История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Хождение к «фараоновым полатам»

Страны Ближнего Востока всегда вызывали у россиян повышенный интерес. Причина не только в любви к экзотике, но и в том, что там находится множество христианских святынь, поклониться которым мечтали многие. Однако удавалось это единицам.

Казанский купец Василий Яковлевич Гагара, несомненно, был верующим человеком. Что не мешало ему иметь «сквернага и блуднага жития». До поры до времени торговые дела Гагары шли хорошо, ибо торговал он дефицитными товарами из Персии. По Волге и Каспию он отправлял туда корабли с российскими товарами под предводительством своего помощника Гараньки. Распродав товар, Гаранька закупался персидскими диковинками, которые в Казани шли на ура.

«За грехи мои тяжкие...»

Когда Василию Гагаре исполнилось 40 лет, с ним приключилась беда. Сначала в Каспии затонул корабль с товарами, что поставило его дело на грань банкротства. Потом умерла от хвори любимая жена. Разумеется, находящемуся в депрессии человеку сразу стали шептать, что это кара Божья за грехи, искупить которые можно паломничеством к святым местам. Главные святыни христианства расположены в Палестине. Туда-то и решил отправиться купец - «о гресех своих блудных и скверных по-каятися».

Хотя в своих заметках Гагара настаивает на паломнических целях, его путешествие больше было похоже на деловую поездку. В 1634 году с Гаранькой и еще восемью слугами он отправился по Волге из Казани в Астрахань.

Затем путники по суше добрались до Кавказа. Первым посещенным ими крупным городом стал Тифлис. Здесь купец не только помолился в Успенской церкви в Метехи, но и осмотрел серные бани, а также развалины военного укрепления Тарикали. Кроме того, в Тифлисе Гагара присмотрел товары, реализация которых в Казани сулила коммерческую выгоду: шелк-сырец, бархат, шелковые ткани, парчу. В свою очередь, в Тифлисе могли хорошо продаваться русские товары: сукно, соболий мех, медь, олово, моржовая кость. Далее путь купца лежал в Ереван, а оттуда через Араратские горы по маршруту Ардаган - Каре - Эрзерум.

Оказавшись в Малой Азии, путешественники двигались по большой караванной дороге западного направления Севастия - Кесария. Именно она привела их в Сирию - сначала в Алеппо (Халеб), потом в Амидогию (Хаму) и, наконец, в Дамаск. Из столицы Сирии Гагара выдвинулся в северную часть палестинских земель - Галилею и Самарию, откуда пешему путнику до Иерусалима было двое суток пути.

Этот путь был не самым кратким, что указывало на то, что Гагара не был классическим богомольцем. Напротив, он шел дорогой купцов и послов, которые в те времена часто были едины в одном лице. Не исключено, что, потеряв корабль на Каспии, Гагара присматривал новые, менее рискованные способы доставки товара в Персию и на Ближний Восток.

Иерусалимские святыни

Василий Гагара в Иерусалиме

В Иерусалиме, до которого Гагара и его спутники добирались более года, они пробыли всего 3 дня. Гагара не застал в Иерусалиме патриарха Иерусалимской церкви Феофана. Однако при патриаршем дворе русскому гостю оказали многие милости. В частности, Вифлеемский митрополит Афанасий, расспросив гостя о делах в Русском государстве, лично сопроводил Гагару в храм Гроба Господня. После церковной службы Афанасий благословил путников и пригласил их на трапезу, во время которой «честь велию создаша» - дьякон совершил обряд омовения ног Гагаре и слуге его Гараньке.

Даже скупое описание купцом беседы с митрополитом свидетельствует о том, что у него была посольская миссия. В частности, Гагара упоминает вопросы, которые задавали ему у патриарха, - «все ли в мире и в тишине, и во благоденствии пребывают» и «о здравии государя царя Михаила Федоровича, всей царской семьи и патриарха». Не исключено, что так оно и было, но раскрываться полностью купец полномочий не имел. Потому отвечал уклончиво: «Мне третей год, как поехал из Росийския земли и того ничего после себя не ведаю, что сотворитца в Руском государьстве».

В Иерусалиме Гагара посетил только самые известные для паломников места. В храме Гроба Господня с ним приключилось «чудо» - «ноги отняло». Но после покаянных молитв он тут же исцелился. Затем купец побывал у дома Давыдова и Силоамской купели, а за пределами города - в Гефсимании и на Елеонской горе.

После этого купец проследовал к Вифлеему и христианским святыням в Иудейской пустыне, был на побережье Мертвого моря и ходил по Иорданской долине, где посетил Крестовоздвиженский монастырь и монастырь Илии и Саввы Освященного. Побывал Василий и в селе, где родился Иоанн Предтеча.

Все эти святыни находились в пределах нескольких часов езды от патриаршего двора, где жил Гагара. Хотя классические паломники уже в те времена старались охватить по максимуму святыни Палестины, которые были разбросаны на значительном удалении друг от друга.

После Иерусалима путь Гагары пешком и на верблюдах лежал в Египет. Там он также придерживался паломнической легенды, для чего посетил деревню «именем Матария, а по-гречески Мария», где останавливалась на ночлег Богородица, бежавшая с младенцем Иисусом в Египет от царя Ирода.

Грамота от патриарха

В Египте Гагара пробыл гораздо дольше, чем в Иерусалиме, - 14 недель, с декабря 1635 года по 13 марта 1636-го. Все это время он жил в Каире, иногда выбираясь в поездки по побережью Нила. Страна поразила путника гораздо больше, чем Палестина. Чего стоили лишь величественные «фараоновы полаты» (пирамиды)!

Также Гагару удивили здания многочисленных мечетей в Каире, инкубаторы для разведения птицы, производство мускуса и тростникового сахара, система водоснабжения Каира. Не говоря уже о нравах и привычках египтян.

В Египте Гагара встретился с александрийским патриархом Герасимом и получил от него грамоту для русского царя. Разумеется, такой чести не удостоился бы рядовой паломник. В то же время в описании своего путешествия Гагара опустил этот факт. О нем стало известно из другого источника - самой просительной грамоты, датированной 1636 годом и обнаруженной в архиве Кремля. Она содержит благодарность за присланные ранее грамоты и дары, а также просьбу о финансовой помощи для возрождения разрушенной церкви в Пелусии. Получается, что Гагара все-таки ходил за моря не как частное лицо, а был царским послом?

На одном из невольничьих рынков в Египте Гагара увидел соотечественника, которого продавали как раба. Он выкупил россиянина Иеремию (скорее, Еремея), чем обрадовал и удивил александрийского патриарха.

На обратном пути в Иерусалим Василий посетил побережье Чермного (Красного) моря и Синай, где располагался монастырь святой великомученицы Екатерины. В Иерусалиме на празднике Пасхи он воочию увидел сошествие Благодатного огня. Купец прикладывал его к своей бороде, и когда она не загорелась, уверовал, что это действительно чудо.

В мае 1636 года Taтapa отправился на родину. Преодолев Сирию, он через Турцию добрался до побережья Черного моря. Из порта Синопа Гагара «морем» хотел добраться до Кафы (Крым), но из-за угрозы попасть в рабство к крымскому хану пошел «по суху» и, переправившись через Дарданеллы, оказался в Европе.

Преодолев земли Болгарии, Валахии, Молдавии, Гагара оказался на территории Речи Посполитой. В Виннице на него напали люди польского воеводы Калиновского, принявшие его за московского посла в Турции Афанасия Буколова. Все бумаги и грамоты Гагары поляки отобрали и отослали королю Владиславу IV. Василий, просидев в тюрьме 14 недель, был освобожден лишь благодаря грамоте из Москвы. Надо сказать, что полякам было в чем подозревать русского купца: судя по всему, на обратном пути он действовал уже не как дипломат, а как разведчик, собирая данные о внешней политике Турции, Молдавии и Речи Посполитой.

14 апреля 1637 года он добрался до Киева, где встретился с архиепископом Афиногеном, а уже в мае 1637 года прибыл в Москву. За свои странствования и привезенные им вести о положении восточных дел купец был одарен царскими милостями. Михаил Федорович не отпустил его обратно в Казань, а щедро одарил. Гагара был введен в московское купечество и зачислен в гостиную сотню с правом торговли с другими странами.

Своим путешествием он обогатил внешние связи Московского царства. А все увиденное описал в своих записках под названием «Житие и хождение в Иерусалим и Египет казанца Василия Яковлевича Гагары». Ранее ни один русский путешественник по Ближнему Востоку не охватывал такой огромной территории.

Алексей МАРТОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: