Прекрасная фаворитка

Автор: Maks Ноя 5, 2018

Герцен говорил в шутку, что Александр I любил всех женщин, кроме жены. Но больше всех император любил Марию Нарышкину, роман с которой длился 15 лет.

Душевная рана императрицы

Императрица Елизавета Алексеевна, урожденная принцесса Баденская, чувствовала себя в России очень несчастной. Ей было всего 14 лет, когда она вышла замуж за великого князя Александра Павловича.

Муж, будущий император, был на два года старше ее. Их сравнивали с Амуром и Психеей. Но через несколько лет после свадьбы Александр охладел к жене. Дети их умирали в младенчестве. Но главной душевной раной императрицы стала Мария Нарышкина, фаворитка ее супруга.

Связь с Нарышкиной император не скрывал.

Да и сама Мария Антоновна не только не таила, но нагло афишировала свои отношения с царем. Несчастная императрица 10 июня 1804 года писала своей матери: «Говорила ли я вам, что первый раз она бессовестно сообщила мне о своей беременности, которая была еще в начале, так что я могла бы отлично не заметить ее… Я отлично знала, от кого она могла быть беременна».

Как же так случилось, что Александр I настолько охладел к своей жене, которую поначалу сильно любил? Как получилось, что он, известный волокита, не пропускавший ни одной смазливой мордашки, на долгое время оказался во власти Нарышкиной?

О Марии Антоновне современники отзывались в целом доброжелательно, особенно отмечая ее внешние данные. «Красота ее была до того совершенна, что казалась невозможною, неестественною. Идеальные черты лица и безукоризненность фигуры выступали еще ярче при всегдашней простоте ее наряда», — писал видный чиновник и известный мемуарист Филипп Вигель.

Михаил Кутузов тоже не скрывал восторга: «Если я боготворю женщин, то для того только, что она — сего пола; а если б она мужчиной была, тогда бы все женщины были мне равнодушны».

А Гавриил Державин, как и положено поэту, разразился стихами:

Всех Аспазия милей:
Черными очей огнями,
Грудью пышною своей…
Она чувствует, вздыхает,
Нежная видна душа;
И сама того не знает,
Чем всех боле хороша.

Нарышкиной восхищались. Ей подражали. Ее стиль пытались копировать.

«Великий магистр ордена рогоносцев»

Девичья фамилия Нарышкиной — Святополк-Четвертинская. Она происходила из ополяченного княжеского рода. В конце XVIII века, когда происходили разделы Речи Посполитой, ее отец принадлежал к пророссийской партии. И во время восстания Костюшко его линчевала варшавская толпа.

Екатерина II решила позаботиться о детях своего верного сторонника. В 1794 году 15-летнюю Марию Святополк-Четвертинскую и ее старшую сестру Жанетту взяли ко двору фрейлинами. В следующем году Марию выдали замуж за 30-летнего богача Дмитрия Нарышкина. Этот брак стал объектом насмешек всего русского высшего света.

Дмитрия Львовича очень любили при дворе за мягкий характер и природный аристократизм. В сущности, он был милым бездельником, который, получив в наследство огромное состояние, вел спокойную и роскошную жизнь. Все тот же Вигель отмечал, что Нарышкин «принадлежал к небольшому остатку придворных вельмож прежнего времени; со всеми он был непринужденно учтив, благороден сердцем и манерами, но так же, как почти все они, сластолюбив, роскошен, расточителен, при уме и характере не весьма твердом».

В 1798 году Мария родила от Нарышкина дочь Марину — единственного ребенка, которого законный супруг признавал своим. Остальных пятерых детей его жена родила от Александра I. Впрочем, официально все потомство императора и Марии Антоновны «писалось» за Дмитрием Львовичем, которого придворные, мало скрываясь, «по-масонски» именовали «великим магистром ордена рогоносцев».

В свете любили шутить о том, что с Нарышкина стоит брать пример всем обманутым мужьям, ибо он образцовый рогоносец. Свои ветвистые рога Дмитрий Львович носил со спокойным достоинством: то ли он не особенно любил жену, то ли в его жизни была масса других радостей и развлечений.

«Не моя дочь, а Ваша»

Александр I и Мария Нарышкина

Роман императора с Марией Нарышкиной длился 15 лет

Мария Антоновна — женщина уравновешенная и прагматичная — грамотно распределяла время между супругом и августейшим любовником. У любовника, как известно, имелись дворцы. Муж не отставал: этот владелец 25 тысяч крепостных одарил жену домом на Фонтанке и дачей на Крестовском острове, где чета Нарышкиных принимала сливки высшего общества. Салон светской львицы Марии Антоновны был весьма либерального толка. Собиравшаяся там культурная публика всячески поносила «солдафона» — военного министра Аракчеева. Его люто ненавидела и сама Нарышкина.

Теща императора Амалия Баденская именовала Марию Антоновну «маленькой тварью». И советовала своей кроткой дочери Елизавете Алексеевне по меньшей мере разобраться с хамской привычкой Александра I пить по утрам кофе, закрывшись в кабинете с любовницей. И это при том, что за стенкой мучилась одиночеством законная супруга.

Надо сказать, питьем кофе с любовницей хамские привычки Александра I не ограничивались. Император был ревнив. И умудрялся ревновать Нарышкину… к ее мужу. И не пренебрегал возможностью унизить Дмитрия Львовича.

Однажды, пребывая в ироническом расположении духа, самодержец назначил Нарышкина обер-егермейстером, сопроводив свое решение словами: «Так как я ему поставил рога, то пусть же он теперь заведует оленями».

Нарышкин терпеливо сносил насмешки императора, проявляя даже своеобразный юмор. Как-то Александр I осведомился у Дмитрия Львовича:

— Как поживает твоя дочь Софья?

— Но, ваше величество, ведь она вовсе не моя дочь, а ваша, — ответил Нарышкин.

В другой раз царь опять осведомился у Дмитрия Львовича о здоровье жены и детей. И опять придворный ему ответил:

— О каких детях ваше императорское величество справляется? О моих или о ваших?

Смерть и слёзы

В общем, Нарышкину не позавидуешь. Как и Елизавете Алексеевне, брошенной жене императора. Современники считали ее чуть ли не ангелом, воплощением всех добродетелей. Увы, она тоже не была святой. Историкам известно о романе императрицы с кавалергардом Охотниковым. Что ж, не будем осуждать женщину, которой так открыто пренебрегал законный супруг.

Кстати, Нарышкина тоже не хранила верность Александру I. Она не раз охмуряла молоденьких флигель-адъютантов.

Тем не менее роман императора с Марией Антоновной длился 15 лет. А потом… Потом что-то поменялось. Причем в обоих любовниках.

Мария Антоновна стала больше времени уделять детям. С годами, став мудрее, она оценила своего мужа с его молчаливой преданностью и покорностью судьбе.

Александр I под конец жизни вернулся к жене, которую ему было жалко: все их общие дети умерли. Она очень тяжело переживала их потерю.

В 1825 году умер и Александр I. Ему было всего 47 лет. Он скончался на руках у супруги. Елизавета Алексеевна долго молилась и плакала. Ведь только в последние месяцы жизни императора она познала настоящее супружеское счастье. Императрица пережила мужа всего на пол года.

Нарышкина ушла из жизни только в 1854 году. Говорили, что под старость она остепенилась, овдовела, повторно вышла замуж за генерала и не любила вспоминать о тех днях, когда была любовницей императора и блистала в высшем свете.

Мария КОНЮКОВА

, , , , ,   Рубрика: Без рубрики



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:63. Время генерации:0,566 сек. Потребление памяти:34.29 mb