История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Секреты красного герцога

Этот могущественный человек определял политику Франции на протяжении 18 лет. Кардиналом Ришельё обычно восхищаются как мощным государственным деятелем, но в то же время обвиняют в коварстве и жестокости. Каким же он был на самом деле и что за тайны скрывала его монашеская сутана?

Те, кто знаком с Францией 17-го века по романам Александра Дюма, воспринимают первого министра государства — кардинала Ришельё — как хитроумного злодея, плетущего интриги и не гнушающегося никакими методами для достижения своих коварных целей. Другие, предпочитающие труды профессиональных историков, напротив, скорее опишут его как прогрессивного государственного деятеля, который укреплял мощь Франции вопреки слабовольному королю и распоясавшемуся дворянству. Как это часто бывает, истина лежит где-то посередине. Арман Жан дю Плесси, герцог де Ришельё был весьма противоречивой, но без всякого сомнения, крупной фигурой мировой истории.

Епископ поневоле

О Ришельё чаще всего говорят как о политике, а не как о духовном лице. И это совершенно верно. Во-первых, дела государственные увлекали его куда больше проповедей и месс, а во-вторых, священный сан он принял практически по случайности и почти нехотя.

Мальчик по имени Арман Жан родился осенью 1585 года в семье выдающегося царедворца Франсуа дю Плесси. Его отец сделал отличную карьеру-дослужился до должности главного прево Франции, которая объединяла функции верховного судьи, министра юстиции и главы секретной службы королевства. Король Генрих III Анжуйский считал его своим личным другом. Следующий монарх — Генрих IV Бурбон — относился к главному прево с уважением. Однако то ли Франсуа дю Плесси столь ревностно исполнял свой государственный долг, что забывал подумать о вещах более приземлённых, то ли он просто привык воспринимать финансовое благополучие как данность, не задумываясь о том, как его сохранить… Одним словом, когда в 1590 году его сразила внезапная лихорадка, супруга и дети могущественного придворного были оставлены практически без средств к существованию. Главным их наследством оказались долговые расписки.

Денег не хватало даже на достойные похороны главы семейства. Ради их организации вдова была вынуждена заложить цепь ордена Святого Духа, кавалером которого был Франсуа. На какое-то время финансовые проблемы были решены за счёт денег, выделенных королём. Но было ясно, что сыновья Франсуа дю Плесси должны как можно скорее начать строить самостоятельную карьеру. Поэтому когда освободилось место епископа Люсона (право назначать новых епископов в этот диоцез даровал семье Ришельё ещё Генрих III), никто не спрашивал Армана Жана, хочет он занять эту должность или нет. Выбора не было — иных источников дохода у семейства попросту не осталось.

Так младший сын Франсуа дю Плесси стал епископом. Это наделало немало шума — слишком юный возраст кандидата вызывал удивление и даже возмущение (на момент назначения ему был всего 21 год). Потребовалось личное ходатайство короля к папе римскому, чтобы назначение всё же состоялось. И вскоре выяснилось, что, несмотря на свои годы, Арман Жан отличается весьма сильной деловой хваткой. За несколько лет он существенно поправил дела в Люсоне, который до этого был одним из беднейших диоцезов Франции. А заодно написал несколько богословских трудов и получил степень доктора философии в Сорбонне.

Главный враг дворян

Но всё же политика влекла юного дю Плесси. И с 1614 года он получил возможность окунуться в неё, став депутатом Генеральных штатов — французского парламента. Правда в идее парламентаризма он довольно быстро разочаровался — слишком много разговоров и слишком мало дела. Выделившись своими яркими речами, он пошёл в гору и уже скоро стал своим человеком в придворных кругах. Тогда же он был назначен духовником королевы Анны Австрийской, романтическую связь с которой ему приписывал Александр Дюма.

А вот всемогущим первым министром он стал далеко не сразу. Прежде чем завоевать безоговорочное доверие короля Людовика XIII, ему пришлось пройти через многое, втом числе через ссылку и опалу. Только в 1624 году, пройдя этот тернистый путь. Ришельё смог заполучить настоящую власть в свои руки. Двумя годами ранее католическая церковь возвела его в сан кардинала.

В своём «Политическом завещании» Ришельё писал: «Когда Ваше Величество соблаговолили призвать меня в Ваш Совет, могу удостоверить, что гугеноты разделяли с Вами власть в государстве, дворяне вели себя так, словно не были Вашими подданными, а губернаторы чувствовали себя суверенами своих земель». Чтобы исправить это плачевное положение дел, он обрушился на тех, кого считал главным источником нестабильности — французское дворянство. Избалованные бесконечными привилегиями аристократы заботились исключительно о собственных интересах, начисто игнорируя тот вред, который они при этом наносили государству. Собственно, именно так ведут себя и любимые всеми главные герои «Трёх мушкетёров». Одним из действий против дворянской вольницы был знаменитый эдикт, запрещавший дуэли. Ришельё никак не устраивало, что ежегодно множество молодых дворян гибнет на парижских улицах вместо того, чтобы проливать кровь на полях сражений, во славу Франции. Кроме того, у него был и личный мотив — старший брат кардинала, Анри, в 1619 году был убит на дуэли.

Не менее радикальной мерой было и предписание срыть укрепления многих замков, расположенных в центре страны. Тем самым значительно облегчалось подавление возможных мятежей. А введя должности интендантов (чиновников, получавших должности напрямую от короля), Ришельё установил надёжный контроль над системой административного управления, выстроив нечто подобное пресловутой «вертикали власти».

Разумеется, все эти действия вызывали по отношению к кардиналу лютую ненависть со стороны старого дворянства. Именно для того чтобы обезопасить себя от покушений, он и создал роту тех самых гвардейцев, которые выступали традиционными соперниками королевских мушкетёров.

После того как в 1629 году Ришельё получил герцогский титул, недоброжелатели прозвали его Красным Герцогом. Тем самым они намекали на то, что по сути он и не дворянин, и не кардинал. Нельзя не признать, что в чем-то они были правы.

Священник со шпагой

Священническая сутана действительно была тесна деятельному и жёсткому Ришельё. До того как получить епископское назначение он обучался в военной Академии Плювинеля и твёрдо рассчитывал связать свою судьбу с армией. Расстаться с этой мечтой он не смог, даже став духовным лицом. Пожалуй, Арман Жан де Ришельё заслуживает звания самого воинственного священника в истории.

Самый известный эпизод, в котором проявился его полководческий талант, — это, безусловно, осада крепости Ла-Рошель в 1627 году. Взять хорошо укреплённый город штурмом не удавалось. Англичане постоянно подвозили осаждённым припасы по морю, так что дело грозило изрядно затянуться. Пока французские генералы и маршалы ломали голову над тем, как организовать новый штурм, кардинал де Ришельё обратился к истории военных действий. И предложил использовать способ, который применял Александр Македонский при осаде города Тир. А именно — возвести насыпную дамбу, которая блокировала бы действия английского флота. В течение полугода дамба была сооружена, а ещё через несколько месяцев, к октябрю 1628 года, крепость пала.

Ришельё хорошо понимал, что солдаты лучше воюют, когда делают это не по принуждению, а зная, что их усилия будут хорошо вознаграждены. И потому реформировал систему выплаты жалованья в армии. Отныне деньги получали не командиры частей (в чьих карманах они частенько оседали, не доходя до тех, кому предназначались), а специально назначенные военные интенданты. В 17-м веке многие полки всё ещё создавались аристократами за свой счёт. Соответственно, такие части были чем-то вроде частных армий, подчинявшихся не центральной власти, а своим «хозяевам». Создание системы военных интендантов решило эту проблему — теперь армия стала по-настоящему французской, а не сборищем наёмных команд.

Свою репутацию отличного военачальник Ришельё ещё раз подтвердил в разгар Тридцатилетней войны, глобального конфликта начала 17-го века, перекроившего всю Европу. Премьер-министр выбрал идеальный момент начала боевых действий — на завершающем этапе войны, когда большинство участников уже истощили свои силы. В результате именно Франция фактически стала одной из стран-победительниц в Тридцатилетней войне. Завоевания этого времени позволили стране доминировать в Европе на протяжении многих лет. Правда, окончательная победа была одержана уже после смерти кардинала.

За военные заслуги к сану кардинала и титулу герцога Ришельё прибавил и звание генерал-лейтенанта. Надо сказать, что он был отнюдь не кабинетным военачальником. Надев кирасу. Красный Герцог нередко лично обходил позиции. Правда, личного участия в сражениях не принимал — положение все же обязывало сторониться кровопролития.

Чернокнижник в сутане

Ещё одна странность, связанная с именем Ришельё, вскрылась уже через много лет после его смерти. Когда учёные начали составлять каталог его обширной библиотеки, то обнаружили, что кардинал весьма интересовался разного рода оккультной литературой. Он собрал одну из самых больших в Европе своего времени коллекций трактатов, посвящённых различным аспектам алхимии, магии, каббалы и тому подобных дисциплин. Что и говорить, весьма странное увлечение. И для государственного деятеля, и, уж тем более — для кардинала католической церкви. Объяснений тому есть несколько.

Конечно, проще всего предположить, что Ришельё желал «знать врага в лицо». И держал под рукой труды чернокнижников, чтобы лучше разбираться в их кознях. Однако, как мы уже знаем, он вовсе не был религиозным фанатиком. Ришельё даже подвергался резкой критике со стороны Рима за то, что слишком мягко обошёлся с еретиками-гугенотами Ла-Рошели, сдавшимися на милость победителей. Своими действиями Ришельё ясно давал понять, что ему гораздо важнее, чтобы человек был добрым подданным, французской короны, нежели добрым католиком. За это недоброжелатели даже прозвали его «кардиналом гугенотов».

Вполне вероятно, что оккультные книги использовались Ришельё по прямому назначению. По свидетельству очевидцев, он был довольно суеверным человеком и искренне верил в силу гороскопов, амулетов, дурных и добрых примет. А значит, вполне мог верить и в магию. Но в чём она могла помочь могущественному премьер-министру Франции? Отнюдь не в делах государственной важности. Многие полагают, что посредством магии Красный Герцог пытался поправить своё здоровье.

Арман Жан дю Плесси с самого детства был весьма болезненным. Известно, что родители крестили его лишь спустя полгода после рождения, так как не были уверены, что он переживёт зиму. Слабость телосложения омрачала и учёбу Ришельё в Академии Плювинеля, когда он ещё планировал стать военным. Медицина начала 17-го века была ещё очень далека от совершенства, так что желание прожить как можно дольше могло подтолкнуть кардинала к сомнительным средствам.

Впрочем, даже если так и было, то магические заклинания не смогли продлить отмеренный Ришельё срок. Он умер от тяжёлой болезни в 1642 году, в возрасте всего лишь 57 лет.

Другая королева

Влюблённость кардинала Ришельё в королеву Анну Австрийскую является плодом вымысла Александра Дюма. А вот его любовная связь с другой королевой, скорее всего, была вполне реальной. Речь идёт о матери Людовика XIII Марии Медичи, долгое время управлявшей Францией. Прямых доказательств того, что Арман Жан и Мария были любовниками, не существует. Однако на эту связь указывает очень многое. И слухи при их жизни ходили вполне однозначные. Собственно, началом своей политической карьеры Ришельё обязан именно Марии Медичи. Проблема в том, что своенравной королеве был нужен лишь послушный исполнитель её воли. Умный и инициативный Ришельё на эту роль подходил плохо. Тем не менее он довольно долго состоял в свите Медичи и занимал при ней должность военного министра. Но когда Людовик XIII стал совершеннолетним и взял принадлежащую ему по праву власть в свои руки. Ришельё быстро сориентировался и переметнулся в его лагерь. После этого их отношения с Марией Медичи неумолимо портились. До тех пор, пока в результате интриг бывшего фаворита королева-мать не была вынуждена покинуть Францию, чтобы умереть в одиночестве и бедности в Кёльне. Символично, что жизнь Ришельё и Марии Медичи прервалась в один и тот же год.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: