Талант историка состоит в том, чтобы создать верное целое из частей, которые верны лишь наполовину

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Свой среди чужих

Этот человек прожил короткую, но яркую жизнь путешественника и исследователя, побывал в труднодоступных районах экваториальной зоны Южной Америки, куда еще не ступала нога европейца. Звали его Жюль Никола Крево...

Отец будущего исследователя, будучи трактирщиком, то есть вполне состоятельным человеком, стремился дать сыну приличное образование. При этом он полагал, что сын, родившийся 1 апреля 1847 года, продолжит его довольно прибыльное дело. Однако все вышло иначе.

Грезы о дальних странах

Жюль Никола Крево

Юный Жюль с детства увлекался чтением книг, где рассказывалось о путешествиях в дальние страны. Он не раз говорил отцу о заветной мечте - стать путешественником. И хотя родителю это было не по душе, он не возражал против желания любимого сына.

По стопам отца Жюль так и не пошел - он окончил высшее медицинское училище и стал врачом. Началась самостоятельная жизнь. А мечта продолжала жить.

В Южной Америке, в северо-восточной части Гвианского плоскогорья Франция владела колонией, которая получила название Французская Гвиана. Здесь простирались вечнозеленые леса, многие не выдерживали жаркого климата. Население было немногочисленным, но при этом весьма пестрым: креолы, негры, индейцы и, конечно, европейцы {в основном, французы). Многие смельчаки пытались изучать эту территорию, но их ждала неудача. И когда Крево предложили совершить путешествие в глубь Гвианского плоскогорья с исследовательскими целями, он сразу согласился.

Жюль стал упорно и деятельно готовиться к походу. Он знал, что в районах, куда ему предстояло ехать, деньги не имеют цены. Поэтому он взял с собой много предметов, имеющих хозяйственное значение: порох, топоры, ножи, гвозди, ружья.

А вот продовольствия - соли, шоколада, сахара, маиса - Крево взял мало. Он не только не хотел обременять грузом членов экспедиции, но и рассчитывал, что основным питанием будут дичь и рыба, добытые на месте.

Не ведающий страха

Сохранилось описание самого Крево. Это была весьма колоритная фигура. Он был небольшого роста, но хорошо сложенным и коренастым. Из всех членов экспедиции его выделяли волевое лицо, проницательный взгляд, ниспадавшие до плеч длинные волосы. Интересно и то, что путешествовал Крево обычно босиком. Будучи человеком храбрым и хладнокровным, он всегда находил выход из самых трудных положений.

В 1877 году экспедиция Крево начала свой путь по реке Ояпоки, протекающей в глубине экваториального леса. По пути им встречались немногочисленные и редко расположенные друг от друга населенные пункты, где проживали индейцы и негры. В одной из негритянских деревушек к экспедиции пристал негр по имени Апату, который потом оказался бесценным помощником для Крево, верным и надежным товарищем по скитаниям. К тому же он обладал феноменальной физической силой, метко, без промаха, стрелял из лука. Обитатели деревень весьма приветливо и дружелюбно встречали Крево. Принимая подарки, они приносили продукты. А затем начался нелегкий переход к реке Жари. Местные жители дали свои лодки, и Крево начал сплав по реке. Плавание было трудным. На пути встречались пороги. Самые бурные приходилось обходить по берегу реки, таща лодки на себе. Однажды лодка перевернулась, и все охотничьи припасы пошли на дно. Несмотря на все старания, их так и не нашли. Теперь вся надежда была на Апату. И он не подкачал: то зверя подстрелит, то птицу. А рыбы было предостаточно, Жари просто кишела ею. В одном из индейских селений путешественники даже участвовали в рыбной ловле при помощи «опьяняющей» лианы. Сам Крево так писал об этом: «Раздавив на камнях целый ворох этих растений, индейцы побросали их в реку в известном месте, где плавало много огромных рыб кумару. Эти рыбы с быстротой стрелы носятся в водах реки, играют, выпрыгивают в воздух. Вскоре стало заметно, как на них стал действовать дурман. Рыбы едва шевелятся, некоторые стали переворачиваться вверх брюхом. Мы бродили на небольшой глубине и спешили как можно больше выловить оцепеневшей рыбы, пока она еще не пришла в себя. Нагрузившись рыбой, мы вернулись в деревню...»

В процессе исследований Крево заснял всю реку Марони, протяженностью 680 километров, текущую на север. В ее верховьях за низким водоразделом (Серра-Тумукумаки) он обнаружил и проследил до устья текущую на юго-восток реку Жари - последний значительный (около тысячи километров) левый приток нижней Амазонки. А в 1878-1879 годах Крево упорно занимался съемкой реки Ояпоки, текущей на север вдоль восточной границы Французской Гвианы. Именно он установил, что эта река стекает с той же водораздельной цепи, что и Марони.

Двигаясь на запад, Крево сумел выявить и закартировать по всей длине (также около тысячи километров) параллельный Жари приток Амазонки - реку Пару. Таким образом, он связал воедино съемки Гвианы с прежними, сравнительно точными съемками нижней Амазонки. Затем он плавал по притокам Амазонки - Жапуре и Исе.

После этого была поездка во Францию, где его ждал триумф. Но Жюль не обольщался. Он решил готовить новую экспедицию. На этот раз Крево решил пересечь северную часть Южной Америки от одного океана до другого.

Последнее путешествие

Осенью 1880 года с двумя спутниками-французами Крево поднялся на пароходе по колумбийской реке Магдалене до верхнего ее течения. От населенного пункта Нейвы в сопровождении нескольких нанятых индейцев Крево вышел к истокам реки Гуавьяре - большого притока Ориноко, до того никем еще не обследованного.

Отсюда началось третье путешествие Крево по Южной Америке. И тут индейцы отказались участвовать в экспедиции. Они считали ее безумной затеей. Крево стали отговаривать от дальнейшего похода. Но Жюля никакие трудности не страшили. Не верил он и мрачным предсказаниям. Он решил идти только вперед.

Построив плот и нагрузив его имуществом, четверо путешественников-смельчаков отправились в новое путешествие. Четверо - это Крево, его самые лучшие друзья Бюрбан и Лежан и незаменимый, никогда не расстававшийся с Крево негр Апату.

Путешествие по реке изобиловало не только приключениями, но и опасностями. Плот несколько раз ломался и разбивался на порогах. Путники подвергались нападениям крокодилов, а их в реке было множество. А однажды на них напал даже ягуар. Как-то Апату прямо с плота схватил крокодил и увлек в воду. Негр спасся благодаря своей огромной физической силе и самообладанию. Выхватив из пояса нож, он нанес чудовищу несколько ударов, а затем полоснул по глазам и выдернул тому лапу. Все это произошло в считанные секунды. Апату получил поверхностные раны, и здесь ему на помощь пришел Крево. Только через месяц после начала путешествия по Гуавьяре им встретилось первое индейское поселение, после чего населенные пункты стали попадаться все чаще.

Индейцы по-разному относились к Крево и его спутникам. Одни встречали дружелюбно и приветливо, снабжали провизией и даже приглашали в гости. В других селениях жители прятались или проявляли враждебность и подозрительность. Только в начале декабря, пройдя все испытания, маленькая экспедиция достигла устья реки.

В поселке Сан-Фернандо Крево встретился с европейцами-колонистами. 27 декабря 1880 года он отправился в путь по реке Ориноко и только через месяц достиг города Боливар, расположенного в нижнем течении этой реки. После этого во Франции его объявили национальным героем. Но Крево этого было мало: он решил совершить новое путешествие в центральные области Южной Америки.

19 апреля 1882 года Крево в сопровождении 19 спутников отправился в район реки Пилькомайо, чтобы исследовать эту реку. 27 апреля усталые путешественники пристали к песчаному берегу Пилькомайо. И здесь на них неожиданно напали индейцы тоба. Они не щадили никого. Из отряда в живых остался только проводник-боливиец, который и рассказал о героической гибели Крево и его товарищей.

Виктор ЕЛИСЕЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Первооткрыватели     Следущая










Сообщество в G+