Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Русский взгляд

Когда в Россию пришла весть об открытии Нового Света? И как складывались первые контакты с Центральной и Южной Америкой? История эта странная и местами парадоксальная.

Раньше, чем жители Московского царства узнали о путешествиях Колумба, они услышали о Теночтитлане - ацтекской столице. Причем это произошло всего через два года после ее завоевания испанцами!

Остров с «камбалами»

Америку в первое время представляли как дикий остров, населённый каннибалами

В 1523 году на старославянский язык был переведен латинский текст, написанный секретарем императора Карла V Максимилианом Трансильваном. Он назывался «О Молукитцкых островах» и содержал такой пассаж: «И сице съглашено бысть, яко испанским убо присно на запад плавати иде же землю бесконечну и пространнеишу и островы превелии и неудоб исчитаемы, златом и бисеры иными имении богатящихся, и ныне паки напоследок величайшии град, Теноктик нарицанием, по подобию Венецеи в некоем езере создан, обретошя. О сем граде велиа и многа и истинна Петр Мученик списана оставил есть...»

Эти трудночитаемые строки - первое упоминание о Новом Свете в русской литературе! В них туманно говорится об открытии земель и островов на западе, богатствах ацтекской столицы Теночтитлана. Название города передано неверно, а вот его расположение и сравнение с Венецией - достоверная деталь. Также упомянут один из первых хронистов, Педро Мартир, оставивший бесценные записки об открытиях. Его имя переведено дословно, и можно подумать, что речь не об историке, а о святом.

В 1518 году из Афона в Москву прибыл богослов и философ Максим Грек. В одном из его сочинений, созданных в 30-е годы XVI века, содержится второе на Руси свидетельство о заокеанских открытиях: «Нынешние... португальцы и испанцы... лет 40 или 50 тому назад (по истечении седьмой тысячи лет от сотворения мира)... открыли множество островов, из коих некоторые обитаемы людьми, а другие необитаемы; и землю Кубу, настолько великую по размерам своим, что даже обитатели ее не знают, где она кончается...» Сообщил богослов и о том, что испанцы обратили «людей тамошних» в «латинскую» веру.

Грека упрекали за «лживые» сведения и за лояльность к «папежеству». «Почему Господь дал такое благословление неверным латинам, а не сподвижникам истинной православной веры? Зачем ты разносишь об этом молву и славишь нечестивых латинов?» - гневались православные иерархи.

Имя первооткрывателя Америки стало известно русским лишь в 1617 году! Он упомянут в одном из «Хронографов» - переработке польских хроник. Там же дается смутное и путаное описание «острова Америки», населенного людоедами-«камбалами».

Радищев и «Индии»

В Петровскую эпоху стали выходить труды об открытии и завоевании Америки. А с середины XVIII века появились художественные произведения на эту тему.

Первым стала поэма «Письмо о пользе Стекла», сочиненная в 1752 году Михаилом Ломоносовым. Связь между стеклом и Америкой, по мнению автора, - бисер, за который простодушные туземцы отдавали золото и серебро. Позднее Александр Сумароков написал подобие драмы о конкисте: диалог Кортеса и Монтесумы в царстве мертвых. А баснописец Иван Крылов в юности сочинил оперу «Американцы». Цензура запретила ее из-за того, что в ней «двух европейцев хотят принести в жертву, и это револьтирует... слушателей».

Сведения об «Испанской Америке» брались в основном из французской просветительской литературы. Одна из таких книг сыграла роковую роль в судьбе Александра Радищева.

Ее автором был французский аббат, энциклопедист Гийом Рейналь. В шеститомном труде «Философическая и политическая история о заведениях и коммерции европейцев в обеих Индиях» он защищал право колониальных народов на свободу, обличал рабство, критиковал российское самодержавие и крепостничество. Книга увидела свет в 1770 году, а в 1781-м по решению властей была предана во Франции сожжению. Автора отлучили от церкви и вынудили к эмиграции. Несмотря на это, труд Рейналя стал широко известен в других странах, особенно в испанских колониях Америки. Была популярна его книга и в России, хотя Екатерина II называла аббата-расстригу «полумудрецом и гипохондриком».

Труд Рейналя подтолкнул Радищева к созданию «Путешествия из Петербурга в Москву», за что его чуть не казнили. Он сам признавался на допросах, что во время работы в Коммерц-коллегии приобрел «между другими коммерческими книгами... историю о Индиях Рейналя. Сию-то книгу могу я почитать началом нынешнему бедственному моему состоянию».

Первые очевидцы

В конце XVIII века двое русских воочию увидели Центральную Америку. Первый, Василий Баранщиков, купец из Нижнего Новгорода, оказался там не по своей воле. Спасаясь от кредиторов, он стал матросом. В одном из портов его обманом заманили на корабль, идущий в Вест-Индию. Вероятно, Баранщиков попался не работорговцам, а вербовщикам. Из него пробовали сделать солдата и даже платили ему жалованье. Но, заметив неспособность к муштре, продали в Пуэрто-Рико.

В рабстве Баранщиков пробыл с 1781 по 1783 год, пока, сжалившись над чужестранцем, жена губернатора не упросила мужа даровать ему свободу. После этого «ему был дан пашпорт печатный на гишпанском языке, в котором именован московитянин Мишель Николаев». С этим паспортом, получив от генерала «песодорами монетою гишпанскою по российскому щету 13 рублей», Баранщиков нанялся на корабль, отплывающий в Европу. В пути он снова попал в плен, на сей раз - к мусульманам.

Лишь в 1787 году купец смог возвратиться в Россию, где с него тут же потребовали долг с процентами. Спасла горе-путешественника поддержка высоких особ, заинтересовавшихся его историей. По их совету он написал книгу «Нещастные приключения Василья Баранщикова, мещанина Нижнего Новгорода, в трех частях света: в Америке, Азии и Европе с 1780 по 1787 год». Гонорар пошел на оплату долгов. Американские похождения занимали в ней немного места. Но это был первый рассказ об испанских колониях, полученный не через третьи руки, а от очевидца. Автор поведал не только о своих злоключениях, но и о природе далеких краев. Диковинные заморские растения, по его мнению, похожи на российские: банан - на огурец, как видом, так и вкусом, кофейные деревья «подобны нашей сливе или вишне», а сахарный тростник - «российской траве ангелике», то есть дягилю. Таково первое впечатление русских от заокеанской экзотики.

В отличие от нижегородского купца, просветитель и публицист Федор Каржавин странствовал по своему почину. Он несколько лет прожил во Франции, откуда и отправился в ее заморские владения в Вест-Индии. В 1776 году Каржавин прибыл на остров Мартиника, а через год - на территорию современных США, где в то время шла Война за независимость. Существует мнение, что русский просветитель оказывал помощь повстанцам. Затем он вернулся на Мартинику, с 1782 по 1784 год жил на Кубе. Потом - вновь США, уже освободившиеся от британского господства, Париж и, наконец, Россия.

Книг о путешествиях Каржавин не писал. Его заметки об Америке разбросаны по страницам антологий, переводов, сборников, над которыми работал просветитель. Так, в одном из учебных пособий он пишет о себе в третьем лице: «Между тем, как некоторые Сибирские торговцы искали на Востоке от Камчатки распространить меховую торговлю до самых западных берегов Америки, один из наших соотчичей, человек любопытный и знающий, пускается в 1776 году по Океану Атлантическому, и, направляя путь свой на Юго-Запад, выходит на берег в Вест-Индию... Сей Россиянин есть первый из нашего народа человек, который двенадцатилетнее жительство имел в тех отдаленных странах и должен был видеть их примечательными глазами...»

А в перевод авантюрного романа он включает гневное высказывание: «12 лет я выжил в разных областях как холодные, так и теплые Америки; был всего 28 лет вне Отечества... и везде старался увидеть диких людей и немцов, однако все мои старания были тщетны; множество народов я видел, которые не так живут, как мы, не так, как и прочие европейцы; видел я людей разумных, видел и глупых; везде я нашел человека, но дикаго нигде... не находил». Так русский просветитель защищал самобытность коренных народов.

В 1803-1806 годах состоялось первое русское кругосветное плавание на кораблях «Надежда» и «Нева» под командованием Ивана Крузенштерна и Юрия Лисянского. 14 ноября 1803 года корабли пересекли экватор, а в декабре стали на якорь в бразильском порту. Начинались регулярные контакты России с Латинской Америкой.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+