История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Подвиг зверобоя

Море Уэдделла, расположенное у берегов Антарктиды, в течение большей части года покрыто дрейфующими льдами и айсбергами. Для моряков это суровые и опасные воды. Богатства этого моря, в котором водятся рыба, киты, тюлени, издавна привлекали зверобоев. Одним из них был сам Джеймс Уэдделл, в честь которого оно получило свое название.

У берегов Антарктиды, между Антарктическим полуостровом на западе и Землей Котса на востоке, раскинулось окраинное море Атлантического океана, носящее имя Джеймса Уэдделла. Оно считается самым чистым в мире. Со стороны Антарктиды море ограничено грандиозными ледяными барьерами - обрывами, образованными гигантскими ледниками. Они спускаются от центральных областей ледяного материка к морским берегам. Неожиданно нависающие массы льда откалываются от монолита и с грохотом обрушиваются в море. Ледяные глыбы потихоньку раскалываются на части и образуют огромное количество айсбергов. Течение выносит их на океанские просторы, и эти скитальцы попадают порой на судоходные трассы, доставляя немало неприятностей кораблям.

По стопам отца

Джеймс Уэдделл, давший свое имя этим студеным и неприветливым водам, родился в 1787 году. Точное место его рождения не известно. Наиболее вероятным считается Лондон. Другие предполагают, что его родиной могут быть город Остенде в Бельгии или американский штат Массачусетс. Его отец был моряком и промышлял морского зверя в полярных областях.

Джеймс с ранних лет привык к морю, плавал вместе с отцом на китобойных судах. В возрасте девяти лет уже закаленный «морской волк» Уэдделл, как и его старший брат, пошел служить юнгой в Королевский флот. Там он дослужился до чина боцмана. Постигнув в совершенстве свои обязанности, охотно учил молодых моряков морскому делу. Среди матросов он пользовался непререкаемым авторитетом. На корабле всегда был образцовый порядок, за что корабельное начальство ценило расторопного боцмана.

Когда пришла пора увольняться, Уэдделл получил прекрасную аттестацию, что помогло ему устроиться на работу в одну из торговых эдинбургских фирм. И здесь Джеймс проявил себя с самой лучшей стороны. Он не раз выполнял ответственные поручения. Когда фирма организовала промысловую экспедицию, то во главе ее и поставили Уэдделла.

Первое свое большое путешествие Джеймс совершил еще в 1820-1821 годах, когда в качестве рулевого на 160-тонном бриге Jane отправился в Южную Атлантику на поиски мифических «островов Авроры». Заодно он искал и новые промысловые угодья для охоты на тюленей. В ходе этого путешествия он составил лоцию Фолклендских островов, побывал на Южных Шетланских островах. Удача сопутствовала Уэдделлу, и когда бриг взял курс на Лондон, его трюмы были забиты тюленьими шкурами.

На краю света

Это плавание, и следующее (состоявшееся в 1821-1822 годах), куда, помимо того же брига Jane, вошел 65-тонный китобоец Beaufoy, значительно обогатили фирму. Вскоре она снарядила очередную экспедицию, во главе которой был вновь поставлен 35-летний Уэдделл. В инструкции ему по-прежнему предписывалось искать новые охотничьи угодья, но в случае их отсутствия на этот раз предполагалось провести поиск новых земель за пределами известных морских маршрутов.

13 сентября 1822 года корабли в том же составе - Jane и Beaufoy - покинули Англию. До подхода к полярным областям плавание проходило без особых происшествий. 12 января 1823 года, после небольшой задержки, связанной с ремонтом Jane у берегов Патагонии, корабли достигли Южных Оркнейских островов. На острове Сэддл Уэдделл обнаружил новый вид тюленей. Животные, покрытые темными пятнами, которых Джеймс назвал морскими леопардами, позднее получили его имя - тюлень Уэдделла.

Южные Оркнейские острова были изучены и нанесены на карту, причем работы производились в трудных условиях. Мешали льды, холодный пронизывающий ветер, бурный прибой. Эти острова показались морякам непривлекательными. Нигде не было видно ни деревьев, ни даже хотя бы одного кустика. Всюду одни мрачные скалы с острыми вершинами.

Далее Уэдделл пересек Южный полярный круг и стал углубляться все дальше на юг. Лавируя среди айсбергов, его корабли пересекли море. Затем ледяных гор стало встречаться все меньше и меньше, а южнее 70-й параллели они вообще исчезли. Заметно потеплело. Моряки наблюдали множество птиц, то там, то сям можно было увидеть фонтаны воды, выбрасываемые китами. Светило солнце, дул легкий ветерок. Такая чудесная погода радовала спутников Уэдделла.

Обращаясь к своим морякам, Джеймс сказал: «Налицо все признаки того, что мы находимся неподалеку от земли и вот-вот должны увидеть ее. Что это за земля, я не знаю...» Но дни пролетали один за другим, а земля так и не появлялась. 17 февраля корабли достигли 74 градусов южной широты. Им оставалось не более 270 километров до Земли Котса и шельфового ледника Фильхнера. Но Уэдделл об этом, разумеется, не знал, и потому решил возвращаться. Не знал он и того, что уже на три градуса превысил достижение Кука.

Сам Уэдделл позднее отмечал: «Я охотно продолжил бы исследования в юго-западном направлении, но, принимая во внимание, что время года было уже позднее и на обратном пути нам предстояло пройти добрую тысячу миль по усеянному айсбергами океану, я принял решение воспользоваться благоприятным ветром и повернуть назад». Море, которое было открыто, Уэдделл назвал именем Георга IV, в честь царствовавшего в это время короля Англии. Но это название не прижилось, и в 1900 году оно стало называться по имени первооткрывателя морем Уэдделла.

Правда о южном континенте

12 марта корабли благополучно достигли субантарктического острова Южная Георгия. «Берега изрезаны крошечными заливами. Крутые вершины гор всегда покрыты снегом. Летом долины покрываются пышной растительностью. На острове много птиц и ластоногих», - так записал в своем судовом журнале Джеймс.

Этот остров они покинули только 17 апреля и взяли курс на Фолклендские острова, где провели антарктическую зиму. Следующей весной и летом моряки пытались охотиться на тюленей в районе Южных Шетландских островов. Но их постигла неудача. Попытка высадиться на острова тоже потерпела фиаско. Все бухты были забиты льдом. Достигнув архипелага Огненная Земля, моряки задержались там почти на два месяца. Они охотились, вели наблюдения. Позднее Уэдделл опишет местное население, представив их настоящими дикарями, не имеющими никакого скота и не знающими земледелия.

Летом 1824 года моряки благополучно вернулись на родину. Трюмы двух судов были набиты добычей. В 1825 году Уэдделл написал книгу «Путешествие к Южному полюсу», которая принесла ему известность и славу. Кстати, в ней он впервые поднял вопрос о сохранении популяции тюленей, так как от этого зависело будущее зверобойного морского промысла. 5 февраля 1827 года его избрали членом Королевского общества Эдинбурга - шотландской академии наук.

После путешествий в Антарктику Уэдделл продолжал ходить на Jane в качестве капитана. Но зверобойным делом он никогда больше не занимался. В 1829 году судно потерпело крушение у Азорских островов и было признано негодным для дальнейших плаваний. Это крепко ударило по финансам бывшего зверобоя, ибо он был совладельцем Jane. Он затем еще немного ходил на корабле Elize, но вскоре навсегда покинул флот и обосновался в Лондоне. Здесь 9 сентября 1834 года, в возрасте 47 лет, он и скончался. Вечный покой Джеймс Уэдделл обрел на кладбище у церкви Сант-Клемент Дэйне. Его имя носит не только открытое им море, но также остров в архипелаге Фолклендские острова.

Сейчас уже доказано, что море Уэдделла - это самая южная часть Атлантического океана, глубоко вдающаяся в антарктическую сушу. Но в 20-х годах XIX столетия необычайное плавание Уэдделла было принято за доказательство того, что возле Южного полюса нет обширной земли. Только после плавания русской экспедиции Беллинсгаузена и Лазарева, открывшей Антарктиду, ледяной берег этого материка увидел команды двух английских зверобойных судов под командованием Джона Биско.

Несмотря на то что море Уэдделла в течение года покрыто айсбергами и дрейфующими льдами, со временем здесь одна за одной стали возникать научные станции. Среди них - английская Hailey Вау и четыре аргентинские. Не отставал и Советский Союз. Советские полярники в конце декабря 1975 года основали на леднике Фильхнера станцию «Дружная». Она просуществовала до 1986 года.

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: