История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Апостол индейцев

В начале 1502 года в море ушла флотилия из 30 испанских каравелл, взяв привычный курс на юго-запад. Пассажиром на одной из них был неприметный юноша. Так начался путь в историю выдающегося гуманиста, обличавшего зверства конкистадоров, - епископа Бартоломе де Лас Касаса...

Будущий защитник индейцев покоренной Америки родился 11 ноября 1474 года (хотя некоторые источники называют 1484 год) в семье известного севильского городского судьи Педро де Лас Касаса. Его отца можно было назвать богатым - участвуя во втором плавании Христофора Колумба, как и многие другие, он привез из Нового Света немало золота.

Вернувшись в родную Севилью, дон Педро выгодно вложил свои капиталы в торговлю, стал королевским судьей и перестал помышлять об опасных путешествиях. Кроме денег, он привез с собой нескольких индейцев из захваченного испанцами племени араваков (тайно), превратив их в слуг, а одного из них, самого смышленого, дон Педро даже приставил воспитателем к своему сыну, дав ему первые уроки рабовладения.

Следом за Христофором

Конкистадоры насаждали власть испанской короны огнём и мечом

Бартоломе было 18 лет, когда Христофор Колумб в 1492 году открыл за Атлантикой неведомые земли - Новый Свет, впоследствии названный Америкой. Пылкий студент Саламанкского университета, влюбленный в городскую красавицу Беатриче, не мог тогда и подумать, что ему предстоит прожить бурную жизнь, полную опасностей и лишений.

Общение с индейцами, их рассказы заронили в юную душу Бартоломе идею стать миссионером в Новом Свете, привести местное население к христианству. Его первая экспедиция в Америку состоялась под началом известного в то время коррехидора Николаса де Овандо, представителя королевской власти на вновь обретенных землях. Опытный и жестокий завоеватель, циник и лицемер, Николас не стеснялся в методах общения с местными индейскими племенами, насаждая с помощью обмана, огня и меча испанское правление на Карибах. Конкистадоры не щадили индейцев и тех из них, кто отказывался добровольно подчиняться испанцам, жестоко пытали и убивали.

Бартоломе как миссионеру поручили посадку на корабли и отправку индейцев в качестве рабов в Европу, тем более что там, на Гаити, он унаследовал земельные владения отца, на которых работали невольники-аборигены. Вчерашний студент-богослов, постигший культуру индейцев еще в Испании и не испорченный идеями рабства, став невольным свидетелем самых разнообразных зверств, возмутился до глубины души и проникся идеей остановить эти ужасные злодеяния.

В отличие от Колумба, решившего, что индейцы - низшие существа, Рим торжественно провозглашал, что они - потомки общечеловеческих прародителей и им следует возвещать веру Христову точно так же, как это делалось в других языческих странах. На практике конкиста очень скоро превратила коренных жителей Нового Света в рабочий скот. Захватчики, устремившиеся на запад через океан, чаще всего были военными, отвыкшими за годы борьбы с маврами от мирного труда. Грубые, жестокие и циничные, очерствевшие среди жутких кровопролитий Средневековья, они пришли в Америку, как выражался позже Лас Касас, «с крестом в руке и ненасытной жаждой золота в сердце».

Поэтому миссионер Бартоломе понял, что остановить потоки индейской крови ему одному будет невозможно, и после нескольких лет скитаний по островам и крепостям Нового Света, издевательских насмешек коллег по экспедиции он решил в 1506 году вернуться в Испанию для получения сана священника в Риме. Молодой проповедник наивно полагал, что полученное звание позволит ему лучше защитить несчастных индейцев от истребления.

Под защитой сутаны

Став священником, Лас Касас вернулся на Гаити продолжать служение. И здесь нашел сторонников своих идей по защите индейцев от истребления. Это он понял, оказавшись 30 ноября 1511 года на церковной службе, когда колонисты Санто-Доминго собрались в местном храме. Воскресное богослужение совершали приехавшие из Саламанки ученые монахи-доминиканцы. Присутствовали сам адмирал Диего (сын Колумба) и вся местная испанская знать. На кафедру медленно поднялся человек в поношенной черно-белой рясе - отец Антонио де Монтесинос. Он произнес проповедь, и когда отец Антонио умолк, в храме повисла гнетущая тишина. Пока звучал голос доминиканца, многим казалось, что они слышат глас Страшного суда. Теперь же возмущению прихожан не было предела - ведь были задеты их кровные интересы! А монах тем временем вместе со спутниками спокойно покинул церковь. Жестокости была объявлена война.

