оказались в стране «пашенных людей» - Даурии. По берегам Зеи стояли селения с просторными деревянными домами с окнами, затянутыми промасленной бумагой. У дауров были запасы хлеба, бобов и других продуктов. Они носили одежду из шелковых и хлопчатобумажных тканей. Шелк, ситцы, металлические и другие изделия они получали из Китая в обмен на пушнину. Пушниной же они платили дань маньчжурам.

Суровый воевода

Поярков решил зимовать на Зее и поставил острог возле устья Умлекана. К середине зимы хлеб в остроге и окрестных селениях подошел к концу. Как-то нужно было дотянуть до весны, когда вскроются реки и придут суда с припасами, оставленными на Гонаме. А пока Поярков послал отряд в семь десятков человек во главе с Юшкой Петровым в соседнее селение дауров.

Дауры встретили гостей приветливо, но в город не пустили. За версту от селения они поставили казакам три юрты, принесли им богатые дары, снабдили продуктами. Но Петрова не удовлетворили подношения дауров, и он пошел на штурм селения. Однако дауры выслали конный отряд, который разгромил пеших казаков. Юшка Петров с оставшимися людьми вернулся к Пояркову.

В это время в остроге начался голод, казаки питались кореньями и падалью, болели и умирали. Поярков не мог простить Петрову его необдуманного поведения и отказался делить запасы с вернувшимся отрядом. Казакам Петрова суждено было умереть голодной смертью.

24 мая 1644 года, когда пришли казаки, зимовавшие за Становым хребтом, Поярков решил двигаться дальше, вниз по Зее. У него оставалось около 70 человек.

Плыть пришлось через густонаселенные места. Местные жители косо смотрели на незваных гостей, не допускали, чтобы русские высаживались на берег.

Наконец в июне отряд вышел на Амур. Район устья Зеи понравился казакам: земля здесь, судя по запасам продовольствия в даурских острогах и многочисленным пашням, давала хорошие урожаи, а в селениях было много скота. Поярков остановился немного ниже устья реки Зеи - он решил срубить здесь острог и зимовать, а весной двинуться вверх по Амуру для поиска серебряных руд. На разведку вниз по Амуру он отправил 25 казаков на двух стругах. После трехдневного плавания разведчики выяснили, что до моря еще далеко, и повернули назад, двигаясь против течения бечевой. Вскоре они подверглись нападению приречных жителей - к Пояркову вернулись лишь пятеро. Теперь в отряде осталось около 50 человек.

Дорога к океану

Поярков понимал, что с такими силами после тяжелой зимовки трудно будет двигаться против течения такой могучей реки, как Амур, и принял решение плыть к ее устью. От устья реки Сунгари начались земли другого народа - пашенных дючеров. Они жили в поселках, окруженных полями. Вскоре с юга в Амур «упала» большая река, названная казаками Верхним Амуром. Это была Уссури. Через несколько дней плавания показались шалаши гольдов (нанайцев), которые жили в крупных селениях. Они почти не знали земледелия, занимаясь в основном ловлей рыбы. Из искусно выделанной кожи крупных рыб они шили себе одежду.

Далее река поворачивала на северо-восток. Вскоре на берегах нижнего Амура русские увидели летние жилища на сваях и встретили новый «народец». Это были гиляки (нивхи) - рыболовы и охотники.

Еще через восемь дней Поярков достиг устья Амура и остался здесь на вторую зимовку. По соседству в землянках жили гиляки. Казаки стали покупать у них рыбу и дрова и собрали некоторые сведения об острове Сахалин, богатом пушниной, где живут «волосатые люди» (айны). Поярков выяснил также, что из устья Амура можно попасть в южные моря. Так впервые стало известно о существовании пролива, отделяющего Сахалин от материка.

В конце мая 1645 года, когда устье Амура освободилось ото льда, Поярков вышел в Амурский лиман. Морское плавание продолжалось три месяца. Отряд двигался сначала вдоль материкового берега Сахалинского залива, а затем вышел в Охотское море. В начале сентября Поярков вошел в устье реки Ульи. Здесь казаки нашли уже знакомый им народ - эвенков - и остались на третью зимовку. Ранней весной 1646 года отряд двинулся на нартах вверх по Улье и вышел к реке Мае, в бассейн Лены. Здесь землепроходцы выдолбили лодки и по Мае, Алдану и Лене за 16 дней, в середине июня 1646 года, доплыли до Якутска.

Поярков убеждал якутских воевод присоединить амурские страны к Руси: «Там в походы ходить и пашенных хлебных сидячих людей под царскую... руку привесть можно и ясак с них собирать - в том государю будет многия прибыль, потому что те землицы людны, и хлебны, и собольны, и всякого зверя много, и хлеба родится много, и те реки рыбны...»

До 1648 года Поярков служил в Якутске в прежней должности письменного головы, после чего вернулся в Москву. Имя Василия Пояркова мельком упоминается в хрониках до 1668 года.

Александр ЕГОРОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: