История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










В погоне за злаками

Большинство первооткрывателей Средневековья ехали на край света не столько ради открытия новых земель, сколько ради поиска богатств. А советский генетик Николай Вавилов с 1916 по 1940 год совершил 180 экспедиций в различные точки мира не ради географии, а для поиска центров происхождения культурных растений...

Путь в науку у каждого ученого свой. Девятнадцатилетний Николай Вавилов по настоянию отца - купца 2-й гильдии - должен был поступить в Императорский Московский университет. Но не желая терять год на подготовку к экзаменам по латыни, в 1906 году Вавилов решил поступить в Московский сельскохозяйственный институт. И вышло так, что ботаническая наука оказалась для него куда привлекательнее всего остального.

Армейский след

В 1916 году военное ведомство привлекло Вавилова в качестве консультанта для решения одной проблемы. В Персии произошло массовое заболевание солдат русской армии неизвестной болезнью. Изучив их рацион, ботаник пришел к выводу, что местная мука содержала семена плевела опьяняющего, а вместе с ним споры гриба Stromatinia temulenta, который вырабатывает алкалоид темулин, вызывающий сильное отравление, вплоть до смерти. В ходе персидской поездки Николай решил отправиться на сбор дикого льна. Но увлекшись поиском, оказался вблизи бивуаков донских казаков, которые заподозрили его в шпионаже. Три дня сидел ботаник в камере, кишащей клопами, пока не выяснили, кто он. А после освобождения Вавилов отправился на Памир, где также собрал ряд злаковых культур. Ряд образцов из Персии ученый позже посеял в Англии и пытался заразить их мучнистой росой. Когда это не удалось, Вавилов пришел к выводу, что иммунитет растений зависит от условий среды их формирования, и что горные «изоляторы» вроде Памира служат очагами зарождения культурных растений.

В попытке утвердиться в своей теории Вавилов задумал экспедицию в Афганистан. Поездка стала возможна лишь в 1924 году.

Первыми на пути Вавилова и его помощника Букинича были сорта злаков, произраставших в Гератском оазисе. Но, как убедился ученый, все они были привнесены сюда извне. Вавилов решил, что надо идти дальше на юго-восток, в долину Кабула.

Условия экспедиции были суровыми: спать ученому приходилось или в дороге, или в караван-сараях: плоские крыши с отверстием для выхода дыма, дыра вместо двери, доски или циновка и большие черные вши. А на второй день по выходе из Герата выяснилось, что взятый толмач не только не знает фарси, но и горький пьяница. Пришлось ботанику самому осваивать фарсидскую грамматику по учебнику на арабском языке.

В Мазари-Шерифе Вавилова посетил французский археолог Фуше. Неподалеку, в Балхе, он искал остатки цивилизации, соперничающей с древнеегипетской и вавилонской. А нашел древние стены Бактры - легендарной матери тысячи городов, резиденции древних царей Персии, родины Зороастры (Заратустры). Слова археолога подтвердили догадку ботаника: «В столице древнего царства, куда привозили множество растений, оригинальных земледельческих культур быть не могло».

И снова в путь

Вавилов отправился на новые поиски. В каменистом ущелье экспедицию нагнал отряд всадников, которые попросили «белого человека» вылечить их господина, раненного выстрелом. Все попытки убедить афганцев, что он не врач, были тщетны. Для афганцев любой европеец был доктором. Раненому хану Вавилов промыл рану, залил в нее пузырек йода и перебинтовал. Наутро экспедицию догнали конники хана и поблагодарили: господину стало намного лучше.

Теперь слава о «белом докторе» шла впереди каравана, и в каждом кишлаке Вавилову приходилось «лечить» афганцев хинином и аспирином.

Вскоре экспедиция достигла долины Бамиана. Здесь, на высоте около 2,5 километра люди жили в пещерах, а на другом склоне виднелись развалины древнего города Зохака.

Исследовав долину Бамиана, Вавилов решил отправиться в Нуристан (Кафиристан - «страну неверных»). Считалось, что здесь жили потомки солдат Александра Македонского. По другой версии, здесь в X веке укрылись афганцы, не желавшие принимать ислам. Из европейцев проникнуть сюда, по сути, удалось лишь англичанину Робертсону, но и то лишь в восточную часть. В 1893 году англичане уступили Кафиристан афганскому эмиру Абдурахману, и тот силой принудил местных принять ислам. Память о захватчиках-мусульманах здесь была свежа, и найти проводника для этой экспедиции Вавилову было непросто.

Когда караван пришел в первый кафирский кишлак, на странных белых людей сбежались посмотреть все его жители. Но приняли Вавилова неплохо. Оказалось, что площадь Кафиристана куда меньше, чем считалось раньше.

Вернувшись в Кабул, Вавилов отправился через всю страну на юго-запад, в Кандагар. А оттуда через Герат - домой. 12 декабря 1924 года Вавилов и Букинич покинули пределы Афганистана. 5 июня 1925 года с формулировкой «За географический подвиг - путешествие в Афганистан» Русское географическое общество присудило Вавилову медаль имени Николая Пржевальского.

На основе данных, полученных в путешествиях, Вавилов выделил 7 очагов происхождения культурных растений: горы Юго-Западной и Юго-Восточной Азии, Средиземноморье, Эфиопию, Южную и Центральную Америку, Восточную Азию.

В 1927 году Вавилов с помощниками отплыл из Марселя в Северную Африку. Здесь, а особенно в Эфиопии, он планировал собрать редкие разновидности культурных растений.

В песках Абиссинии

Добираясь в одиночку поездом до столицы Абиссинии (Эфиопии) - Аддис-Абебы, ученый решил, что земли, которые он проезжает, нуждаются в изучении. Наняв погонщиков и охрану, Вавилов отправился до Аддис-Абебы пешком. За 10 дней он пересек обширный земледельческий район. Пшеница, полба, ячмень, тэфф, горох, нут, сафлор, кунжут, дурра - местные поля произвели на Вавилова большое впечатление. Почти из каждого пункта, где была почта, Вавилов слал в Ленинград посылки с посевным материалом.

В феврале 1927 года караван достиг Аддис-Абебы, где состоялась встреча Николая Ивановича с правителем Эфиопии расом Тэфэри (с 1930 года император Хайле Селассие I).

«Меня признали по ходатайству французского посла "гостем" страны. - писал в письме ученый. - Сегодня караван... выступает в глубь страны к верховьям Нила, путь Анкобер - Гондар - Асмара (Эритрея). Надеюсь, если не съедят крокодилы при переправе через Нил, быть в начале апреля в Асмаре».

На встрече рас Тэфэри показал ботанику кукурузу, заявив, что это будущее его страны. Вавилов как мог уговаривал правителя отказаться от этой затеи, но его никто не послушал. В итоге через 50 лет большинство аутентичных злаковых культур в Абиссинии исчезло.

В пути Вавилов для облегчения участи погонщиков мулов купил каждому из них по ослу. Но в первом же поселке погонщики разбежались, а белому господину пояснили, что ездить на осле для местных мужчин - большой позор.

Для новых погонщиков ученый решил купить сандалии, но на следующий день они вновь оказались босыми. Обувку погонщики сбыли на рынке. Новые сандалии были спрятаны в тюк и розданы в безлюдной местности.

При этом Вавилову вменялось в обязанности заверить у губернатора Аддис-Абебы договор с караваном. В обязанности европейцу вменялись лечение, кормежка и даже погребение погонщиков. А вот у них обязанностей не было. На вопрос русского путешественника губернатор ответил: «Чтобы они не сбежали, возьмите кандалы!» Вавилов отказался.

По пути в таинственную Кафу, опоясанную лесами тропического кофе, на пути каравана встал каньон, по дну которого тек Голубой Нил. Три дня люди искали переправу через брод, кишащий крокодилами. Утром, когда хищники спали, погонщики повели мулов в воду и заодно отстреливали проснувшихся рептилий.

У истоков Голубого Нила, на озере Тана Вавилова свалила тифозная лихорадка. Но господина спасли погонщики, для которых он был первым европейцем, кто дал им сандалии вместо кандалов.

Когда болезнь отступила, караван прошел дальше на север, а оттуда в Эритрею. В конце экспедиции Вавилов писал в письме жене: «Я понял существо географической правильности в распределении ген. Эфиопия - центр доминантных ген, к северу идет изоляция рецессивов...»

После Африки Николай Вавилов побывал еще во многих труднодоступных местах. Всего ученый посетил более 50 стран Азии, Африки, Европы и Америки в 180 ботанико-агрономических экспедиций и создал самую богатую коллекцию культурных растений в 250 тысяч образцов.

К сожалению, профессор Вавилов пал жертвой сталинских репрессий. б августа 1940 года его арестовали, а в январе 1943 года Николай Вавилов скончался в тюрьме.

Алексей АНИКИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: