Подводные «Барсы»

Автор: Maks Авг 20, 2018

Во время Первой мировой войны подводные лодки впервые показали, насколько серьезным оружием они являются. Некоторые российские разработки в этой области намного опережали мировые аналоги.

Потаенные суда

Русские изобретатели не были пионерами в деле создания подводных кораблей. Еще в середине XVII века некий голландский инженер катал по Темзе (или под Темзой) английского короля. Потом американцы с помощью субмарин пытались топить британские линкоры во время войны за независимость.

В России отсчет принято вести от проекта крестьянина Ефима Никонова, которому благоволил сам Петр I. Была построена деревянная субмарина на весельной тяге, которая могла погружаться на 4-5 метров и двигаться под водой. Правда, после смерти Петра «потаенное судно» сгнило в сарае.

Первым серьезным опытом можно считать лодку морского офицера Карла Шильдера, созданную в 1834 году. Он даже разработал пусковую установку для ракет, способную стрелять из подводного положения, но вот передвигаться его субмарина должна была на мускульной тяге. Она давала скорость в полкилометра в час и дальность «похода» в пять километров.

В 1866 году в России, наконец, построили подводную лодку, прошедшую все стадии испытания: погружение — учебная атака — всплытие. Автором проекта был инженер Иван Александровский. Субмарина передвигалась на пневматической тяге и впервые в истории была вооружена торпедным аппаратом.

Однако в серию запустили детище другого изобретателя. Степан Джевецкий догадался установить на свою подлодку электродвигатель мощностью всего в одну лошадиную силу, но на испытаниях она прошла против течения Невы семь километров со скоростью четыре узла.

Проект Джевецкого предусматривал только минное вооружение, но 50 аппаратов были построены и встали на боевое дежурство в качестве минных заградителей. С 1884 по 1889 год они входили в саперные подразделения гарнизонов морских крепостей на Черном и Балтийском морях.

Школа капитанов

Первая боевая субмарина в современном понимании появилась в России позже, чем в Англии. Военный инженер Иван Бубнов внимательно изучил опыт предшественников и зарубежных коллег и в мае 1901 года представил проект, получивший название «Дельфин».

В надводном положении лодка с помощью бензинового мотора развивала скорость 9 узлов и могла пройти 250 миль. В подводном она делала 4,5 узла на электродвигателе и имела запас хода в 28 миль. При водоизмещении 135 тонн «Дельфин» погружался на 55 метров и был вооружен четырьмя торпедными аппаратами. Эти характеристики намного превосходили американские и британские образцы. Правда, российская субмарина была втрое дороже. В 1904 году «Дельфин» успешно прошел все испытания.

С началом Русско-японской войны в Петербурге стали искать пути усиления Тихоокеанского флота. Если балтийским эскадрам предстоял долгий поход через Атлантику и Индийский океан, то несколько подлодок можно было отправить к театру военных действий по железной дороге.

И действительно, четыре субмарины оказались в Порт-Артуре. Там командование не нашло им толкового применения, и после капитуляции крепости лодки затопили.

Во Владивостоке собрали эскадру из 13 подлодок разных типов. Это резко снизило активность японского флота в Татарском проливе, особенно после нескольких визуальных контактов русских субмарин с миноносцами противника.

Еще большее значение имела практическая подготовка экипажей в боевых условиях. Благодаря опыту Русско-японской войны в России к 1906 году, когда подводный флот был выделен в самостоятельное подразделение, имелось достаточное количество хорошо подготовленных подводников, включая полторы сотни офицеров. Такого кадрового резерва не было ни на одном флоте мира.

Черноморский «Краб»

Подводная лодка проекта «Барс» Перед Первой мировой войной не существовало однозначного мнения о возможностях подводного флота. Французы, англичане и американцы к этой затее охладели. Немцы хоть и строили субмарины, но отводили им вспомогательную роль.

Зато в России разработали и построили подлодку типа «Барс» Ивана Бубнова. Это была одна из лучших конструкций своего времени. При водоизмещении 780 тонн «Барсы» погружались на 90 метров, имели по 12 торпедных аппаратов, два орудия и развивали скорость в 15 км/ч под водой и 21 км/ч в надводном положении. Единственным минусом было отсутствие водонепроницаемых переборок между отсеками, что снижало живучесть лодки.

К 1915 году «Барсы» составляли основу российского подводного флота. На Балтике их усилили американскими субмаринами «Америкэн Голланд» и девятью британскими подлодками. На Черноморском флоте предпочтение отдавалось подводным минным заградителям проекта «Краб» Михаила Налетова. Такая субмарина могла взять на борт до 60 якорных мин, имела на вооружении четыре торпедных аппарата и одно орудие. Дополняли черноморских «Крабов» двадцать два «Барса».

Подводная лодка «Тюлень» стала одной из самых результативных русских субмарин периода Первой мировой войны. В 1915-1917 годах в Черном море она уничтожила или захватила 8 пароходов и 33 шхуны противника. Турецкое судоходство было практически прекращено. Впечатляющих успехов добился и экипаж одного из «Крабов». По заданию командования он трижды минировал Босфор и подходы к Варне, заперев на полгода немецкие рейдеры «Гёбен» и «Бреслау». Последний даже подорвался на мине 5 июля 1916 года.

Герои Балтики

На Балтийском театре военных действий подлодки с обеих сторон действовали еще активнее. Поначалу, правда, русское командование угрозу, исходившую от германских подводников, недооценило. Но после того, как немецкая U-26 потопила в октябре 1914 года броненосный крейсер «Паллада», строительство субмарин проекта «Барс» пошло ударными темпами.

Эти лодки оказались настолько хорошими, что за всю войну было потеряно всего четыре из них. А последние «Барсы» прослужили аж до 1955 года.

На Балтике подводная война не приобрела такого размаха, как в Северной Атлантике. Но и русские моряки без дела не сидели. Например, в августе 1915 года у острова Эзель наша подлодка «Гепард» (командир — старший лейтенант Николай Якобсон) атаковала немецкий крейсер «Любек», следовавший под охраной пяти миноносцев. Успешным попаданием «Любек» был сильно поврежден, а «Гепард» смог уйти от преследования.

В апреле 1915 года командир подлодки «Дракон» Михаил Ильинский последовательно атаковал два крейсера немцев. И хотя он был замечен миноносцами сопровождения и сам подвергся нападению, Ильинский умелыми маневрами уклонился от противника и занял удобное для атаки положение. Один крейсер подлодка повредила торпедой, а второй вынужден был ретироваться.

И все же главной задачей русских подводников на Балтике были оборона и пресечение германской торговли со Швецией, откуда немцы получали металлы и продовольствие. На этом поприще удалось достигнуть самого впечатляющего успеха. Подлодка «Волк» под командованием лейтенанта Ивана Мессера в районе шведского Норрчёпинга за один день потопила сразу три германских вооруженных транспорта водоизмещением 8800 тонн.

Из-за действий наших подводников Германия вынуждена была постоянно отвлекать крупные силы флота для конвоирования транспортников, а часто вообще надолго приостанавливать судоходство на Балтике. Впрочем, до Англии и Германии, сошедшихся в битве за Атлантику, России было далеко. За годы войны немцы построили 344 субмарины против 52 наших. Но их подвела погоня за дешевизной: из всех потерь половина приходилась на небоевые.

Артем ПРОКУРОРОВ

,   Рубрика: История оружия




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,607 сек. Потребление памяти:33.88 mb