История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Воины, скрытые в тени

В современных фильмах японские ниндзя изображаются практически непобедимыми воинами с полумистическими способностями. Ажиотажа добавляют и адепты современных школ ниндзюцу, утверждающие, что им доступны секретные методики, пробуждающие в человеке сверхспособности. В результате вокруг средневековых наемников создался ореол таинственности. Наверняка настоящие ниндзя были бы довольны такой репутацией. Ведь пускать пыль в глаза (в прямом и переносном смысле) было их главной тактикой.

Период со второй половины XV по начало XVII века называется в японской истории «Сэнгоку Дзидай» - «Эпоха воюющих провинций». В это время все воевали со всеми, и кровавые междоусобицы раздирали страну на часта. Так продолжалось до тех пор, пока Оде Нобунаге и его последователям не удалось объединить Японию. Феодальных правителей различных областей Нобунага побеждал одного за другим. Но в 1578 году его победоносная армия споткнулась о небольшую провинцию Ига.

На покорение этой области объединителю Японии пришлось потратить 3 года и бросить на нее огромные силы. Несмотря на все приложенные усилия, победа Нобунаги оказалась довольно сомнительной. А все потому, что противостояли ему не местные князьки (даймё), а кланы ниндзя. Эта воины, лица которых были скрыты масками, а дела - окружены покровом тайны, продемонстрировали, что даже малыми силами способны справиться с самурайскими армиями.

Горные отшельники

Считается, что ниндзя произошли от горных отшельников - монахов ямабуси. В средневековой Японии люди искренне верили, что боги и духи (ками) живут в горах. Но чтобы пообщаться с ними, недостаточно было забраться повыше. Требовалось достигнуть определенного уровня духовного совершенства. Ямабуси как раз и считались теми, кто такого совершенства достиг. Поэтому они выполняли функции «почтальонов» - простые люди передавали им записки с просьбами, обращенными к высшим силам, а монахи, поднимаясь высоко в горы, зачитывали эти тексты. При этом они сочетали синтоистские, буддистские и даосские практики, занимая место между религиями.

Ямабуси отличались очень суровым нравом. Они были предельно требовательны как к себе, так и к окружающим. Презирая традиционное буддистское духовенство, погрязшее в роскоши и коррупции, они жили в строгом аскетизме, неустанно совершенствуя тело и дух. Официальным буддийским иерархам не очень нравилась популярность ямабуси в народе. Поэтому их начали преследовать. Но это было не так-то просто - ямабуси в своих горных убежищах осваивали боевые искусства и способны были за себя постоять. Кроме того, они учились искусству маскировки и скрытных перемещений, чтобы избегать облав.

Была у ямабуси и еще одна сторона, которую они старались не афишировать. Многие японские крестьяне знали, что если принести в особое синтоистское святилище (как правило, скрытое в лесу) щедрое подношение и приложить к нему записку с жалобой на того, кто тебя обидел, то велика вероятность, что скоро враг отойдет в мир иной. Чаще всего это выглядело как несчастный случай, но все знали - это дело рук ямабуси. Но они не были наемными убийцами - пострадать от их рук мог только тот, кто действительно поступал несправедливо и заслуживал суровой кары.

Со временем ямабуси вышли из тени и спустились с гор. Их стали приглашать в самурайские замки в качестве духовных учителей. А затем и привлекать в армию, где они могли применить свои боевые навыки. При Оде Нобунаге движение монахов-отшельников уже почти сошло на нет. Но к этому моменту у них уже появились последователи.

Смерть из ниоткуда

В IX-XII веках в Японии стали возникать тайные крестьянские общины, которые помимо обрабатывания земли занимались шпионажем, наемными убийствами и тому подобными вещами. Свое ремесло они называли ниндзюцу - «искусство быть скрытным». А сами получили имя ниндзя.

Первыми ниндзя были те, кто решил браться за выполнение тех заказов, от которых отказывались благочестивые ямабуси. Ниндзя не интересовала мораль - их интересовала лишь цена, которую был готов заплатить заказчик. В условиях феодальной раздробленности их услуги оказались нужны очень многим. Поэтому кланы ниндзя стали бурно развиваться, и к эпохе «Сэнгоку Дзидай» их в Японии насчитывалось уже около 70.

Вопреки распространенному стереотипу, ниндзя не были великими мастерами единоборств. Их главным достоинством (и оружием) была скрытность. Незаметно прийти, нанести один удар и удалиться незамеченным - вот идеальное поведение ниндзя. Если дело доходило до драки, то ниндзя предпочитали убегать, а не сражаться. Главной философией их боевого мастерства было сделать противника беспомощным. Например, ослепить смесью песка и перца. Или заманить в ловушку. Или просто убить спящего.

Большинство знаменитых видов оружия ниндзя предназначены для нанесения удара издалека (лук, трубка с отравленными иглами, метательные звезды-сюрикены) или для ухода от погони (шипы, разбрасываемые за собой на дороге). Меч ниндзя был значительно легче и короче самурайской катаны - около 60 сантиметров.

А его ножны использовались как футляр для полезных мелочей (тех же перцовых зарядов) или как инструмент для изготовления импровизированной лестницы (на этот случай у ниндзя всегда была с собой веревка).

Интересно, что ниндзя были одними из самых прогрессивных воинов Японии. В отличие от самураев, долгое время презиравших огнестрельное оружие, они сразу включили пищали в свой арсенал. Говорят, что ниндзя-снайпер в XVI веке мог точно поразить цель на дистанции до 600 метров! Кроме того, пороховые заряды отлично подходили для отвлекающих шумовых эффектов, создания дымовых завес и прочих хитростей.

А вот знакомый всем черный обтягивающий костюм с маской, скрывающей половину лица, - вымысел кинематографистов. Отправляясь на задание, ниндзя действительно скрывали лица, но вот цвет их одеяний, скорее всего, был серым или коричневым с красноватыми или желтыми пятнами. Он напоминал современный камуфляж. Ночью (а особенно в сумерках) такая одежда помогала сливаться с тенями и делала воина по-настоящему невидимым. Угольно-черное пятно, наоборот, было бы слишком заметным.

Артисты своего дела

Кланы ниндзя росли и крепли, к их услугам прибегали как простолюдины, так и феодалы. Постепенно в них сформировались внутренняя иерархия и система обучения. Каждый клан имел свои собственные секреты, разглашать которые запрещалось под страхом смерти. Но были и общие моменты. Подготовка ниндзя начиналась буквально с рождения - младенца очень сильно раскачивали и трясли в люльке. Считалось, что так он инстинктивно научится правильно группироваться. Как только ребенок вставал на ноги, его начинали учить правильно передвигаться, лазить по любым поверхностям, прыгать. Уже потом переходили к рукопашному бою и обращению с оружием.

Особое внимание уделялось искусству оставаться невидимым в толпе. Настоящий ниндзя был способен изобразить человека любого рода занятий и любого сословия. В этом плане они были, скорее, артистами, чем воинами. В 15 лет происходила инициация, после которой ниндзя считался взрослым и подготовленным мастером своего дела.

Женщина ниндзя

Женщин-ниндзя называли куноити. Их подготовка отличалась от той, что проходили мальчики, - в ней больше внимания уделялось использованию женского обаяния и артистизма. Очень часто, чтобы подобраться к «объекту» поближе, куноити выдавали себя за гейш или проституток. И, соответственно, с ранних лет обучались всему, что необходимо для этих профессий. Подготовленная женщина-ниндзя могла прослужить у обреченного самурая или даймё много лет, изучив его распорядок и втеревшись в доверие. Затем в нужный момент она наносила удар (нередко - прямо на ложе любви) и растворялась в ночи.

Хотя ниндзя считаются заклятыми врагами самураев, действительность была сложнее. Одни самураи нанимали ниндзя для того, чтобы убить других. Некоторые даймё приглашали ниндзя на службу в качестве охранников. А обедневшие самураи, оставшиеся без господина (ронины), порой пополняли ряды кланов ниндзя. Конечно, ронины сильно уступали тем в шпионской подготовке, но зато перед ними в силу происхождения могли открыться те двери, за которые было трудно проникнуть простолюдину.

Непокорная провинция

Одним из главных пристанищ кланов ниндзя стала провинция Ига в центре японского острова Хонсю. Этому сильно способствовала география - местность, пересеченная горными цепями, состояла из множества небольших долин. Контролировать такую территорию силами одного даймё было очень трудно. Поэтому кланы ниндзя чувствовали себя здесь совершенно спокойно - каждый в своей долине.

Подобная вольница никак не устраивала Оду Нобунагу. Он предпочел бы видеть ниндзя либо у себя на службе, либо уничтоженными. Первый вариант ему удалось реализовать с ниндзя области Кога - некоторые из них стали военачальниками в его армии. Но кланы Ига оказались гораздо более сильными и вольнолюбивыми. В 1578 году они сожгли недостроенный замок Маруяма, который должен был контролировать плацдарм для вторжения. В этом деле ниндзя применили свою характерную тактику: они нанялись рабочими на стройку. А потом, досконально зная план замка, неожиданно обрушились с разных сторон.

Застигнутые врасплох самураи попытались организовать оборону, но ниндзя не стали воевать по традиционным правилам войны. Нанося быстрые удары и постоянно отступая, они заставили защитников замка разделиться на мелкие отряды. Некоторых заманили на залитые водой рисовые поля, других - в лесную чащу. А уже там добили их и сожгли замок.

Но Ода Нобунага все еще недооценивал ниндзя провинции Ига. Спустя год он отправил против них армию в 9 тысяч человек под командованием своего сына Китабатакэ Нобуо. Разделив силы на три колонны, Нобуо вторгся в провинцию и начал сжигать деревни, попадавшиеся ему по пути. Наступление шло легко, и сын Нобунаги думал, что победа уже у него в кармане. Однако, как выяснилось, ниндзя еще не вступали в бой - они обходили его с тыла. Дождавшись, когда колонны достаточно глубоко втянутся в горные ущелья, воины в масках нанесли удар.

Японская хроника «Иранки» описывает избиение армии Китабатакэ Нобуо так: «Армия Нобуо была столь занята атакой, что потеряла дорогу, и люди из Иги под прикрытием тени, которую давали горы на западе, легко одолели их. Затем пошел дождь, и они перестали видеть дорогу... Они бросились бежать и были зарублены, кто в узких проходах, кто на крутых скалах. Их преследовали даже на топких рисовых полях и окружили... Вражеская армия сильно ослабела. Некоторые убивали друг друга по ошибке. Другие покончили жизнь самоубийством. И даже неизвестно, сколько тысяч людей полегло здесь».

По некоторым подсчетам, полегло около половины армии вторжения. Остальные с большим трудом смогли вырваться и бежать.

Пиррова победа

Третий удар по непокорной провинции ниндзя Ода Нобунага нанес сам. Залогом успеха он счел большое количество войск, а также удар одновременно по нескольким направлениям. Его расчет оказался верным. Когда в провинцию Ига одновременно через множество горных перевалов устремились полчища врагов, предводители ниндзя поняли, что на этот раз победить в открытом бою им вряд ли удастся. Армия Нобунаги насчитывала 46 тысяч человек. Провинцию Ига защищали около 4 тысяч. При этом подготовленных ниндзя среди них было не более 600-700 человек.

Нобунага был очень жестоким человеком, привыкшим достигать поставленных целей, не считаясь с жертвами. Поэтому в Ига он следовал тактике выжженной земли. Его армия продвигалась вперед, вырезая деревни целиком, вырубая леса и заставляя отряды ниндзя отступать все дальше в горы. Глобальное преимущество в численности дало Нобунаге возможность окружать отдельные отряды ниндзя, осаждать их в замках и уничтожать.

К 1581 году война была проиграна. Но кланы ниндзя отнюдь не были истреблены. Точных подсчетов потерь при покорении провинции Ига не сохранилось, однако, судя по всему, Нобунага потерял тысячи, а ниндзя - в худшем случае сотни. Правда, добились они этого довольно циничным способом - подставив под удар простых крестьян, которые приняли на себя основной удар армии.

После падения последних замков ниндзя Ода Нобунага отправился объезжать покоренную провинцию. Во время посещения синтоистского храма Итиномия его свита попала под залп из пищалей, который с дальнего расстояния дали подобравшиеся ниндзя. Так они напомнили объединителю Японии, что все еще живы и не побеждены.

Однако независимости провинции Ига пришел конец. Уцелевшие ниндзя рассеялись по Японии, многие позже поступили на службу в полицию. А легенды о них живут до сих пор.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: