Прозвища для королей

Автор: Maks Янв 20, 2019

Всякий венценосный младенец при рождении получал имя, достойное отпрыска правящей династии. А когда сам начинал править, обретал ещё и прозвище, данное народом, — уважительное, страшное или смешное. И это прозвище порой говорит о нём историкам больше, чем целые тома официальных документов.

Хромой и Красивый

Есть много правителей прошлого, которые знакомы потомкам под благозвучными, лестными прозваниями. Насколько справедливы были эти прозвания — мы уже никогда не узнаем, остаётся верить на слово тем, кто их придумал. Например, киевский князь Ярослав Владимирович остался на страницах истории как Мудрый, и мало кому известно, что современники звали его ещё и Хромым.

А вот четвёртый французский король Филипп имел в народе прозвище Красивый. Он и правда отличался благообразной наружностью, к тому же, как говорят, демонстрировал необычайную чувствительность и мог даже пустить слезу на публике от восхищения, сочувствия или умиления. Душевная мягкость монарха, однако, совершенно не мешала ему проводить жёсткую государственную политику. За годы своего правления Филипп Красивый умудрился арестовать папу римского Бонифация VIII, открыв тем самым период Авиньонского пленения пап (на это время папский престол из Ватикана перебрался во французский Авиньон). Кроме того, на счету короля числится разгром ордена тамплиеров, обладавшего огромной властью на территории средневековой Европы. И наконец, когда финансовый кризис принял угрожающие размеры, монарх не постеснялся изрядно снизить количество серебра в монетах, за что заработал ещё одно, не столь приятное прозвище — «король-фальшивомонетчик».

Государи же Востока обычно удостаивались от своих подданных пышных эпитетов. Например, «величайшего из Османов» султана Сулеймана прозвали Великолепным за его победоносное, блестящее правление. Второе его прозвание не так известно в Европе — султана называли Кануни (с турецкого — «законотворец») за созданный при личном участии правителя свод законов «Слияние морей». Этот юридический сборник приводил к общему знаменателю разрозненные, местами противоречивые законодательные акты, действовавшие в разных уголках резко выросшей Османской империи. Этот свод законов был настолько эффективен, что турецкие юристы рискнули внести в него первые изменения лишь в начале XX столетия.

Грозные очи государей

Мария ТюдорНе все правители являли подданным положительные черты своего характера. Более того, многие из них наводили ужас на собственные и чужие народы суровостью или даже жестокостью нрава. Король Англии Ричард Львиное Сердце, вопреки распространённому мнению, получил своё прозвище вовсе не за благородство и отвагу. Напротив, он получил его за один неблаговидный поступок. Когда войска крестоносцев во время Третьего крестового похода заняли Акру, Ричард собирался обменять арабских пленников на своих рыцарей. Однако сделка с султаном Саладином сорвалась, и король безжалостно истребил «мечами и копьями» больше 2500 пленных, в числе которых были женщины и дети. Современники сочли сотворённое Ричардом массовое убийство варварским и лишённым смысла и прозвали английского монарха Львиным Сердцем, видимо, за безжалостность. Интересно, что арабские хронисты, описывая трагедию у стен Акры, называли короля Каменным Сердцем.

История знает и другие примеры: страх могут внушать не только жестокие, но и вполне справедливые деяния государей. Один из таких примеров — жизнь Дмитрия Грозные Очи, сына замученного в Золотой Орде тверского князя Михаила Святого. Юноша, получивший от летописцев своё прозвище за взрывной, нетерпеливый характер, искал возможности отомстить виновнику смерти отца — великому князю Московскому Юрию Даниловичу. И ему представился удобный случай, когда Юрий Московский утаил от хана Узбека собранную для него в тверских землях дань. Но стоило двум соперникам встретиться в Орде, как князь Грозные Очи, не дожидаясь ханского суда, зарубил Юрия Даниловича прямо у шатра Узбека. Месть состоялась, но воспользоваться её плодами молодой тверской князь не успел — через несколько дней он был казнён за самоуправство по приказу повелителя Золотой Орды.

Суровыми правителями не всегда оказывались мужчины — в этом же ряду стоит первая официально коронованная правительница Англии. Фанатичная католичка Мария Тюдор правила королевством всего пять лет, но успела заслужить от подданных имя Мария Кровавая за жестокие преследования протестантов. Современники, как и потомки, не простили старшей дочери Генриха VIII её нетерпимости к иноверцам. На территории Великобритании не найти ни единого памятника этой королеве, а день её кончины (в который вступила на престол её сводная сестра Елизавета) долгое время пышно праздновался по всей стране.

Толстый и Простоватый

Случалось и так, что народ наделял своих королей издевательскими прозвищами, которые далеко не всегда говорили о неудачном правлении. Так, Пипин III Короткий (714-768), получивший прозвище за малый рост, оказался чрезвычайно полезен королевству франков. Он стал основателем династии Каролингов, а его сын, Карл Великий (примерно 748-814), сумел создать огромную империю, куда входили земли франков, лангобардов, баварцев и другие. За серьёзные ошибки в управлении Западно-франкским королевством Карла III (879-929) прозвали Простоватым, хотя летописи говорят о короле как о человеке достаточно умном и деятельном. Однако он передал норманнскому захватчику Роллону земли, ставшие впоследствии Нормандским герцогством. Эта и другие стратегические ошибки стоили Карлу уважения подданных. А вот другой французский монарх, Людовик VI Толстый (1081-1137) был хотя и тучным, но весьма достойным правителем. Он успешно отражал атаки внешних врагов королевства и добился полного подчинения вассалов внутри страны.

Шепелявый, Длинноногий и Тупой

В XIII столетии шведский трон занимал король Эрик по прозвищу Шепелявый. Безжалостные остряки осмеяли, по всей видимости, родовую травму, полученную монархом: «Конунг нетвердо владел языком, был шепеляв, да к тому же и хром». Политика Эрика также была нетвёрдой — именно в его правление войско шведских рыцарей потерпело поражение от русских ратников в ходе Невской битвы. А короля Англии Эдуарда I Плантагенета звали Длинноногим, но никакой насмешки в этом прозвище не было. Скорее, рослый монарх, славившийся к тому же тяжёлым характером, производил на подданных зловещее впечатление. Кроме того, Эдуард имел говорящее прозвание Молот Шотландии за многолетние попытки присоединить шотландские земли к своим владениям.

Но самое одиозное прозвище получил последний французский монарх Луи-Филипп I — его величали «королём-грушей». Прозвище это было вдвойне обидным, так как не только буквально описывало форму королевской головы, но в переносном смысле означало ещё и «король-тупица».

Наследие Меровея и веточка дрока

Иногда прозвища получали не только отдельные государи, но и целые династии. Меровинги, правившие франками в V-VIII веках, назывались «ленивыми» или «волосатыми» королями за удивительную особенность — они никогда не стригли волос. По преданию, основатель династии по имени Меровей появился на свет сразу от двух отцов — короля франков Клодио и загадочного морского чудовища. Оттого с рождения он был наделён необычайной магической силой, которую передал и своим потомкам. Рассказывают, что Меровинги обладали мощным целительским даром, могли провидеть будущее, понимали язык зверей и птиц, и не было тайн мироздания, которые бы они не разгадали. Суть их сверхъестественных возможностей, как гласит легенда, заключалась в шевелюрах государей, остричь которую для них означало лишиться колдовской силы.

Не всегда династические прозвища имели настолько глубокий смысл. Семейство Плантагенетов, правившее Англией с XII по XIV столетие, обязано названием склонности первого из них, Годфри Красивого, прилаживать себе на шлем веточки дрока (латинское название дрока — planta genista). Восемь монархов из этого рода упрочили положение английского королевства на политической арене и присоединили к нему обширные владения во Франции, которые, правда, впоследствии были утрачены.

А название одной из европейских династий, в свою очередь, приобрело значение национальной принадлежности. Речь идёт о польской династии Пяст — первых королях этой страны, с перерывами правивших Польшей с X по XIV столетие. Династия пресеклась со смертью последнего из Пястов — короля Казимира III Великого, но историческая роль их на этом не была исчерпана. В XVIII веке, в эпоху Просвещения, Пясты сделались символом истинной «польскости», идеалом просвещённого благородного правителя.

Екатерина КРАВЦОВА



, ,   Рубрика: Дворцовые тайны



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:59. Время генерации:0,175 сек. Потребление памяти:7.85 mb