История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Миссия поручика Бескова

Эта невероятная и поистине авантюрная история произошла более 100 лет тому назад. В ней до сих пор многое остается неразгаданной тайной. Но мы попытаемся собрать воедино отдельные факты, чтобы проникнуться временем той эпохи, о которой сейчас будет идти речь.

Осенью 1880 года на столе у императора Александра II оказалась весьма любопытная записка: «...Во многих городах Сибири давно ведется оживленная торговля между ойратскими и русскими купцами. Российские казаки торгуют у монголов коней, верблюдов и множество китайских товаров... Монгольские ханы весьма недовольны властью китайских маньчжуров и имеют давнюю мечту о переходе в подданство России... Смею донести: в настоящий момент нет лучше условий для упорядочивания связей Российской империи с Внешней Монголией, также для перехода халхаских и джунгарских ханств в подданство России и распространения ее влияния на Северо-Восточный Китай...»

Данное послание было подписано неким отставным гвардии поручиком Антоном Бесковым.

«Перспективы сотрудничества»

Многое из того, что писал в своей записке поручик, было давно известно русскому государю. Не только лишь императорский Китай интересовал царскую Россию, но и Внешняя Монголия, которая с XVII и вплоть до начала XX века находилась под властью того же Китая.

Как известно, в Китае многократно бывали русские послы, на них-то и возлагалась важнейшая миссия - поддерживать торговые связи. Также России было политически выгодно сближение с Китаем, так как до середины XIX века Россия не имела официально признанных границ со своим соседом на Дальнем Востоке. Следует отметить и то, что Россия не поддержала «опиумную войну» Англии и Франции против Китая, которые требовали самостоятельного выхода на китайский рынок, а не через уполномоченные китайские фирмы. То, что Россия осталась в стороне от этого конфликта, не могло не быть замеченным в Пекине: русско-китайская торговля активно развивалась и дальше...

По поручению государя были наведены справки, и выяснилось, что таковой поручик действительно имеется: состоял в Конногвардейском полку, но вышел раньше срока в отставку, проживает в столице и в очередной раз напрашивается в экспедицию по Азии к Николаю Михайловичу Пржевальскому.

В то же время сведений о повествующей персоне довольно мало. Известно лишь, что Антон Петрович Бесков родился в 1851 году, происходил из дворян Тульской губернии. Гимназию закончил под нажимом родителей. Место в гвардии же получил лишь благодаря своему отцу, герою Крымской войны.

Непредсказуемый характер нашего «героя» с каждым годом проявлялся все больше и больше. На службе он не только не отличился «выдающимися способностями», а напротив, при выходе в отставку получил весьма нелестную характеристику: «С товарищами по полку он сходится трудно, горяч не в меру, с начальством дерзок... иногда позволяет себе неподобающие офицеру поступки...» Видимо, за эти выходки и был отставлен.

Стоит уделить внимание, на первый взгляд, малозначительным записям из его дневника: «В детстве мое воображение пленяли рассказы о моих далеких предках, которые в XVII столетии находились при Стеньке Разине. Но перешли на сторону правительства, коим и были прощены... Я бредил этими историями, а также романами о разбойниках и пиратах. Мнил себя то корсаром, то благородным Робином Гудом...»

Сложно понять, что именно сподвигло Антона Петровича заинтересоваться Монголией и Китаем, можем лишь предположить это, ссылаясь опять-таки на записи из его дневника: «Из газет узнал о положении дел в Китае и возмутился бесчинствами англичан и французов в этой стране...» Или вот еще: «Китайцев надо спасать!»

Что бы это значило?!

Имперартица Цыси

Путешествие за славой?

Не совсем ясно происхождение такого доверия царя к Бескову, и вместе с тем миссия отставного поручика объявляется секретной: о ней было известно лишь государю и нескольким его приближенным.

Итак, Антон Бесков с небольшим отрядом казаков был прикомандирован к очередной экспедиции Николая Пржевальского в Центральную Азию (1883-1885). То, что происходило в экспедиции, можно попытаться восстановить лишь по донесениям в Петербург генералу Александру Васильевичу Олсуфьеву и благодаря путевым запискам самого Бескова, которые он переслал в столицу незадолго до своего исчезновения.

Мотивы и обстоятельства, при которых Бескову удалось оторваться от отряда исследователей, не известны. Из его дневника: «...В стойбищах удалось почти за бесценок выменять свое оружие на местное... Лишних лошадей продал, чтобы не мешали мне осуществлять возложенную на меня важную миссию». И далее: «Я был одет в алые шальвары доброго шелка и расшитый монгольский кафтан».

Вместо донесений по делу генерал Олсуфьев получил от Бескова лишь описание того, какой «грандиозный успех» он имел у старейшин стойбищ, и упоминание, что его даже окрестили Беска-ханом! Ощутимых же результатов его деятельность не приносила...

Следующее донесение: «В Халхе я имел беседу с Турунчай-ханом, который рассказал мне, что еще его деды встречались с русскими посланцами и, дескать, те вели переговоры о принятии покровительства российского... Почва для моих дел подготовлена давно». Но кроме самолюбивых замечаний, больше никакой информации не последовало.

В течение года от бравого поручика не было вестей, и о нем начали потихоньку забывать. Но не тут-то было - от него пришло новое послание, да какое! В нем поручик утверждал, что ему удалось проникнуть в Китай и даже получить аудиенцию у самой императрицы Цыси. При этом он удивительно точно описывал портрет и манеру поведения всесильной правительницы Китая: «Государыня Цыси очень любит роскошь и лесть. Богатство ее двора поражает воображение. За время нашей не очень долгой встречи она несколько раз удалялась и оставляла меня наедине с императором Гуаном. Потом царица выходила к нам в новом платье и новых украшениях. Не менялись только жемчужные серьги в ее ушах, по две в каждом... Цыси была высокомерна, надменна и холодна со мной... Мне рассказывали, что она обладает секретом бессмертия. Я смог лично в том убедиться. Сейчас ей должно быть 50 лет от роду, но выглядит она значительно моложе. Одни мне говорили, что она пьет кровь младенцев, от других я слышал, что царица каждое утро выпивает большую чашку грудного молока... Кому верить?»

«Интересный проект»

Ясно, что Бесков никак не мог получить эти сведения от монгольских князей - их и близко не подпускали ко двору. Возможно, он слышал рассказы кого-либо из европейцев, побывавших на императорском приеме, или воспользовался чьими-то записями... Кто знает? Это была последняя запись в дневнике поручика Бескова - более о его судьбе ничего не известно, как неизвестны и результаты его «секретной миссии». При российском дворе также предпочли сохранить это дело в тайне.

Начало XX века ознаменовалось концом императорского Китая. Династия Цин уже не имела сил сдерживать внутреннее напряжение. Какие-либо попытки реформировать экономику огромного государства ни к чему не привели. Ослабленная страна стала жертвой более сильных европейских государств, а также Японии.

Россия, в свою очередь, получила исключительное влияние в Маньчжурии, где несколько раньше было развернуто грандиозное строительство Китайско-Восточной железной дороги.

А наш герой... никто о нем больше никогда не слышал.

Александра ШЕПЕЛЬ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: