Поддельная биография

Автор: Maks Сен 21, 2018

Правая рука Сталина, маршал, народный комиссар и Герой Социалистического Труда, самый могущественный и информированный человек в стране Советов, он знал все обо всех. Но и его жизнь была у всех на виду, а его личное дело ни у кого не вызывало вопросов. Вплоть до конца июня 1953 года. Однако затем начали выясняться неожиданные детали…

Заговор молчания, после 1953 года окутавший фигуру Лаврентия Берии, надолго похоронил под собой почти все сведения об этом человеке. Известно, что родился он 17 (29 по новому стилю) марта 1899 года в горном селе Мерхеули, в 15 верстах от города Сухуми, в бедной крестьянской семье с княжескими корнями.

Умный мальчик из глухого села

Отец его, Павле Берия, был родом из Мегрелии. Там он был замешан в какой-то темной истории и после стычки с жандармами вынужденно и поспешно перебрался в Абхазию. Здесь полиция потеряла его след, а может быть, и не слишком искала — что за дело абхазской полиции до мегрельских историй? Мать, Марта Джакели, вроде бы приходилась дальней родственницей бывшим владетелям Мегрелии — князьям Дадиани, но достатка ей это не прибавило. Что и не удивительно, ведь согласно данным переписи населения 1886 года, в селе Мерхеули, где она проживала, на 466 жителей приходилось целых пять князей и 15 дворян. В 1898 году, когда Марта познакомилась с Павле, ей было около 30 лет, и она уже была вдовой с тремя детьми.

Сын Берии Серго впоследствии писал, что его дед (который, кстати, был моложе жены) покорил ее сердце храбростью и красотой. Возможно, так оно и было. Хотя на самом деле любовь играла не слишком большую роль в брачных делах грузинских крестьян. Судя по датам рождения детей (Лаврентий и его единоутробная сестра были погодками), Марта вступила во второй брак через несколько месяцев после похорон первого мужа. Так что, возможно, все решало совпадение интересов: вдове с детьми нужен был мужчина в доме, а пришлому мегрелу — дом. Так и сошлись.

Судя по анкетам Лаврентия Берии и воспоминаниям его сына, всего у Марты было пятеро выживших детей (не надо забывать и о запредельной детской смертности в Российской империи). От первого брака трое — сын Капитон и дочери Елена и Тамара. Во втором браке родилось тоже трое. Старший сын в двухлетнем возрасте умер от оспы, дочь Анна — младшая — после перенесенной в детстве болезни осталась глухонемой.

Бедность в дореволюционной грузинской деревне была такая, какую сейчас и представить сложно. Умный, толковый ребенок являлся единственной надеждой родителей на верный кусок хлеба для сына и на обеспеченную старость для себя. А Лаврентий был умен, очень умен — иначе он не стал бы тем, кем стал. Петербургский историк Лев Лурье во время поездки в Абхазию говорил с жителями Мерхеули. Местные легенды рисуют Лаврентия таким:

«С детства Берия учился грамоте. Его воспитатель Нико Кварацхелия рассказывал, что он был способный на учебу, очень способный. Он еще дерзкий был на характер, но на учебу был способный. И три километра в школу он ходил босиком по грязи. Не на что было купить обуви, беднота была. А вот все равно выучился, закончил на отлично школу и так дальше пошел учиться. Он был из бедной семьи, и его воспитатель был очень бедный. Очень уважали мы мать Лаврентия Марту, и родственники, и соседи очень уважали. Она была отзывчива. Кто к ней обращался за помощью, сколько могла, она помогала всем, до самой своей смерти».

В Российской империи нехватка образованных людей была жесточайшая, так что для талантливых выходцев из низов, несмотря на все сословные предрассудки, «социальные лифты», пусть и узкие, с тяжелым ходом, но все же существовали. Одним из них и воспользовалась семья Берии. Когда мальчику было восемь лет, его мать, взяв с собой младших детей, отправилась в Сухуми учить сына. Серго Берия преподносит это как образец родительской самоотверженности: для того чтобы учить ребенка, дед Павле продал полдома. А когда тот решил учиться дальше, «пришлось деду Павле и вторую половину дома продать и перебраться с семьей в хибару из дранки». Исследователь Алексей Топтыгин утверждает несколько иное. «Преимуществом Сухумской школы было бесплатное обучение, — пишет он, — но для содержания ребенка в Сухуми требовались средства, поэтому родители продали половину дома, а Марта поселилась вместе с сыном, подрабатывая шитьем…»

Но отец при этом остался в Мерхеули, хотя мог бы найти заработок в Сухуми. Там же, в деревне, жили и дети Марты от первого брака. Известно, что их взяли на попечение родственники (не то брат матери, не то брат ее первого мужа), причем непонятно, когда это произошло — после второго замужества Марты или же после ее отъезда. И с какой «семьей» в таком случае жил Павле?

