Понуждение к любви

Автор: Maks Дек 1, 2018

Канувшая в Лету Пруссия осталась в памяти как государство, где всё было подчинено регламенту, уставу, воинской дисциплине. Между тем Пруссия, невзирая на свои размеры, в XVIII веке была одним из самых сильных и влиятельных государств. И государем, который сделал страну неуязвимой, был «король-солдат» Фридрих Вильгельм I…


Прусские короли зачастую являлись героями анекдотов и всяких забавных историй. О Фридрихе Вильгельме I рассказывают следующее: однажды король гулял по пустынным улицам Берлина и вдруг столкнулся с праздно шатающимся прохожим, который бросился от него наутёк. Рассвирепевший король, ненавидевший бездельников, велел его поймать.

— Ты почему от меня убежал? — спросил король, когда прохожий предстал перед его взором.
— Испугался, Ваше Величество! — сознался беглец.
— Ты меня не бояться должен, а любить… любить… любить! — закричал король, нанося удары палкой по спине гуляки.

Можно сказать, что король с такой же яростью жаждал любви и от остальных подданных. Хотя эту любовь он пытался вызвать крайне эксцентричными методами.

Впрочем, по большому счету причин любить Фридриха Вильгельма I было куда больше, чем ненавидеть.

Независимый наследник

На примере Фридриха Вильгельма I можно с поразительной ясностью увидеть всю сложность взаимоотношений отцов и детей. Ведь нередко то, что родители считают необходимым дать своему ребёнку, на самом деле ему совсем не нужно. И наоборот…

Родившийся в семье курфюрста Бранденбурга Фридриха III, который впоследствии стал королём Пруссии под именем Фридриха I, сын бежал от отцовских советов, как черт от ладана. И неудивительно: ведь Фридрих I был известен своей куртуазностью, пристрастием к красоте. Король был готов тратить безумные деньги, лишь бы его двор являлся средоточием блеска и пышности. На содержание двора он тратил ежегодно около 820 тысяч талеров — на 10 тысяч меньше, чем на содержание всего государственного аппарата. Его отличала болезненная любовь ко всему французскому: стилю, моде, языку, кухне. А вот его сын-наследник, появившийся на свет в 1688 году, всего этого терпеть не мог.

Сильный, энергичный

Фридрих-сын с детства обожал армию и всё, что с ней связано. Лучшей музыкой для него был та, что исполнял полковой оркестр. Лучшей одеждой — военная форма. Лучшей едой — суп да каша, приготовленные ротным поваром. Он любил всякую работу на воздухе, помогать каменщикам или кровельщикам. И вместо того, чтобы учиться танцам и прекрасным манерам, с большим удовольствием копался в собственном огороде, который устроила ему мать.

София Шарлотта Ганноверская обожала сына, ведь её предыдущий ребёнок умер в младенчестве. И если с матерью у Фридриха Вильгельма сложились нежные и трогательные отношения, то с отцом у него царило полное непонимание. Нередко будущий король ловил на себе презрительный взгляд отца, когда он в компании низших чинов разглядывал конскую сбрую, оценивая её крепость и удобство.

Курфюрст Фридрих III стал королём Фридрихом I в 1701 году. Тогда же и кронпринц получил новый титул. Хотя это не особенно волновало Фридриха Вильгельма: он был слишком увлечён армией и своими мирскими делами — работой на огороде, осваиванием ремёсел, встречами с друзьями, такими же одержимыми армией и войной. В 1706 году отец приискал ему невесту: ширококостную, полную, высокую Софию Доротею Ганноверскую. Нельзя сказать, что наследник был влюблён, но девушка явно пришлась ему по вкусу.

В 1713 году Фридрих I приказал долго жить. И новый король, едва взойдя на престол, приступил к большим и непростым реформам.

Экономия и контроль

Если бы Фридрих Вильгельм жил в более поздние времена, его непременно причислили бы к социалистам. Потому что стиль его правления (конечно, за исключением монархических закидонов) очень напоминал манеры президента-социалиста.

Придя к власти, король сразу начал бороться с лишними тратами. Это была борьба не на жизнь, а на смерть.

В первый же день своего правления он упразднил большинство придворных должностей. Число камергеров уменьшилось с 100 до 12, король разогнал слуг и урезал оклады тем, кто остался. После этого он с торгов продал драгоценности и выездных лошадей своего отца, а всю королевскую серебряную утварь, которой было немало, переплавил в монеты. Расходы на зарплату и пенсии придворным были сокращены с 276 тысяч талеров до 55 тысяч талеров.

При этом он показывал личным примером, как надо жить и работать. Король ежедневно отправлялся на прогулку, и не дай Бог ему на глаза попадались праздно шатающиеся горожане. Тут же в ход шла палка — король избивал бездельников и отправлял домой заниматься делами. Однажды монарх встретил на улице неких дам, которые вышли прогуляться. Их проводили во дворец, сунули в руки метлы и заставили мести плац.

Более рачительного и экономного хозяина, чем король, в Пруссии не было. Он всю жизнь одевался в синий поношенный мундир с медными пуговицами. Когда королю шили новый мундир, пуговицы на него перешивали со старого. Никакой роскоши и великолепия — все, начиная от дорогих украшений и заканчивая красивой одеждой, было навсегда удалено от берлинского двора. Театральные представления, концерты и балы в его царствование совершенно прекратились. «Господь, — говорил Фридрих Вильгельм, — создал царей не для того, чтобы они проводили время в наслаждениях, а для того, чтобы они управляли своей землёй. Государь существует для того, чтобы работать, и если он хочет царствовать честно, то должен сам управлять делами».

Главным лозунгом в период его царствования было: «Экономия и контроль». Ни одной копейки не было потрачено на что-то ненужное, все шло в дело. И вскоре Пруссия стала одной из самых экономически преуспевающих европейских стран.

Азиатский деспот

Фридрих Вильгельм IСтиль правления Фридриха Вильгельма чем-то напоминал правление другого монарха — российского императора Петра I. Они явно действовали с оглядкой друга на друга, хотя Пётр I был, конечно, в действиях более широк и безогляден. Прусский король даже в дурном сне не мог представить те траты, которые позволял себе русский самодержец. И если Пётр с особой любовью и преклонением относился к флоту, то Фридрих Вильгельм с прусской педантичностью и тщанием пестовал армию.

От отца ему досталась армия численностью 30 тысяч. Но уже через два года она была увеличена в полтора раза и достигла 45 тысяч. К концу его правления она насчитывала более 84 тысяч солдат. На армию король денег не жалел. Так, при его отце в 1713 году её содержание обходилось казне в 2 миллиона 400 тысяч талеров. А при Фридрихе Вильгельме в 1740 году на содержание уходило уже 4 миллиона 800 тысяч талеров!

Особой любовью короля, его болезненной страстью были воины высокого роста — нижний предел начинался с 1,88 метра. Король создал специальную роту «Потсдамских гигантов».

Одним из самых высоких солдат полка был ирландец Джеймс Киркленд, чей рост составлял 2 метра 17 сантиметров. Другим известным гигантом был финн Даниэль Каджанус. По приказу короля высоких парней разыскивали по всей Европе, им платили большие деньги, чтобы только заставить дать согласие на службу. Если же они не соглашались, молодых людей могли похитить и насильно доставить в Потсдам. Немалая часть гигантов была подарена королю другими монархами — так, например, среди них числилось около 80 русских.

Невзирая на свой крутой нрав, за который короля называли «азиатским деспотом» и «вандалом», Фридрих Вильгельм был неплохим администратором. Он реформировал управление крупными городами, отменил крепостное право, отличался веротерпимостью, призывая на свои земли протестантов. К концу его правления доход Пруссии достиг 7 миллионов талеров — умопомрачительная цифра для того времени!

Однако в силу своего резкого и эксцентричного характера король поощрял произвол, невежество и грубость. Все это не способствовало любви к монарху. Недаром его называли «король-солдат» — его нетерпимость и грубость распространялись и на родных детей. Так, его сын и наследник, будущий Фридрих Великий, был настолько затерроризирован отцом, что даже пытался сбежать из дома.

Отец его поймал и посадил в тюрьму. А его сообщника казнил.

Даже из этого можно понять, что смерть короля, случившаяся в 1740 году, никого сильно не огорчила. Но многое из того, что он оставил в наследство, стало крепким фундаментом для реформ его сына Фридриха Великого.

Дмитрий КУПРИЯНОВ

, , , ,   Рубрика: Власть





Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:66. Время генерации:0,680 сек. Потребление памяти:38.81 mb