История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










23 февраля. Кульбиты истории

23 Февраля — День защитника Отечества — для нас праздник не только военных, но и всех мужчин, тех, кто в любую минуту готов встать в строй, чтобы с оружием в руках защитить своих любимых, близких и Родину. Но все ли знают, откуда он возник, с какими событиями связан? А между тем история этого праздника довольно интересна. Он стоит особняком в череде знаменательных дат. Ведь большинство праздников в нашей стране привязано к конкретным историческим событиям: День Победы, День космонавтики, даже 8 Марта… А 23 февраля 1918 года не случилось ничего такого, что давало бы повод для торжества. Эта знаменательная дата — исторический казус.

Победы, которых не было

Армия нового типа

В «Кратком курсе истории ВКП(б)», опубликованном в газете «Правда» в сентябре 1938 года, читаем: «…на брошенный партией и советским правительством клич «Социалистическое отечество в опасности!» рабочий класс ответил усиленным формированием частей Красной армии. Молодые отряды новой армии — армии революционного народа — героически отражали натиск вооружённого до зубов германского хищника. Под Нарвой и Псковом немецким оккупантам был дан решительный отпор. День отпора войскам германского империализма — 23 февраля — стал днём рождения молодой Красной армии».

А что же было на самом деле? Вечером 10 февраля 1918 года переговоры в Брест-Литовске, проходившие с 20 ноября (3 декабря) 1917 года в ставке главнокомандующего германским Восточным фронтом, были прерваны после того как делегация советских представителей во главе со Львом Троцким объявила — в одностороннем порядке — о прекращении войны с государствами четверного союза (Германией, Австро-Венгрией, Турцией и Болгарией). Утром 11 февраля советское правительство распорядилось о полной демобилизации российских вооружённых сил. Всем, кто не мог понять, зачем распускать войска, не подписав сепаратного мира, глава петроградских большевиков и правая рука Ульянова-Ленина Григорий Зиновьев разъяснил с трибуны: ожидать неприятельского нападения не следует, так как трудящиеся Германии и Австро-Венгрии воевать не желают совсем.

Через неделю германское верховное командование Гинденбурга, давно перебросившее на свой Западный фронт самые боеспособные соединения, заявило об окончании временного перемирия. Немецкие воинские части начали наступление по всей линии разваленного Восточного фронта.

Германское вторжение выглядело как увеселительная прогулка по России. Немцы наступали небольшими летучими отрядами из добровольцев, которые, не встречая сопротивления, продвигались на поездах, автомашинах и санях далеко впереди от медленно подтягивающихся главных сил. Скорость продвижения немцев доходила до 50 километров в сутки.

Надежды большевиков на сводные красноармейские части и «пролетарскую» Красную гвардию не оправдались. По воспоминаниям Антонова-Овсеенко, сводные отряды в значительной части оказались недееспособными, дали большой процент дезертирства, ослушания. Отряды Красной гвардии обнаружили в общем слабую выносливость, плохие манёвренность и боеспособность. Узнав о мобилизации Красной гвардии и готовящемся преобразовании её в Красную армию, многие петроградские красногвардейцы поспешили сдать оружие и разойтись по домам.

В хорошо укреплённый Двинск (впоследствии Даугавпилс) 18 февраля въехал неприятельский отряд, состоявший не то из 60, не то из 100 человек. В Режицу (позднее Резекне) 22 февраля, как писали «Русские ведомости», ворвалось подразделение настолько малочисленное, что не сумело с ходу занять телеграф, проработавший ещё почти сутки. 20 февраля немцы взяли Минск, 21-го — Полоцк. 24 февраля пали Юрьев и Ревель (ныне Тарту и Таллин). В этот же день (то есть через сутки после того, как врагу «был дан решительный отпор») немецкий отряд численностью 200 человек без боя овладел Псковом.

Но, возможно, бой был дан под Нарвой? Туда, славно покутив в Петрограде и прихватив с собой три конфискованных где-то бочонка спирта, прикатили революционные моряки во главе с наркомом по морским делам Павлом Дыбенко. Но произошло это 1 марта, то есть через пять дней после «решительного отпора». Конфискованный спирт быстро закончился, и к вечеру 3 марта Дыбенко вместе со своим штабом покинул Нарву, увозя с собой телефонные и телеграфные аппараты. Утром 4 марта небольшой немецкий отряд занял Нарву без боя и не без лёгкого удивления. После этого германская армия прекратила наступление, поскольку 3 марта в Брест-Литовске был подписан мирный договор.

Отечество в опасности!

Откуда же взялась эта дата — 23 февраля? Ведь Декрет Совета народных комиссаров Советской России о создании Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) был издан ещё 15 (28) января 1918 года. Однако первый пункт по вербовке добровольцев в Красную армию открылся в Выборгском районе Петрограда лишь 21 февраля. В тот же день был учреждён чрезвычайный штаб Петроградского военного округа во главе с управляющим делами Совнаркома Владимиром Бонч-Бруевичем, а Ленин написал воззвание «Социалистическое отечество в опасности!» (опубликовано 23 февраля). Массовая мобилизация началась только 25 февраля, когда в разных районах Петрограда действительно открылись пункты, где принимали кандидатов в защитники отечества ежедневно, за исключением выходных и Праздничных дней, но только по рекомендации того или иного комитета (партийного, солдатского или фабричного). Однако в бой новоявленных красноармейцев бросить уже не успели — через неделю военные действия закончились.

Ленин пригрозил отставкой

Утром 23 февраля Совнаркому был предъявлен германский ультиматум. Советское правительство должно было признать независимость Курляндии, Лифляндии, Эстляндии, Финляндии, Украины и вывести свои войска с их территории, передать Турции Анатолийские провинции, демобилизовать армию, разоружить флот в Балтийском и Чёрном морях и Ледовитом океане, и так далее. На заседании ЦК РСДРП(б) Ленин, несмотря на сильную оппозицию, склонил членов ЦК принять ультиматум. Вождь потребовал заключения мира на германских условиях, пригрозив в противном случае подать в отставку. Ленин считал, что главное — это ценой любых потерь сохранить островок уже существующей пролетарской власти. В ночь на 24 февраля ультиматум был принят. Однако наступление немецких войск продолжалось до подписания мирного договора 3 марта.

Так что 23 февраля произошло, мягко говоря, не самое приятное событие в истории страны. Но ведь не «похабный» Брестский мир мы празднуем?! А тогда что?

Красный подарок

10 января 1919 года председатель Высшей военной инспекции РККА Николай Подвойский отправляет во ВЦИК предложение отпраздновать годовщину создания Красной армии, приурочив празднование к 28 января, дню издания декрета СНК. Его просьба приходит с опозданием и рассматривается только 23 января. В результате ВЦИК отказывает в связи с опозданием предложения. Тем не менее 24 января президиум Моссовета рассматривает вопрос «Об устройстве праздника в ознаменование годовщины создания Красной армии» и совмещает празднование с днём Красного подарка — 17 февраля. Этот день планировался как своеобразная благотворительная акция, когда население, по замыслу большевиков, должно было жертвовать подарки для красноармейцев. Но так как 17 февраля выпало на понедельник, день Красного подарка и, соответственно, годовщину РККА отложили на ближайшее воскресенье, то есть на 23 февраля.

Затем праздник был на несколько лет забыт и возобновлен в 1922 году.

Неверная датировка

В 1923 году широко праздновалось пятилетие РККА. Именно тогда, по мнению некоторых историков, начинаются попытки изобрести событие, оправдывающее дату. В постановлении президиума ВЦИК от 18 января 1923 года впервые 23 февраля прямо названо днём опубликования декрета о создании Красной армии. В приказе Реввоенсовета Республики от 5 февраля 1923 года, подписанном Троцким, событие, послужившее поводом для праздника, определяется так: «23 февраля 1918 г., под напором врагов рабочее и крестьянское правительство провозгласило необходимость создания вооружённой силы». В том же году в журнале «Военная мысль и революция» появилось утверждение, что 23 февраля была якобы сформирована первая красноармейская часть, принимавшая участие в боях на северо-западном направлении. В следующем году в журнале «Военный вестник» появляется фотокопия декрета Ленина об организации Красной армии от 15 (28) января 1918 года с неверной датировкой его 23 февраля. Возможно, это связано с тем, что сформировавшемуся к тому времени партийно-бюрократическому аппарату было важно и выгодно скрыть позор 1918 года.

Победы не было?

Во второй половине 30-х годов 20-го века в СССР события февраля 1918 года стали трактоваться как победа, одержанная в эти дни над немцами под Псковом и Нарвой. Хотя, согласно архивным данным, к вечеру 23 февраля 1918 года германская армия находилась в 55 километрах от Пскова и 170 километрах от Нарвы. Никаких боёв в этот день ни в германских, ни в советских архивах не зафиксировано.

Но какова бы ни была подоплёка этой даты, нынче мы празднуем 23 Февраля — День защитника Отечества, день настоящих мужчин — и славим Вооружённые силы Российской Федерации!

Николай СОСНИН



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: