История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Гибель золотой страны

Первые сведения о золотой стране получил первооткрыватель восточного побережья Тихого океана Васко Нуньес де Бальбоа. Потом некий Паскуаль де Андагойя узнал о южной индейской империи «Пиру». Испанцы догадывались, что новые земли принесут им сказочные сокровища. И не просчитались...

Немолодой конкистадор Франсиско Писарро не сомневался, что Пирр - не миф. Хотя первая экспедиция в 1524-1525 годах оказалась неудачной, а вторая, через пару лет - разведывательной. Испанцы доплыли до Тумбеса - границ инкской империи, но поняли, что сил на покорение страны у них нет, к тому же они получили отпор в подвластном инкам Эквадоре.

Писарро отправился в Испанию - просить у короля разрешения на завоевание новых земель. На улаживание формальностей и вербовку людей ушло несколько лет. Наконец, в январе 1531 года Писарро отправился за инкским золотом.

Сокровища Атауальпы

Когда экспедиция достигла Тумбеса, вместо процветающего города испанцев встречали руины. Конкистадоры узнали: в стране - гражданская война.

Испанцам позволили продвинуться вдоль побережья Перу и даже основать форт Сан-Мигель, но Писарро долго не решался идти вглубь территории инков. Наконец он получил известие: Атау-альпа, инка-победитель, лечится «на водах» в Кахамарке - всего в 350 километрах от Сан-Мигеля. Писарро покинул форт с войском из 110 пехотинцев, из которых лишь 20 имели аркебузу или арбалет, и 67 всадников. С этой крошечной армией он намеревался покорить империю, население которой составляло не менее 10 миллионов человек, а войско - 300 тысяч!

Атауальпе регулярно доставляли сообщения о продвижениях белых. С ним в Кахамарке находилась 50-тысячная армия. Он мог легко послать войска навстречу и уничтожить испанцев в ущельях, но не сделал этого. Напротив - послал к Писарро местного чиновника с приглашением... посетить его лагерь!

15 ноября 1532 года испанцы достигли Кахамарки. Город оказался пуст: войско инки располагалось в палаточном лагере за его пределами, а сам правитель - на курорте у источников. Писарро послал к Атауальпе офицеров с приглашением, а сам занялся приготовлениями ко встрече.

Треугольную площадь города обрамляли фасады трех зданий длиной по 200 метров каждое. Они имели просторные залы, выходы на площадь, и представляли идеальное укрытие для войск. Кавалерия, разделенная на два отряда, заняла два здания, пехотинцы - третье, а артиллерист Кандиа с пушками расположился на склонах холма. Писарро оставил при себе двадцать отборных солдат - в их задачу входило пленение инки.

Свита Атауальпы появилась лишь под вечер. Сначала шли воины с копьями, затем - сановники в расшитой золотом одежде. Владыку несли в паланкине, украшенном золотом и перьями. Незадолго до захода солнца процессия достигла Кахамарки. Город был пуст - белые не соизволили прийти на встречу! Воины и личная охрана инки столпились на центральной площади.

Наконец появился единственный белый - монах Вальверде. Он завел речи о короле, о божьем наместнике - папе, который даровал тому Америку, и, конечно же, о христианстве. «Мой бог по-прежнему жив!» - прервал его Атауальпа и указал на заходящее солнце. «Бейте еретиков!» - завопил монах, и испанская конница кинулась в атаку. Кандиа выстрелил из пушек. На площади началась паника - кони и пушки были индейцам в диковинку. Заманенный в ловушку шеститысячный отряд был уничтожен. Атауальпа стал пленником белых.

Инка предложил испанцам сделку: в обмен на свободу он заполнит комнату размером около 30 квадратных метров «на высоту вытянутой руки» золотом, а еще две - серебром.

В Куско, столице империи, скопились огромные богатства - по некоторым, вероятно, завышенным оценкам, от 50 до 100 тысяч тонн золота и почти 25 миллионов тонн серебра! Драгоценный металл шел на облицовку храмов, изготовление культовых предметов и предметов роскоши, украшений и элементов одежды. В храме Солнца, Кориканче, находился огромный золотой диск - изображение бога Солнца Инти, такой же, но серебряный - божество Луны, а также золотая статуя бога-творца Виракочи. К храму примыкал золотой сад, в котором все растения, животные и люди были отлиты в натуральную величину из золота!

Сокровища в империи принадлежали... даже мертвым! Мумии почивших инков пребывали в роскошных дворцах, в окружении золотых подношений. Этот обычай сохранился с доинкских времен.

Вскоре в Кахамарку потянулись «золотые» и «серебряные» обозы. Однако сбор сокровищ шел намного медленнее, чем обещал пленный инка. Возможно, часть из них спрятал Уаскар, свергнутый претендент на престол. Он обратился к Писарро со встречным предложением - заполнить комнату сокровищами до потолка. Атауальпа поспешил отдать приказ об убийстве Уаскара.

Писарро отправил в Куско трех «инспекторов», чтобы они проследили за сбором сокровищ. Другой отряд отправился за добычей в священный город Пачакамак. Испанцы срывали облицовку с храмов, утаскивали из них священные предметы. Не исключено, что они оскверняли могилы, извлекая из них не только золото, но и возбудителей неведомых болезней...

Примерно через полгода в «золотой комнате» скопились невероятные богатства: примерно 5,5 тонны золота и около 12 тонн серебра. Солдаты не хотели больше ждать - потребовали их раздела. После этого необходимость в заложнике отпала. Над инкой устроили фарсовый суд, обвинили его в «идолопоклонстве» и убийстве брата и приговорили к сожжению.

Казнь состоялась 26 июля 1533 года. Перед смертью инке предложили еще одну сделку - принять христианство: тогда он будет не сожжен, а «всего лишь» задушен. Атауальпа принял предложение.

Легенда о Виракоче

Почему инки позволяли белым грабить города, осквернять храмы и, наконец, умертвить их владыку?

Популярна версия о том, что Писарро приняли за «бородатого бога» Кон-Тики Виракочу, который, как и ацтекский Кецалькоатль, просвещал индейцев, а после уплыл за море на плоту, однако обещал когда-нибудь вернуться. Его имя переводится как «морская пена».

Испанцы будто бы находили в инкских храмах изображения странных божеств: бородатых, с четками в руках или же в одежде... с пуговицами. Естественно, хронисты посчитали, что в древности индейцев посетил христианский апостол.

Бог по имени Кон-Тики Виракоча действительно существовал. Ему поклонялись еще в Тиауанако - загадочном городе, чьи тайны пока не раскрыты. Не исключено, что легенды о нем - отголоски произошедших в древности контактов с заокеанскими мореходами. Однако записали их после конкисты, когда они уже подверглись переосмыслению.

Скорее всего, белую кожу, бороду и пророчество о возвращении Виракоче приписали уже «задним числом». Решающую роль в падении державы инков сыграл не «божественный», а «человеческий» фактор.

Распри и междоусобицы

Царство инков достигло могущества меньше чем за сто лет до прихода испанцев, благодаря деятельности инки-реформатора Пачакути Юпанки, правившего в 1438-1471 годах. Он превратил небольшое племенное объединение в империю и реорганизовал жизнь по новым стандартам. Его сын, Тупак Попа Юпанки (правил с 1471 по 1493 год), стал великим завоевателем. При нем оформились границы и сложилась административная система государства.

Империя состояла из четырех «четвертей» с центром в столице - Куско. Во главе стоял инка - верховный правитель, сын Солнца, обладающий почти неограниченной властью. Все высшие сановники были его родственниками.

Ниже «инков по крови» стояли «инки по привилегии» - управители покоренных провинций, обычно - потомки их бывших владык. На нижних сегментах управления использовался десятичный принцип. Во главе сельских общин (айлью) стояли выбранные «старосты» - кураки. Общинники (пурехи) платили налоги, несли трудовые повинности, служили в армии. Их жизнь регламентировалась строгими законами. К примеру, если пурех долго оставался холостым, ему назначали невесту.

На покоренных территориях жизнь реорганизовывалась по образцу инков.

Как только завоевания закончились, бюрократическая система перестала справляться с задачами. Инкские администраторы и местная знать стали считать подконтрольные им земли собственными, общинники стремились уклониться от повинностей, покоренные народы мечтали о свободе. Росла «неучтенная» прослойка незаконнорожденных сыновей владык, недовольных своим скромным положением.

Уайне Капаку, следующему инке, приходилось часто усмирять восстания. Он перенес резиденцию в Кито, столицу недавно покоренного Эквадора, чем нарушил один из главных постулатов управления империей: «Инка - это Куско, а Куско - это инка». Он поступил так, чтобы держать под контролем беспокойный север, а также - из-за любви к местной принцессе. Кроме того, он приблизил к себе ее сына Атауальпу.

В 1527 году Уайна Капак умер во время эпидемии оспы, завезенной испанцами, которые в это время подбирались к границам Перу. От этой же болезни скончался наследник престола. Остался другой сын законной жены - Уаскар, оставленный управителем Куско, и... Атауальпа, бастард, бывший с отцом до последнего.

Возможно, Атауальпа сначала хотел просто разделить сферы влияния. Прошел слух о «завещании Уайны Капака» - будто бы он на смертном одре разделил империю, даровав юг Уаскару, а север - Атауальпе. Уаскар не пошел на компромисс - поспешил «самокороноваться» в Куско. Началась гражданская война. Атауальпа победил и пленил Уаскара. Хроники повествуют об устроенной им чудовищной резне - якобы он повелел истребить чуть ли не всю наследственную знать Куско. Приказ исполнили военачальники из Кито, ненавидевшие захватчиков-кусканцев. А до того Уаскар истреблял неугодных ему...

Получается - к моменту высадки испанцев у инков попросту не было лидеров, способных организовать сопротивление. Практически весь правящий класс погиб в междоусобицах. Управленцы среднего звена больше привыкли подчиняться, чем принимать ответственные решения, а пурехам было безразлично, кто при власти. Эпидемия тоже сделала свое дело, уменьшив еще до войны население страны.

Сам Атауальпа не считал опасной жалкую группку бородачей. Недооценил он и вооружение белых: сведения о нем были неточными, даже успокаивающими. Мол, аркебуза - это гром и молния, которые производят только два удара, стальные мечи так же неопасны, как и вязальные спицы, а если всадник упадет с коня, то оба они умирают.

Инке стало любопытно взглянуть на пришельцев - он считал, что в случае опасности легко сможет их уничтожить...

После пленения Атауальпы полководцы его армий предпочли решать свои проблемы, а не вызволять владыку из беды. Руминьяуи, сопровождавший его в Кахамарке, возвратился на родину, в Кито, и там... провозгласил себя властителем! Другой военачальник, Кэскис, организовал сопротивление, однако был убит своими же людьми.

Распри индейцев - еще один фактор, повлиявший на успех конкистадоров. Нет сомнения - при завоевании Перу им помогли индейские союзники, как когда-то в Мексике Кортесу. Писарро много чему научился у «коллеги».

Два других немаловажных фактора превосходство вооружения белых и «более передовой» строй феодальной Испании сыграли важную, но не решающую роль.

Проклятие сокровищ

Инки все же подняли восстание. Его возглавил уцелевший претендент на трон, Инка Манко Юпанки. Когда к конкистадорам пришли подкрепления, Манко ушел в неприступные горы, где основал Новоинкское царство.

Золото Атауальпы не принесло счастья ни солдатам Писарро, ни всей Испании. Легко обретенное богатство вскружило людям голову. Они швырялись золотом направо и налево, играли в карты с огромными ставками. Многие вскоре проигрались подчистую, и снова оказались бедняками. «Подвиг» одного такого неудачника, ухитрившегося проиграть золотой солнечный диск до рассвета, увековечен в испанской пословице.

Кроме того, баснословно росли цены. Кружка вина стоила 60 песо, пара ботинок - 30-40 песо, и даже лист бумаги - 10 песо! Когда золото инков достигло Испании, инфляция началась и там - его количество в 14 раз превысило обычные ежегодные поступления. Впрочем, сокровища вскоре ушли на оплату армии, и казна вновь опустела. Золото инков оседало в Англии, Голландии, разоряя испанцев и обогащая буржуа северных стран.

Главари конкистадоров уничтожили друг друга. Сначала Писарро казнил Альмагро - они не поделили Куско. Через несколько лет его сын отомстил и убил Писарро. Брат завоевателя, Гонсало, был казнен в 1548 году за попытку отделиться от Испании. За год до этого умер Кортес. Время конкистадоров уходило - король, подобно властителям инков, предпочел не покорять новые земли, а наладить управление в захваченных.

Татьяна ПЛИХНЕВИЧ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: