История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Мушкетёр кардинала

Великий роман Дюма-отца «Три мушкетера» навсегда обессмертил имя храброго гасконца д'Артаньяна. И он же сделал его настоящую биографию практически неизвестной. А ведь настоящий д'Артаньян прожил жизнь не менее интересную, чем его литературный тезка. Но совершенно другую.

Этот французский дворянин звался пышно и звучно: Шарль Ожье де Бац де Кастельмор д'Артаньян. Наиболее известна последняя часть его имени, хотя формально именно на нее он имел меньше всего прав. Прожив жизнь, полную приключений и интриг, он превратился в легендарную фигуру, народного героя и литературного персонажа. За этим красочным фасадом начисто потерялся реальный человек, живший в XVII веке и оказавший довольно заметное влияние на политику французского королевства того времени.

Дворянин-самозванец

Первое, что нужно сделать, начиная рассказывать о реальном д'Артаньяне, - это попросить забыть д'Артаньяна книжного. Потому что общие детали биографии у них, конечно, есть. Но различий гораздо больше. В «Трех мушкетерах» Александра Дюма юный гасконец активно участвует в интригах времен кардинала Ришельё. На самом деле он прибыл в Париж только в 1630-х годах (и был младше, чем в книге). А в роту королевских мушкетеров поступил и вовсе уже после смерти Ришельё. Собственно, до этого момента он не отметился никакими громкими делами. Он был всего лишь одним из обычных французских гвардейцев. Но мечты о славе никогда не покидали его.

Некоторые исследователи прямо пишут, что д'Артаньян порой вел себя так, будто у него была самая настоящая мания величия. На это указывает даже тот простой факт, что он использовал в качестве основной фамилию своей матери - Франсуазы д'Артаньян, которая относилась к одной из обедневших ветвей семьи графов де Монтескью. Такое родство устраивало дерзкого провинциала гораздо больше, чем мещанский род его отца. Ведь дворянство дед Шарля просто-напросто себе присвоил, решив, что ему дает на это право женитьба на девушке, имеющей благородные корни. Для Франции тех веков это была вполне нормальная ситуация. В конечном итоге все решали личные заслуги и амбиции. А их у гасконца было хоть отбавляй.

Фамилия д'Артаньян звучала, во-первых, благородно, во-вторых - архаично, как бы подчеркивая родовитость своего носителя. Правда, поначалу в столице отнеслись к новоявленному вельможе с подозрением. Дело пришлось решать самому королю Людовику XIII. Тот отнесся к юному гвардейцу благосклонно. Скорее всего, на это повлияло заступничество гасконцев, занимавших высокие придворные должности, - того же капитан-лейтенанта роты королевских мушкетеров де Тревиля. Ведь гасконское землячество в Париже было невероятно сильным. Любой выходец из этих земель мог рассчитывать на теплый прием и помощь. И наоборот - не будучи гасконцем, претендовать на хорошее место в роте королевских мушкетеров было практически бесполезно. Так или иначе, Людовик официально признал за д'Артаньяном право носить звучную фамилию в память о неких услугах, оказанных короне его дедом по матери.

Это крайне вдохновило гасконца, и впоследствии он стал именовать себя уже «граф д'Артаньян», не имея на столь высокий титул никаких прав. Впрочем, его внук Луи-Габриэль пошел еще дальше - в первой половине XVIII века он именовал себя не иначе как «шевалье де Бац, граф д'Артаньян, маркиз де Кастельмор, барон де Сент-Круа и де Люпиак, владелец Эспа, Аверона, Мейме и других мест». А от всех претензий отбивался авторитетом своего прославленного предка. Благо к тому времени Шарль де Бац д'Артаньян уже был национальным героем Франции.

Незаменимый человек

Шарль Ожье де Бац де Кастельмор д'Артаньян

В 1644 году де Тревиль принял д'Артаньяна в роту королевских мушкетеров. Это давало возможность вчерашнему безродному провинциалу вращаться в высших кругах французского общества. На него обратил внимание преемник великого Ришельё - новый главный министр и тоже кардинал Мазарини. Это довольно противоречивая личность в истории Франции. Он фактически самостоятельно правил Францией с 1643 по 1661 год при будущем «короле-солнце» Людовике XIV.

Дюма в продолжениях «Трех мушкетеров» изобразил его как полнейшее ничтожество, человека беспринципного, одержимого жаждой власти и богатства. Мазарини и правда не слишком стеснялся в средствах достижения своих целей. Но практически такими же были и его оппоненты. Однако Мазарини все же занимался не только личными, но и государственными делами. В 1648 году ему пришлось подавлять мощные антиправительственные выступления, известные как Фронда. Тогда на улицах Парижа разгорались схватки между мятежниками и солдатами, а лидеры Фронды призывали к штурму Лувра. Кроме того, Мазарини активно ограничивал вольности дворянства, многие из которых наносили существенный ущерб государственным интересам. Поэтому влиятельных врагов у него было хоть отбавляй. В этой ситуации хитрому интригану были необходимы верные люди, которым можно было поручить любое дело - от передачи тайного письма нужному человеку до заказного убийства. Одним из таких людей и стал д'Артаньян.

Список секретных поручений, которые он выполнял для Мазарини, неизвестен. Ведь большинство из них не отражалось ни в каких документах. Но совершенно точно, что с конца 1640-х годов гасконец пользовался особым доверием кардинала. Показательно, что когда в 1651 году дворянская оппозиция ненадолго взяла верх в противостоянии, д'Артаньян не бросил своего покровителя, а последовал вслед за ним в изгнание. И был вознагражден за верность: в 1652-м он получил чин лейтенанта, в 1655-м - капитана французской гвардии. Ну а с 1658-го стал вторым лейтенантом роты королевских мушкетеров - самого престижного воинского подразделения во Франции.

Услугами д'Артаньяна активно пользовался и король Людовик XIV. Причем, насколько известно, при исполнении поручений гасконцу давалась полная свобода действий. Это практически полностью освобождало его от ответственности. Учитывая, что легендарный мушкетер отличался вспыльчивым характером и, как настоящее дитя своего времени, не слишком ценил человеческую жизнь, можно предположить, что он охотно пользовался выданным ему карт-бланшем на безнаказанность. И благодаря этому добивался успеха всегда.

Тюремщик Железной Маски

Участие д'Артаньяна в истории с подвесками королевы Анны Австрийской или его присутствие на казни английского короля Карла I - не более чем художественный вымысел Александра Дюма. Зато он сыграл ключевую роль в совершенно реальной спецоперации, которая произвела фурор и сильно повлияла на будущее страны.

Речь идет об аресте французского министра финансов Николя Фуке в 1661 году. Управляя государственными финансами, Фуке сколотил баснословное состояние. Но просто денег ему было мало, он стремился к политическому влиянию. В идеале он мечтал занять место Мазарини и стать главным королевским советником. Если бы ему удалось этого добиться, то вся Франция, фигурально выражаясь, оказалась бы у него в кармане. Кардинал вовремя сориентировался в ситуации и приложил колоссальные усилия для того, чтобы скомпрометировать всемогущего финансиста в глазах короля.

Впрочем, Фуке сам дал Людовику отличный повод отправить себя в опалу. Считая, что успех его планам уже фактически гарантирован, он включил в свой герб девиз «Каких высот не достигну?». А окончание строительства своего замка Воле-Виконт отпраздновал приемом, который превосходил по роскоши даже придворные рауты. Например, каждый гость, прибывший на праздник к Фуке, получил в подарок лошадь!

Людовик счел такое поведение своего подданного недопустимым. Ведь догадаться, что богатства, которыми так гордился Фуке, были попросту украдены из казны, не составляло никакого труда. Было принято решение арестовать министра. Но это было не так-то просто сделать. Во-первых, Фуке, как любой знатный и богатый человек, имел собственную небольшую армию из слуг и телохранителей. Кроме того, за него могли вступиться многие дворяне, лояльность которых он купил щедрыми подарками. Наконец, любому офицеру, явившемуся для ареста, Фуке мог предложить взятку баснословных размеров и тем самым перетянуть его на свою сторону. Одним словом, нужен был человек, верность которого выдержала бы испытание золотом и который не побоялся бы в случае необходимости устроить (и выиграть!) сражение при аресте. Д'Артаньян подходил на эту роль по всем параметрам.

4 сентября 1661 года король вызвал гасконца к себе и приказал арестовать Фуке. О том, какой авторитет и славу имел министр финансов, свидетельствует тот факт, что д'Артаньян осмелился попросить у короля выдать ему письменный приказ, отказываясь действовать без него.

Операция по аресту состоялась в Нанте на следующий день. Д'Артаньян взял с собой 40 мушкетеров из своей роты, отобрав тех, которым лично доверял. Арестовать Фуке предполагалось на выходе с королевского совета, когда он будет один или с минимальной свитой. Мушкетеры заняли позиции неподалеку от здания, в котором заседал совет. Все чуть не сорвалось из-за того, что едва двери распахнулись, к выходящим членам совета устремилась толпа просителей с петициями. Д'Артаньяну и его мушкетерам пришлось с ругательствами пробиваться через эту толпу. Фуке, мгновенно оценив ситуацию и поняв, что происходит, затерялся среди просителей и успел добраться до своей кареты. Но д'Артаньян тут же организовал погоню, и министр был схвачен.

После этого события гасконец стал не просто агентом, но и настоящим доверенным лицом короля. Именно ему Людовик поручил лично охранять арестованного и перевозить его из тюрьмы в тюрьму на протяжении нескольких лет. Кстати, Фуке является одним из самых вероятных кандидатов на роль знаменитого узника в железной маске. Так д'Артаньян прикоснулся к одной из главных тайн французской истории. Дюма тоже использовал этот сюжет, хотя и в своем стиле - обойдясь с фактами крайне вольно.

Последняя атака

Выполняя деликатные поручения короля и кардинала, д'Артаньян при этом вел жизнь не шпиона, а блестящего гвардейского офицера. Ему нравилось привлекать к себе внимание и он охотно рассказывал повсюду о своих реальных и вымышленных подвигах, умудряясь при этом ни разу не проболтаться о вещах действительно важных и секретных. Помимо присвоенного титула графа, он именовал себя также «кавалером королевских орденов», хотя из-за невысокого происхождения не имел никакой возможности стать им.

После истории с Фуке король стал использовать д'Артаньяна только для самых важных поручений, предоставив гасконцу возможность сосредоточиться на военной карьере. Чему тот, будучи по природе больше солдатом, чем интриганом, был только рад. В 1667 году он занял вожделенную должность капитан-лейтенанта роты королевских мушкетеров и вскоре превратил ее в образцовое воинское подразделение.

При Людовике XIV Франция вела множество войн, и д'Артаньяну удалось отличиться в некоторых из них. В армии его бесконечно уважали и любили, так как он, занимая высокую должность, по-прежнему не упускал ни одной возможности проявить личную храбрость. В 1672 году гасконец получил звание полевого маршала, соответствующее примерно генерал-майору.

25 июня 1673 года 60-летний д'Артаньян был убит пулей в голову во время атаки на голландский город Маастрихт, в которой он, по своему обыкновению, принимал личное участие, не прячась за спины солдат.

Рассказывают, что когда Людовику XIV сообщили о смерти мушкетера, он сказал, что это был «почти единственный человек, который сумел заставить людей любить себя, не делая для них ничего, что обязывало бы их к этому». В одном из писем король сожалел, что «потерял д'Артаньяна, которому в высшей степени доверял и который годился для любой службы». Похоронили полевого маршала в церкви Святых Петра и Павла на окраине Маастрихта.

Виктор БАНЕВ

Фальшивые мемуары

Многие знают, что Александр Дюма писал свои романы якобы на основе мемуаров д'Артаньяна. Это действительно так. Только вот написана книга с цветистым названием «Мемуары мессира д'Артаньяна, капитан-лейтенанта первой роты мушкетеров короля, содержащие множество вещей личных и секретных, произошедших при правлении Людовика Великого» была совершенно другим человеком, спустя примерно четверть века после смерти великого гасконца.

Гасьен де Куртиль де Сандра сделал в середине XVII века довольно успешную военную карьеру, а выйдя в отставку, занялся сочинительством. Писать просто романы ему было скучно, так что он принялся создавать поддельные мемуары исторических персонажей (например, графа де Рошфора). В них он давал волю фантазии, рассказывая самые пикантные «тайны» королевского двора. Учитывая, что некоторые персонажи его «мемуаров» были еще живы, де Куртиль в конце концов угодил за оскорбительные выдумки в Бастилию, управлял которой в то время господин де Бемо - хороший друг уже покойного к тому времени д'Артаньяна. Видимо, он-то и вдохновил создателя фальшивок на написание трехтомного сочинения о вымышленных приключениях гасконца. Некоторые полагали, что де Куртиль, помимо рассказов де Бемо, использовал еще и какие-то реальные записки д'Артаньяна, не дошедшие до нас. Но это, скорее всего, не так - легендарный мушкетер, по отзывам современников, был грубоват и малограмотен.



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: