Расплата за трусость

Автор: Maks Авг 19, 2018

Пиратами становились очень разные люди. Кого-то на эту дорожку толкали обстоятельства, кого-то — жажда наживы или нежелание подчиняться никаким авторитетам. Кто-то просто брал каперский патент и спокойно выполнял «чёрную работу» для своей страны, а потом становился обычным капитаном на официальной службе. Но есть люди, которые, кажется, не могли бы стать в этой жизни никем другим, кроме как пиратом. Таков был Чарльз Вейн, характер которого представлял собой коктейль из хитрости, жадности, подлости, трусости и патологической жестокости.

Начало XVIII века — уже практически закат так называемого золотого века пиратства, продолжавшегося примерно с 1650 по 1730 год. Но именно в это время развернул свою деятельность Чарльз Вейн, который печально прославился как один из самых жестоких, беспринципных и жестокосердных джентльменов удачи. Его боялись и презирали коллеги по преступному ремеслу. Даже самые прожжённые и закалённые в боях флибустьеры не желали иметь с ним никаких общих дел. А у представителей власти, которые годами гонялись за ним по всем морям вдоль побережья Америки, Вейн вызывал исключительно лютую ненависть.

Сокровища Серебряного флота

Чарьлз ВейнС самого начала своей «карьеры» Чарльз Вейн демонстрировал исключительную хитрость и предприимчивость. Большинство пиратов того времени шли двумя возможными путями. Либо становились каперами и действовали на легальных основаниях, атакуя корабли стран — противников державы, выдавшей патент. Либо же охотились за торговыми судами. Чарльз Вейн решил, что оба этих пути слишком трудоёмки, опасны и малоприбыльны.

Первая же операция, благодаря которой его имя прогремело по всему Карибскому морю и окрестностям, была довольно оригинальной. В 1715 году суровый шторм отправил на дно несколько испанских галеонов, входивших в так называемый Серебряный флот. Затонули они со всем своим драгоценным грузом, предназначавшимся для метрополии. Как только слух об этом событии разнёсся по колониям, «серебряные галеоны» стали одним из самых желанных призов для охотников за сокровищами. Только вот поднять их было задачей крайне сложной.

Положил глаз на затонувшие богатства и Чарльз Вейн. Однако он не стал снаряжать свою экспедицию ныряльщиков, а спокойно дождался того момента, когда это сделали сами испанцы. Как только сокровища перекочевали со дна морского в трюмы испанских кораблей, Чарльз Вейн совместно со своим компаньоном Генри Дженнингсом предпринял внезапную атаку. Добыча пиратов была огромна. При этом всех потрясло поведение Вейна. Не имея практически никаких для того оснований, он подверг захваченных моряков испанской экспедиции ужасным издевательствам. Пытки были для пиратов обычным делом, но, как правило, к ним прибегали, пытаясь заставить пленников выдать местонахождение спрятанных сокровищ. Вейн же делал это просто ради забавы. А может, для того, чтобы его сильнее боялись.

Биография Вейна — сплошное «белое пятно». Однако можно предположить, что на флоте ему пришлось пробиваться с самых низов. Отходив своё простым матросом и став, наконец, капитаном, он стремился как можно быстрее и громче заявить о себе. Что ж, ему это удалось. Вудс Роджерс, недавно назначенный королём Георгом I губернатором Багамских островов (сам в прошлом знаменитый капер), немедленно внёс фамилию Вейна в чёрный список и начал охоту за ним.

Дерзкий и неуловимый

Но Чарльз Вейн оказался крепким орешком. Он метался вдоль побережья Северной Америки, нападая то тут, то там, захватывая суда, атакуя города и грабя всех встречных без разбора. В 1716 году он стремительно стал грозой испанских, французских и британских колоний, оставаясь при этом непойманным. В отличие от многих «коллег», которые привязывались к своим флагманам и ходили на них годами, Вейн менял корабли с необычайной лёгкостью. Так что предсказать, на чем он предпримет свой очередной налёт, было практически невозможно.

Разгневанный Роджерс собрал сильную эскадру и сумел запереть пирата в небольшой бухте. Будучи уверенным, что деваться Вейну теперь некуда, губернатор послал ему письмо, предлагая сдаться в обмен на королевское помилование. Ответное письмо не содержало ничего, кроме высокомерных оскорблений и обещаний поквитаться.

А когда спустилась ночь, в устье бухты прогремел оглушительный взрыв — пираты начинили порохом один из своих кораблей и подожгли его, направив на английскую эскадру. Пока Роджерс принимал срочные меры, чтобы избежать потерь, Вейн со своими людьми под прикрытием огненного «занавеса» прошли вдоль берега на крохотном шлюпе и скрылись. Другой бы после такого залег на дно. Но не Вейн. Уже скоро он захватил несколько новых кораблей, по своему обыкновению перебив их команды, и отправился на охоту за наживой.

К этому времени внутри команды уже зрело серьёзное недовольство капитаном. Несмотря на лихость, которая вполне могла восхищать, Чарльз отличался крайне тяжёлым характером. Жестокость и высокомерие он проявлял по поводу и без повода не только по отношению к врагам, но и к собственным матросам. Своего ближайшего помощника Йитса он бесконечно унижал и относился к нему с подчеркнутым пренебрежением. В конце концов терпение у того лопнуло, и он угнал выданный ему под командование шлюп, отправившись с повинной головой к Роджерсу. Тот поступил с ним по справедливости — как и обещал, дал полное помилование в обмен на сведения о том, где скрывается Вейн. Но настигнуть неуловимого пирата снова не удалось.

На абордаж?

Тем временем Вейну несколько наскучили его похождения, и он стал размышлять о том, не пора ли осесть где-нибудь на берегу с накопленным приличным капиталом. Судя по всему, с определённого момента он стал действовать осторожнее, что его и подвело.

Команда, в отличие от своего капитана, была всё ещё полна жажды наживы, так как большую часть добычи Вейн всегда забирал себе. Так что когда на горизонте появился корабль под французским флагом, все стали готовиться к абордажу. Но при сближении выяснилось, что это не торговец, а военный парусник. Схватка обещала быть жаркой. И тогда Вейн приказал уходить, не вступая в бой. Это вызвало возмущение у пиратов. В том числе у командира абордажной команды Джека Рэкхема, славившегося своей храбростью, свирепостью и любовью к роскоши. В ответ на их претензии Вейн, со свойственным ему высокомерием, заявил, что их дело — подчиняться, а не принимать решения за капитана. И тут терпение у оскорблённых флибустьеров лопнуло окончательно.

Чарльз Вейн был моментально низложен с поста капитана, а команда во главе с Джеком Рэкхемом обвинила его в непростительном для джентльмена удачи грехе — трусости. Обескураженного Вейна посадили в шлюпку, выдали небольшой запас продовольствия, пороха и отправили восвояси. Вместе с ним были изгнаны и остальные члены команды, голосовавшие на сходке против абордажа.

Но Вейн не был бы собой, если бы пришёл в отчаяние. В одночасье лишившись всего, он быстро мобилизовался, сколотил из остатков команды новую банду и вскоре уже рассекал моря на новом корабле, захваченном в ближайшем порту. Однако его репутация была уже погублена окончательно. Теперь все пираты Карибского моря знали, что Чарльз Вейн — наглец, трус, да ещё и нечист на руку при дележе. Никто не хотел становиться его компаньоном. А в одиночку становилось промышлять разбоем все сложнее и сложнее — британские и испанские власти прижали пиратов не на шутку.

Неудачи следовали одна за другой — вскоре корабль Вейна попал в шторм и разбился. Чудом выживший капитан оказался в полном одиночестве на одном из островов Гондурасского залива. Не умереть с голода ему помогли рыбаки, промышлявшие здесь черепах.

Наконец, на остров зашёл корабль под командованием бывшего пирата Холфорда.

Но, узнав Вейна, он наотрез отказался брать его на борт. Так ему пришлось ждать следующей оказии. Пират, совсем недавно бывший грозой морей, был вынужден устроиться простым матросом на случайное судно, зашедшее пополнить запасы пресной воды. Но удача окончательно отвернулась от него — вскоре Вейна узнали, пленили и передали властям. Целый год он провёл в тюрьме на Ямайке. А 29 марта 1721 года Чарльза Вейна повесили за все совершенные им преступления. Тело, облитое смолой, ещё долго висело у входа в гавань Порт-Ройала как назидание всем морским разбойникам.

Виктор БАНЕВ

, ,   Рубрика: Злодеи



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:64. Время генерации:0,634 сек. Потребление памяти:34.3 mb