Сцену эту детально и живо описал сам Лас Касас, бывший ее свидетелем. Скорее всего, именно в этот день в его сознании вспыхнул вопрос: «А законна ли сама по себе конкиста и деяния ее участников?» Но когда через какое-то время ему пришлось сопровождать карательный отряд на Кубе, он пришел к твердой убежденности: конкиста - неправое дело, испанцы своими действиями унижают христианскую веру и тормозят миссию, а индейцы - несчастные жертвы произвола и жестокости.

Открыто выступать против короны и конкистадоров священник-вольнодумец не мог и потому избрал иной метод борьбы - проповеди. В них он все чаще говорил, что колонизаторы должны относиться к индейцам, как к братьям, а также должны отказаться от рабства. Но такие миролюбивые взгляды святого отца вызывали бурное неодобрение и недовольство конкистадоров. В папскую курию на него посыпались жалобы и доносы...

Лас Касас решил наступать - он отказался от собственных земельных владений и решился по прибытии в Испанию в сентябре 1515 года подтвердить перед королем свою правоту в защите индейцев от истребления, открыть глаза монарху на зверства колонистов. Но последние не дремали, постоянными кляузами стремились очернить Лас Касаса и избежать разоблачений, понимая, что королевский двор был против использования туземцев как рабов, считая Вест-Индию своей землей.

Часть придворных поддержала Лас Касаса - архиепископ Севильский Диего, регент Адриан и кардинал Испании Хименес одобрили его заступничество за индейцев. Кардинал даже назначил Лас Касаса экспертом по делам коренных жителей Вест-Индии с официальным званием «покровителя индейцев». А наследник престола дон Карлос милостиво принял священника, считая бесчинства колонистов угрозой интересам метрополии. Счастливым образом королевская политика и цели Лас Касаса на время совпали - монархия не нуждалась в мертвых индейцах, ей нужны были плательщики налогов.

Нет энкомьенде!

Настойчивость Лас Касаса дала результат - в Америку отправилась комиссия для подтверждения террора против индейцев. Но упорные интриги колонистов привлекли комиссию на их сторону, и в 1517 году раздосадованный Бартоломе вернулся в Испанию. Дон Карлос, ставший королем Карлосом I, к своей выгоде решил помочь упрямому священнику, тем более что отца Бартоломе открыто поддержал Саламанкский университет. Убедив короля в верности своих воззрений, Лас Касас вместе с другими монахами в 1520 году основал свободное поселение в Вера-Пас, где индейцы трудились на равных правах с испанцами, а потом создал такое же поселение в малодоступной Кумане на севере Венесуэлы. Однако ни один из его опытов не удался - сначала отряды конкистадора Гонсалеса де Окампо при поддержке местных испанцев, не воспринимавших короля всерьез, истребили индейское поселение в Кумане, а затем то же повторил дон Кастельяно в Вера-Пасе. Губернатор отказался вмешиваться в открытое злодеяние.

Наступил самый сложный период борьбы Лас Касаса. Разочарованный в своих политических способностях, Бартоломе нашел убежище в монастыре Санто-Доминго, где написал свои самые главные трактаты, обличающие террор конкистадоров.

Авторитет заступника индейцев был настолько велик, что король Карлос, побеседовав с ним, издал указ об отмене рабства в Перу, доставленный Бартоломе в Новый Свет лично.

Папа римский также поддержал идеи Лас Касаса, объявив, что индейцы являются такими же детьми Божьими, как и все остальные, и что у них есть душа, поэтому их жизни и имущество должны быть защищены. Вплоть до 1547 года Бартоломе служил священником во многих испанских колониях в Новом Свете, смело проповедуя гуманизм и защищая права индейцев в Перу, Гватемале, Мексике и Никарагуа. Труды Лас Касаса, умершего в 1566 году, настолько впечатлили короля Испании, что он согласился на реформы и подписал закон о ликвидации энкомьенды (крепостного права).

Михаил АНДРЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая












Интересные сайты: