История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Бороться и искать!

Впервые Роберт Фолкон Скотт попал в Антарктиду в начале 1902 года как глава Британской национальной антарктической экспедиции. Тогда ему было всего зз года, и он совершенно не имел опыта полярных исследований. Однако, проведя два года в Антарктиде, Скотт стал настоящим «полярным волком» и национальным героем Великобритании. С тех пор он мечтал о покорении Южного полюса. И эта мечта, как оказалось, вела его к гибели.

29 ноября 1910 года из новозеландского Порт-Чалмерса вышло судно «Терра Нова» под командованием английского капитана Роберта Скотта. Оно направилось к берегам Антарктиды. Все осталось позади: планы, поиски денег, долгие сборы. Остались в Англии жена Кэтлин и сын Питер, которому шел второй год. Легко разрезая волну, корабль плыл все дальше на юг, к ледяным берегам. Целью отважного Скотта было достижение Южного полюса.

Метель и солнце

Накануне нового, 1911 года с «Терра Нова» впервые увидели берег. Сначала -вулкан Эребус. Затем в южной части неба появилось легкое, едва заметное мерцание. Это был отблеск Великого барьера - высокого ледяного обрыва Антарктиды.

Скотту предстояло выбрать место для зимовки. Он решил остановиться в бухте за мысами Ройдс и Барн. Позднее это место Скоттом будет названо мысом Эванса - в честь его заместителя и капитана корабля. Здесь было решено готовиться к главной цели - рывку к Южному полюсу. Нужно было соорудить продовольственные склады -опорные базы для будущей экспедиции. Но погода не благоприятствовала этому. Жестокие морозы постепенно сменялись туманами, сильными метелями и ветрами. Тем не менее Скотту удалось разбить 12 опорных баз.

Было решено, что к Южному полюсу отправятся 12 человек, разделенные на три группы. Некоторые из них, пройдя часть пути, должны были вернуться обратно. Пять человек, во главе с Скоттом, собирались пойти до конца. 24 октября 1911 года Скотт и его товарищи отправились в путь.

Скотт взял с собой моторные сани, ездовых собак и лошадей - точнее, низкорослых, но крепких маньчжурских пони. Главную ставку путешественник делал именно на них. Но здесь он совершил роковую ошибку. С самого начала лошади вели себя беспокойно. Они постоянно проваливались в рыхлый снег, а потом стояли покорно и ждали, когда их оттуда вытащат.

Моторные сани тоже вышли из строя, их пришлось бросить. А вот собаки суровые условия переносили стоически. Скотт пришел к выводу, что весь успех экспедиции теперь зависит от него самого и его спутников, от их физической силы. Теперь их девизом стало одно: только вперед. Непродолжительный отдых, недолгий, но крепкий сон. И дальше - к полюсу. Впереди их ждали новые испытания. Бушевали вьюги, туман мешал продвижению вперед. Стужа сменялась ослепляющим солнцем. Затем пришла новая напасть -метель при теплом ветре. В палатки путешественники возвращались промокшими до нитки. Метель продолжалась несколько дней. Скотту и его спутникам приходилось отлеживаться в палатках под вой страшного ветра. Когда стихия утихла, исследователи вновь двинулись в путь. Но глубокий, пропитанный водой снег делал дорогу невыносимой.

Поражение от норвежцев

Последняя фотография команды Роберта Скотта

Лошади совсем обессилели. Им приходилось помогать, толкая сани. Шерсть на животных слиплась, они тяжело дышали, многие падали на снег. Тогда Скотт решил пристрелить их.

Целый месяц путешественники упорно продвигались вперед. Оставалась единственная собачья упряжка, но и ее пришлось вернуть на зимовье - для собак не осталось корма.

А впереди их ждало еще одно тяжелое испытание - ледник. У многих болели глаза от яркого солнца, которое отражалось от поверхности льда и снега. Потрескались и распухли губы. Шелковые пластыри не защищали, а отдирались вместе с кожей. Полярники не узнавали друг друга: осунувшиеся лица, красные веки. Многие совсем не могли идти дальше. Теперь путь продолжали лишь пятеро: он сам, Эдгар Эванс, Лоуренс Отс, Эдвард Уилсон и Генри Бауэрс. Остальные вернулись к месту зимовки экспедиции.

Спуски и подъемы, подъемы и спуски... Ледник был преодолен. Но началась очередная метель. Она вновь загнала полярников на несколько дней в палатки. Им было очень трудно, но никто не роптал, не проклинал Скотта. Всех объединяло одно стремление - идти вперед, к Южному полюсу.

