История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Античное «лицо» Британии

Так уж вышло, что уже несколько веков почти весь мир старается держаться англосаксонских шаблонов в жизни и бизнесе. Но так было отнюдь не всегда.

Остров Британия был заселен еще в эпоху бронзового века, а с VIII века до нашей эры испытал массовый наплыв кельтских Племен Европы. Но в том-то и дело, что кельты, как и другие варвары, считались греками и римлянами дикими людьми, не имевшими ни письменности, ни культуры, ни права. Хотя, если уж совсем придираться, то и открытие Нового Света Колумбом из той же серии - в Америке ведь на момент его прибытия тоже были развитые цивилизации.

Товары от северных варваров

Вот и кельты тоже обладали навыками скотоводства, земледелия, обработки металлов. Ими было освоено большое месторождение олова неподалеку от современного города Корнуолл. Слитки этого металла переправлялись через Ла-Манш и далее шли на юг, в цивилизованный мир - Грецию, Рим, Междуречье. Аналогично к грекам поступал и янтарь, добываемый варварами на побережье Балтийского моря. Однако кто добывал эти дары природы, самим покупателям было неизвестно, ибо прежде чем товар попадал в Средиземноморье, он проходил долгий путь от одного торговца к другому.

Дело осложнялось тем, что в те времена Европа была покрыта густыми лесами и не имела четких и понятных маршрутов. Причем путь от побережья Средиземного моря к берегам Северного моря лежал по землям разных племен, не жаловавших иноземцев. И все же греки из колониального города Массалия (нынешний Марсель) хорошо понимали, что прямой контакт с поставщиками олова или янтаря значительно удешевит стоимость материалов, а потому решили отыскать морской путь к ним. В качестве предводителя экспедиции выбрали 50-летнего астронома и математика по имени Пифей. Он прославился тем, что с большой точностью (вплоть до минут) вычислил координаты Массалии.

Стоит отметить, что представители цивилизованного мирауже имели опыт плавания к варварам. Однако они, в отличие от викингов, предпочитали не рисковать: их маршруты были каботажными (вдоль побережья). Самое известное из них - плавание Ганнона-морехода вдоль побережья Африки. Плавание состоялось лет за 200 до похода Пифея и преследовало цель основать города-колонии на диких берегах. Однако африканское побережье считалось вполне достойным местом жизни, в отличие от северных земель. Ведь судя по трудам «отца истории» Геродота, полноценной жизни в северных широтах для людей быть не могло. К тому же историк писал: «Омывается ли Европа морем с востока и с севера, никому достоверно не известно». Тем не менее в 325 году до нашей эры греческие купцы решили рискнуть и отправили в северные широты 2 корабля.

Островные рудокопы

Древнегреческий путешественник Пифей

Экспедиция Пифея была засекречена, ибо для того, чтобы судам выйти из Средиземного моря, следовало преодолеть Гибралтарский пролив, который контролировали карфагеняне. Благополучно миновав его, греки направились в сторону современной Испании. Здесь, на месте, где располагался город Гадес (Кадис), Пифей сделал остановку, а затем взял курс на северо-восток, в сторону Британии.

К сожалению, оригинальные записки Пифея не сохранились, а потому досконально узнать о происшествиях, которые случались на пути экспедиции, невозможно. Но известно, что спустя несколько дней греки пересекли Ла-Манш и увидели очертания скал. Это был мыс Белерион, или современный Лендс-Энд - скалистый выступ на юго-западе Великобритании. Когда греки высадились на побережье, то увидели поселение аборигенов, предшественник города Корнуолла.

Уже в те времена это был центр оловянной промышленности всей Европы, а близость моря и порт упрощали доставку продукта потребителям. «Жители Британии, обитающие около мыса Белерион, весьма гостеприимны... - писал Пифей. - Они добывают олово, искусно выплавляя его из руды... Олово скупают у жителей купцы и переправляют его в Галлию. Наконец, олово перевозят по суше на вьючных лошадях через Галлию, и через 30 дней оно попадает к устью Роны». В Корнуолле грек интересовался у местных жителей способом получения олова. В своих записках он написал, что из-за постоянного общения с иноземными покупателями рудокопы открыты, дружелюбны, приветливы и умны. Также путешественник внимательно рассмотрел месторождения олова и изучил залегание рудных слоев.

После Корнуолла греческие корабли отправились дальше на север. В одном из мест Пифей приказал причалить и с группой моряков отправился вглубь острова. Скорее всего, эта вылазка продолжалась не один день, ибо греку удалось собрать много интересной информации о жизни островитян, их культуре, способах земледелия и продуктах питания. «Люди, живущие там, питаются просом и другими злаками, плодами и кореньями; а где есть хлеб и мед, там из них приготавливается и напиток. Что касается хлеба... то, так как у них не бывает ясных солнечных дней, они молотят хлеб в больших амбарах, свозя его туда в колосьях, ибо молотильный ток они не употребляют из-за недостатка солнечных дней и из-за дождей», - узнаем мы из наблюдений Пифея. Также грек узнал, что племена по большей части жили в мире друг с другом, а сражаться предпочитали на колесницах.

Дальнейший путь на север проходил мимо берегов Шотландии. Здесь во время бури Пифей наблюдал гигантские волны высотой в 60 локтей (27 метров)! Его современникам эти сведения показались выдумкой. Однако, скорее всего, грек наблюдал бурю в проливе Пентленд-Ферт, на северной окраине Шотландии. Здесь при совпадении шторма с приливом волны поднимаются на высоту до 18 метров, а столбы брызг как раз претендуют на цифру, указанную Пифеем. В этом же плавании путешественник заметил влияние Луны на морские приливы и отливы.

Великий «лжец»

Обогнув Британию, греческие корабли вышли в Северное море, а наблюдательный Пифей вычислил периметр «треугольного острова» и его береговую линию, указав, что она составляет более 40 тысяч стадий (свыше 6 тысяч километров). И хотя это было преувеличением, пропорции треугольника грек вычислил правильно. Кроме того, ему удалось довольно точно для того времени рассчитать расстояние от острова до порта Массалии - 1689 километров (в то время как спутниковые навигаторы дают цифру в 1802 километра).

Самой северной точкой, достигнутой им, Пифей указал таинственный остров Туле (Фуле): «Самой далекой из всех известных земель является Туле, где во время солнцеворота, когда солнце проходит знак Рака, нет ночей, но очень мало света в зимнее время...» В спорах о том, чем мог быть этот остров, сломано немало копий. Исландия, Фареры, Шетландские острова или часть Скандинавии - версий по этому поводу было множество. Однако, благодаря этому плаванию, Пифей открыл для греческой географии Ирландию и часть Гренландии. Он первым описал «свернувшееся (покрытое льдами) море», так как проплывал на границе Северного полярного круга. Потому именно Пифея называют первым полярным исследователем.

Выйдя в Северное море, греки прошли мимо Кимврского полуострова (современная Ютландия), откуда добрались до Балтийского моря. Вероятно, в самой Балтике Пифей не был, ибо плавание и без того продолжалось несколько месяцев, а погодные условия ухудшались. Вскоре команда взяла курс на юго-запад и вернулась в Кадис, преодолев в общей сложности 7500 миль.

Вернувшись домой, Пифей изложил увиденное в сочинении «Об океане». К сожалению, оригинал этого сочинения не сохранился, так как предположительно сгорел в библиотеке Александрии в 47 году до нашей эры. Однако отрывки из него были процитированы другими древними учеными - Полибием, Страбоном и т.д. Вот только делали они это с той целью, чтобы... обвинить Пифея во лжи. Больше всего их возмущение вызвали рассказы о полярном дне, острове Туле и «морском легком». Последнее путешественник описывал так: «Где нет более ни земли в собственном смысле, ни моря, ни воздуха, а некое вещество, сгустившееся из всех этих элементов, похожее на морское легкое; в нем висят земля, море и все элементы, и это вещество является как бы связью целого: по нему невозможно ни пройти, ни проплыть на корабле». Вероятно, это описание относилось к такому явлению, как густой туман, не позволявший вести судоходство. По другой версии, это отмель во время отлива, где вода тоже как бы дышит, будто живой организм.

Причины, по которым уроженца Массалии многие обвиняли во лжи, понятны: Пифей сломал их картину мира и опередил время. И только в XX веке научное сообщество реабилитировало смелого первопроходца, заявив, что нет оснований сомневаться в правдивости его записей.

Прохор ЕЖОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: