История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





В поисках Южного континента

На фоне фундаментальных географических открытий англичан достижения французских мореплавателей выглядят скромнее. Но они не менее значимы. Луи Антуан де Бугенвиль совершил кругосветное плавание на год раньше Джеймса Кука. Три кругосветки на счету Жюля Дюмон-Дюрвиля. Немало открытий совершили и другие французские капитаны. В том числе - Марк Марион-Дюфрен и Ив-Жозеф Кергелен, мечтавшие первыми достичь Антарктиды.

Судьбы большинства известных французских мореплавателей сложились более драматично и даже трагично, чем у их английских коллег (разумеется, за исключением Кука). Де Сюрвиль погиб при высадке в Перу, Лаперуз - у Соломоновых островов, адмирал д'Антркасто умер, отправившись на поиски Лаперуза. Дюмон-Дюрвиль, благополучно пройдя три кругосветки, погиб при крушении поезда по пути в Версаль. Нелегкой была судьба и у героев нашего рассказа, стремившихся найти таинственную землю на крайнем юге.

Поворот не туда

Капитан французской Ост-Индской компании Жан-Батист Буве де Лозье, увлекшийся идеей поисков Южного континента, убедил владельцев компании снарядить экспедицию в южные моря. В июле 1738 года из Бретани под его командованием вышли два корабля и направились к берегам Бразилии. Оттуда они повернули на юго-восток, в сторону предполагаемого континента. Вначале плавание проходило благополучно, но скоро суда оказались во льдах.

Из рапорта де Лозье: «День за днем шел снег, команда, не имевшая теплой одежды, мужественно боролась с холодом и обледенением, один матрос оскользнулся на вантах и разбился о палубу». Не обрадовал даже открытый остров, названный по имени капитана. Пришлось повернуть домой, так и не найдя таинственную землю. Однако де Лозье высказал предположение, что этот остров был частью Южного континента.

Проверить это через 33 года вызвался Марк Марион-Дюфрен. В октябре 1771 года его корабли, выйдя с Маврикия, направились в район острова Буве. Пройдя вдоль африканского побережья, капитан изменил курс, повернув на юго-восток. И, как оказалось, не зря: вскоре были открыты две группы островов. Марион-Дюфрен назвал их Южными, полагая, что они являются преддверием искомого континента. Через четыре года Джеймс Кук установил, что острова никакого отношения к Антарктиде не имеют, но в память о первооткрывателе назвал один из них именем Марион.

Обследовав открытые острова, Марион-Дюфрен решил идти на Тасманию - исследовать этот остров, заодно пополнив запасы воды и подремонтировав такелаж. При высадке на французов напали туземцы, один матрос был убит, несколько человек ранены. Не желая больше рисковать, капитан повел корабли к Новой Зеландии. Неприветливо встретила их эта земля. Первая высадка на острове Мотуруа оказалась неудачной: пришельцев атаковали аборигены, ранив двух матросов. Французы в ответ открыли огонь, но все равно были вынуждены ретироваться.

Жертвы легковерия

Памятник на месте гибели Мариона-Дюфрена

В другой бухте стычки удалось избежать с помощью подарков. Казалось бы, все складывалось удачно: моряки набрали воды, запаслись свежим мясом, овощами и фруктами, на берегу устроили лазарет и склад для дров. Более того, туземцы объявили капитана своим верховным вождем, воткнув в его волосы четыре белых пера - символ верховной власти. Но все это оказалось лишь коварством и хитростью «благородных дикарей», какими их считал Марион-Дюфрен, начитавшийся в юности просветителя Жан Жака Руссо. Через несколько дней капитан и 16 моряков отправились на лов рыбы и не вернулись. В ту же ночь на лагерь напало не менее сотни туземцев. Команде едва удалось отбиться, многие были ранены. На следующий день уже несколько сотен туземцев возобновили атаку. При этом на некоторых нападавших можно было разглядеть одежду Мариона-Дюфрена и других не вернувшихся матросов. Атаку отбили лишь пушечными выстрелами с кораблей. Когда нападавших рассеяли, матросы вошли в деревню. Там, к своему ужасу, они обнаружили кострища и части тел своих товарищей, которые каннибалы еще не успели доесть.

Корабли Мариона-Дюфрена еще стояли в порту Маврикия, когда туда прибыла еще одна французская экспедиция во главе с лейтенантом Ив-Жозефом Кергеленом - 26-летним, но уже достаточно опытным и амбициозным моряком. Прекрасный гидрограф, он создал первую во Франции школу лоцманов. Открытие Южного континента давно стало его мечтой. Всем было ясно: что бы ни говорили англичане о целях второго плавания Кука, основной его задачей был поиск Южного континента. Кергелен торопился - нужно было во что бы то ни стало опередить англичанина.

Совершив четырехмесячное плавание к Индии, Кергелен не дал отдохнуть команде, не привел в порядок такелаж, а сразу же отправился в путь. Чем дальше продвигался он на юг, тем холоднее становилось. Но океан по-прежнему оставался пустынным. Через месяц обнаружили остров, за ним еще несколько. Матросы получили по стакану рома, офицеры пили шампанское. Кергелен объявил: Южный континент найден! И опять поторопился.

Толком не исследовав открытые земли, он вернулся на Маврикий. При этом второй корабль экспедиции был потерян из вида и оставлен в океане. Не дожидаясь его, Кергелен отправился в путь - спешил доложить королю о своем открытии и вручить письмо губернатора Маврикия с предложениями по освоению Южного континента. Уже на следующий день после прибытия в порт Бреста, сменив корабль на карету, Кергелен помчался в Париж, где его ждали почести, орден и звание капитана I ранга. Король тут же решил послать три корабля к открытым землям, чтобы закрепить их за Францией. Планировалось основать там поселения и заодно найти пропавший корабль предыдущей экспедиции.

Однако когда Кергелен в марте 1773 года прибыл на Маврикий, оказалось, что потерянный им корабль уже вернулся сюда. Причем в плачевном состоянии: часть команды погибла от цинги. Теперь Кергелена встретили уже далеко не как героя. В подготовке новой экспедиции чинили всяческие препятствия. И все же до заветных островов он добрался.

Недолгая слава

Ив-Жозеф Кергелен

Высадиться на сушу хватило сил лишь у двух человек. Как и при первом визите, они оставили бутылку с сообщением об открытии островов Кергеленом и их принадлежности Франции. Тем временем на кораблях экспедиции начались повальные болезни. Ни о какой организации поселений уже не могло быть и речи. В сентябре 1774 года, потеряв 30 человек, Кергелен возвратился во Францию.

Здесь на него сразу же посыпались обвинения в гибели моряков, в безответственности и безразличии к судьбе корабля, пропавшего в первой экспедиции (несмотря на то что Кергелен не менее недели рыскал по океану в тщетных его поисках). Припомнили капитану и то, что во второй экспедиции в его каюте оказалась женщина. Ее присутствие на корабле, в том числе в офицерской кают-компании, вызывало возмущение многих членов экипажа.

Кергелену вменялось в вину, что его любовные утехи мешали добросовестному исполнению капитанских обязанностей. Через месяц после возвращения Кергелен предстал перед судом под председательством адмирала д'Аше, близкий родственник которого значился в числе погибших членов экспедиции. Ясно, что снисхождения ждать не приходилось.

Через полгода разбирательства его уволили с флота, лишили звания и приговорили к 6 годам тюрьмы. А через год после суда вездесущий Кук нашел те же острова и установил, что они не являются частью Южного континента. Но это вовсе не означало, что плавания Кергелена не принесли реальных открытий. Ведь и Колумб «искал Индию, нашел Америку». В поисках гипотетического материка Кергелен открыл целый архипелаг, который сегодня носит его имя. Удачное расположение островов в южной части Индийского океана определило их стратегическое значение и интерес к ним военных флотов стран-соперников во Второй мировой войне.

После своего досрочного освобождения Кергелен снова ходил в море, участвовал в войне за независимость Соединенных Штатов, побывав при этом в плену у англичан. Великая французская революция сначала возвысила Кергелена, дав ему адмиральское звание. Вскоре, однако, звание у Кергелена отобрали, самого его едва не казнили во времена террора. А таинственный Южный континент, по-прежнему оставаясь неведомым, продолжал притягивать к себе новых исследователей. Пока в 1820 году не был наконец открыт русскими мореплавателями Михаилом Лазаревым и Фаддеем Беллинсгаузеном.

Анатолий БУРОВЦЕВ
Константин РИШЕС



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+