В деревню женщина больше не возвращалась, даже тогда, когда сын вырос и вполне был способен содержать себя сам. Как хотите, но на родительское самопожертвование это мало похоже — а похоже, скорее, на развод с разделом имущества. Иначе она, поставив на ноги сына, вернулась бы к мужу, не так ли? Или родители нашли бы какой-нибудь способ пристроить мальчика в Сухуми одного.

Естественно, Серго об этом обстоятельстве не упоминает, зато пишет, что дед до конца жизни прожил в деревне, а бабушка жила вместе с сыном до 1938 года, и лишь когда Берию перевели в Москву, они расстались: Марта осталась в Тбилиси. Умер Павле Берия в 1922 году, а его жена дожила до глубокой старости, после смерти сына была выброшена властями из квартиры и доживала век в доме престарелых.

Внезапная родня

Берия - поддельная биографияИтак, история семьи вроде бы понятна и незатейлива. Но в последние годы были опубликованы документы, совершенно меняющие всю картину.

После убийства Берии Хрущев и его соратники предприняли массу усилий, чтобы «демонизировать» свою жертву. Для них это было необходимым условием выживания. И в первую очередь, во что бы то ни стало нужно было заставить молчать всех несогласных с их версией произошедшего — в первую очередь, родственников.

12 сентября 1953 года в ЦК КПСС рассматривалась записка ЦК КП Грузии «О выселении с территории Грузинской ССР близких родственников врага народа Берии». Там приводится список родственников (тех, что в 1953 году были живы). И вот что мы там находим.

Поскольку в списке как племянник Берии фигурирует некий Кварацхелия Вахтанг Капитонович, брат Капитон, похоже, у него и вправду имелся. Вероятно, к 1953 году Капитон либо умер, либо уехал из Грузии. Также перечислены другие родственники.

Родная сестра — Берия-Лоладзе Анета Павловна, родилась в 1905 году.

Сестра по матери — Кварацхелия-Квичидзе Тамара Дмитриевна, родилась в 1898 году.

Сестра по матери — Кварацхелия-Антадзе Елена Дмитриевна, родилась в 1900 году

Брат по матери — Кварацхелия Ное Андреевич, родился в 1905 году.

Тамара и Елена — это, надо полагать, дети Марты от первого брака. А кто такой Ное? Да еще Андреевич? Иметь одновременно двух мужей Марта не могла — все же не индийская богиня, а грузинская крестьянка, да и времена были не те. Подозревать богобоязненную и уважаемую женщину в столь вызывающей супружеской неверности тоже не приходится. Загадка…

Но это еще не все. 21 апреля 1954 года было принято постановление Президиума ЦК КПСС «О членах семей и родственниках осужденных врагов». И здесь список детей Марты Джакели явно разрастается. Оказывается, помимо уже упомянутых Анеты, Тамары, Елены и Ное у Берии еще были:

Сестра по матери — Кварацхелия Паша Андреевна, родилась в 1902 году.

Брат по матери — Кварацхелия Лука Андреевич, родился в 1908 году.

А Ное Андреевич в этом списке поменял год рождения с 1905 на 1902.

И как такое могло случиться?

По-видимому, Дмитрий Кварацхелия был первым мужем Марты, от которого она родила троих детей. Это согласуется и с автобиографией Берии, и с другими данными. Сестра Анета позднее жила с матерью и братом в Сухуми и Баку. А вот кто такие Ное, Паша и Лука?

Лев Лурье предположил, что, уезжая с сыном в Сухуми, остальных детей Марта оставила некоему Андрею, который их усыновил. Логично: не отправляться же в город с таким табором! Почему дети не остались с мужем — понятно: что станет делать мужчина с маленькими детьми? Жениться еще раз он не мог — развод не оформлялся. Если Павле и завел себе сожительницу (дело житейское), то заботиться о чужих детях она стала бы едва ли.

Возможно, этот Андрей был братом ее первого мужа и взял себе всех детей. Но мог быть и его однофамильцем, связанным с Мартой каким-либо иным родством. Детей могли и разделить: старших — родственникам Дмитрия, младших — родственникам Марты. Но коль скоро она отдала детей на усыновление, это еще раз говорит о том, что возвращаться к мужу женщина не собиралась. С собой в Сухуми Марта взяла одну лишь глухонемую Анету — может быть, девочка была любимицей матери, а возможно, она не хотела обременять родственников заботами о ребенке-инвалиде.

Загадка Елены Кварацхелии

Но есть в этом списке настоящая загадка. Это сестра Лаврентия — Елена Дмитриевна, которая каким-то образом сумела оказаться на год старше своего единоутробного брата. Возможно, конечно, здесь присутствует какая-то путаница в документах (учитывая, что ее брат Ное от одного постановления ЦК к другому успел поменять год рождения, удивляться этому не приходится). Но есть в биографии Лаврентия и другие несообразности, которые не позволяют списать все на ошибку машинистки.

Сын Берии Серго пишет, что его отцу исполнилось всего семь лет, когда его устроили в Сухумское городское училище (с 1912 года такие учебные заведения стали называть высшими начальными). В некоторых источниках сообщается, что Лаврентию к этому моменту исполнилось уже восемь лет. Но давайте посмотрим, что это за заведение.

Высшее начальное училище — что-то вроде неполной средней школы. Кроме обязательных предметов — закона Божия, церковнославянского языка, чтения, письма и арифметики, — там преподавали историю и географию, геометрию, естественную историю, физику, черчение и рисование, пение, гимнастику. Обучение длилось шесть лет и велось на русском языке. В такие училища брали уже окончивших начальную школу мальчиков, достигших 10-12 лет.

По данным кадровых органов, Берия учился в Сухуми с 1906 по 1915 год, то есть девять лет. Лев Лурье выяснил, что один раз он оставался на второй год. Но даже в этом случае он должен был учиться семь лет, а не девять, и поступить, самое раннее, в 1909 году. А Серго утверждает, что отцу было семь лет. Так и видишь бабушку Марту, которая рассказывает внуку: «Твоему отцу было всего семь, а он уже уехал учиться в Сухуми».

Так сколько же лет было Лаврентию, когда он оставил родную деревню?

А не вспомнить ли нам классику детской литературы — рассказ Льва Толстого «Филипок» о способном крестьянском мальчике, который пошел в школу значительно раньше положенного возраста? Сельские школы обычно давали очень скромное образование — один, максимум два класса. Толковый ребенок и сейчас способен за год пройти программу начальной школы, которая гораздо больше и насыщеннее. Если мальчик пошел в церковно-приходскую школу в 6,5 года и окончил ее в 7,5 года, то перед родителями встает вопрос: а что с ним делать дальше? Отправить пасти овец — жалко, он умный. В городское училище раньше 10 лет не возьмут. Что делает мать? Да очень просто: берет курицу и немного денег, идет к священнику и уговаривает выдать сыну метрику, согласно которой он окажется на два года старше. Если спросят, почему мальчик такой маленький, есть универсальный ответ: «Болел в детстве».

А вот если Лаврентий Берия на самом деле родился не в 1899, а в 1901 году, то все становится на свои места. Дмитрий Кварацхелия умер в 1900-м, или даже в 1899 году. Спустя несколько месяцев его вдова вышла замуж за пришлого мужчину. В 1908 году Марта с сыном и младшей дочерью переехала в Сухуми, оставив остальных детей родственникам. Лаврентий по малолетству малышей помнил смутно, на его жизнь они никак не влияли, и в анкетах он их не упоминал.

Никакого влияния ни на судьбу страны, ни на место в ней Лаврентия Берии эти два года не оказывают. Но история все же любопытная, не так ли?

Елена ПРУДНИКОВА

, , , , ,   Рубрика: Историческое расследование





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,755 сек. Потребление памяти:38.76 mb