У каждого человека бывают свои разочарования, свои неудачи. К Южному полюсу Скотт хотел прийти первым. И когда до него было всего несколько километров, Скотт занес в дневник следующую запись: «...разглядели черную точку впереди... Когда подошли ближе, точка эта оказалась черным флагом, привязанным к полозу от саней. Тут же поблизости были видны остатки лагеря... Норвежцы нас опередили. Они первыми достигли полюса. Ужасное разочарование!»

18 января англичане нашли палатку, а в ней - несколько брошенных инструментов, три мешка с «беспорядочной коллекцией рукавиц и носков» и записку на имя капитана Скотта от норвежского исследователя Руаля Амундсена с просьбой доставить от него письма королю Норвегии. Англичанам пришлось смириться с поражением.

Последняя запись

Теперь предстоял еще более тяжелый обратный путь длиной 1400 километров. С великим трудом больные, измученные полярники медленно двинулись по сыпучему снегу и скользкому льду. Вскоре Бауэрс и Уилсон заболели снежной слепотой. Эванс был самым молодым и физически сильным. Но вскоре у него обнаружились признаки душевной болезни. Он часто отставал от группы, падал. Отморозил себе нос, руки, ноги и, наконец, совсем изнемог. 17 февраля 1912 года он скончался.

Путешественники стремились поскорее добраться до очередного склада, чтобы возобновить запасы пищи и горючего. Но чем ближе они подходили к базе, тем голоднее и слабее становились. А погода все ухудшалась и ухудшалась. Все сильно страдали от холода. Пальцы ломило так, что невозможно было уснуть.

Особенно мучился Отс. Он обморозил обе ноги, и каждый шаг доставлял ему неимоверные страдания. Вскоре Скотт записал в дневнике: «Совсем плохо. У Отса одна нога в безнадежном состоянии, он храбрится. Мы все еще говорим о том, что мы вместе будем делать дома...» Путешественники часто стали сбиваться с пути. В конце февраля, когда топливо было на исходе, температура начала резко падать.

В записи Скотта, датированной как «пятница, 16 марта или суббота, 17 марта», говорится: «Потерял счет числам, но верно, кажется, последнее. Жизнь наша -чистая трагедия. Отс сказал: "Пойду пройдусь. Может быть, не скоро вернусь". Он ушел в метель, и мы больше его не видели... мы знали, что Отс идет на смерть, и отговаривали его, но... сознавали, что он поступает как благородный человек...»

А метель продолжала бушевать. Съежившись, англичане сидели в палатке. Дышать становилось трудно. Бауэрс лежал тихо, не открывая глаз. Слезы медленно катились по его щекам. Скотт писал: «С 21-го числа свирепствовал непрерывный шторм... 20-го у нас было топлива на две чашки чая на каждого и на два дня сухой пищи. Каждый день мы были готовы идти... но нет возможности выйти из палатки -так несет и крутит снег. Не думаю, чтобы мы теперь могли еще на что-либо надеяться...» До ближайшего склада оставались считанные 17 километров. Но непогода не давала возможности идти вперед.

Последними словами, записанными в дневнике, были: «Ради Бога, не оставьте наших близких». Эта предсмертная просьба Скотта нашла отклик в сердцах англичан. Впоследствии они по подписке собрали значительную сумму денег, которая обеспечила безбедное существование родных погибшей пятерки.

12 ноября 1912 года поисковый отряд нашел палатку, частично занесенную снегом, и в ней три тела. Уилсон и Бауэрс лежали в закрытых спальных мешках. «Скотт умер позднее, - писал судовой врач Эдвард Аткинсон. - Он отбросил отвороты своего спального мешка и раскрыл куртку... одна рука была откинута поперек тела Уилсона... Мы отыскали все их снаряжение и откопали из-под снега сани с поклажей. Среди вещей были 35 фунтов очень ценных геологических образцов... они не расстались с этой коллекцией до самого конца. На второй день мы... распрощались с ними навсегда. Одинокие в своем величии, они будут лежать... не подвергаясь телесному разложению - в самой подходящей для себя могиле на свете...»

Над телами погибших соорудили большой холм из снега и льда с опознавательным знаком на вершине. На месте первой зимовки Скотта был установлен большой крест из красного австралийского дерева с именами пятерых погибших. На кресте была также вырезана строчка из стихов английского поэта Теннисона: «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: