История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Власть в будуаре

Казалось бы, очевидно, что самые влиятельные люди в мире - это правители самых сильных стран. Но на самом деле очень часто есть те, кто стоят за троном. И именно от решений этих людей зачастую зависят политика могущественных держав и судьбы миллионов людей. Веками теми, кто реально властвовал, становились фавориты или фаворитки, сумевшие через постель взять коронованную особу под свой полный контроль. О пяти наиболее выдающихся фаворитах и фаворитках в истории мы и расскажем.

Даже самый могущественный правитель самой огромной империи - все равно прежде всего человек. А значит, ничто человеческое ему не чуждо. Именно поэтому такое явление, как фаворитизм, бурным цветом расцвело при дворах европейских (и не только европейских) монархов. Но в то время как некоторые фавориты и фаворитки оставались лишь игрушками в руках сильных мира сего, другие сами становились серьезной силой. Не раз и не два в истории случалось так, что реальная власть принадлежала не тому, кто сидел на троне, а тому, кто владел его помыслами через будуар.

Приятель детства

Королеву Елизавету I, правившую Англией 45 лет, называли «королевой-девственницей», потому что она так и не вышла замуж. Однако мужчины в ее жизни, безусловно, были. Самым влиятельным из фаворитов королевы был Роберт Дадли, граф Лестер.

Роберт и Елизавета знали друг друга с детства. И многие считают, что когда в 1558 году дочь Генриха VIII взошла на престол, то Дадли всерьез рассчитывал стать ее мужем. Ему тогда было 26, ей - 25. Однако есть сведения, что еще в юности Елизавета призналась своему другу Роберту, что никогда не выйдет замуж. Настолько сильное впечатление на нее произвел характер отца, который казнил двух из шести своих жен (одной из казненных была Анна Болейн - мать Елизаветы).

Так или иначе, но даже без официального заключения брака связь Роберта и Елизаветы была очень прочной. Они даже не скрывали этого. Но королева очень жестко напоминала при каждом удобном случае, что между ней и Дадли нет ничего, кроме дружбы и платонической нежности. Вряд ли при дворе имелся хотя бы один человек, который верил в это... Существуют даже сведения о сыне по имени Артур, которого Елизавета родила от своего возлюбленного.

Во время правления Елизаветы I Роберт Дадли получил должность королевского конюшего (это автоматически делало его главнокомандующим всей английском кавалерией). Также он стал кавалером ордена Подвязки и смотрителем королевского дворца в Виндзоре. Большинство политических решений так или иначе проходили через руки Роберта Дадли. Как минимум королева обсуждала их с ним в дружеской беседе.

Зенита своего могущества Роберт Дадли достиг в 1562 году. Королева Елизавета заболела оспой, смертность от которой в то время был чрезвычайно высока. Чтобы не вызвать смуты в государстве, члены Тайного совета попросили королеву назначить лорда-протектора, который будет править Англией после ее смерти до коронации следующего монарха. Предполагалось, что им должен стать ее кузен - Томас Говард, герцог Норфолк. Но вместо этого королева назвала имя Роберта Дадли, который на тот момент еще не имел даже титула (графом Лестером он стал спустя 2 года)! Однако королева благополучно исцелилась от болезни, так что заветная мечта Дадли о том, чтобы стать во главе королевства, не осуществилась.

В 1588 году Роберт Дадли умер от лихорадки. Елизавета пережила его на 15 лет. Много позднее в королевском архиве нашли предсмертное послание Дадли, на котором рукой Елизаветы было выведено: «Его последнее письмо».

Славянская наложница

Роксолана

Мы знаем эту женщину под именем Роксолана. Хотя в гареме султана Османской империи ее звали Хюррем («веселая»). Считается, что девочку похитили из славянских земель, с территории современной Украины. Роксолана появилась в гареме наследника османского престола (будущего султана Сулеймана Великолепного) между 1517 и 1 520 годами. А уже в 1521 году родила ему первого сына. Всего Роксолана родила от Сулеймана б детей, один и который стал следующим султаном - Селимом II.

Попав в гарем юной девочкой, не знающей толком ни языка, ни традиций, Роксолана удивительно быстро сориентировалась и поняла, как нужно выстраивать свою жизнь. В то время как большинство наложниц просто наслаждались роскошной жизнью в гареме, в ожидании редких вызовов на султанское ложе, она упорно трудилась над собственным образованием. В результате славянская наложница оказалась способна развлечь султана не только изысканными плотскими утехами, но и мудрой беседой. Чем дальше, тем больше он привязывался к ней. А после смерти матери Сулеймана Роксолана сразу же заняла место главной женщины в его жизни.

Роксолане удалось добиться неслыханных привилегий. Согласно турецкой традиции, наследник престола воспитывался вдали от столицы. А значит, наложница, родившая султану сына, сразу же удалялась от двора и отправлялась в отдаленную провинцию, где занималась воспитанием ребенка. Роксолана же спокойно осталась в столице, а в середине 1530-х годов из наложницы стала женой султана.

При консервативном османском дворе это вызвало бурю возмущения, но Сулейман больше дорожил своей Хюррем, чем мнением придворных. Специально для жены он придумал новый титул - хасеки. Выше него была только валиде - мать султана.

Придворные искренне ненавидели Роксолану и считали ее ведьмой, околдовавшей султана. А она, пользуясь полученным образованием, постепенно стала не только любимой женой, но и главным политическим советником Сулеймана. Она принимала иностранных послов, вела переписку с правителями других стран. А пока Сулейман находился в военных походах, управляла делами дворца и информировала султана обо всем происходящем в его отсутствие.

С именем Роксоланы также связано строительство многих зданий и целых кварталов в Стамбуле. На ее деньги был построен район Аксарай (женский базар), в котором расположились мечеть, медресе, школа и больница. Умерла Роксолана в 1558 году. По одной из версий, ее отравили придворные недоброжелатели.

Курляндский выскочка

Время правления императрицы Анны Иоанновны известно как «бироновщина». Власть над Россией прибрал к рукам всемогущий фаворит царицы - Эрнст Иоганн Бирон. Его биография удивительно мало известна. Мелкопоместный остзейский дворянин мало что представлял собой до того, как стал придворным герцогини Курляндской Анны. По некоторым сведениям, в юности он даже вынужден был зарабатывать на жизнь сапожным ремеслом.

Но став приближенным Анны Иоанновны, Бирон поистине вытянул счастливый билет. Пройдя путь от секретаря до камергера, он довольно скоро стал выполнять все ее поручения. В том числе бывал и при русском дворе. Правда, тогда Бирона там знали больше не как политика, а как знатока лошадей.

После того как в 1730 году герцогиня Курляндская стала русской императрицей, карьера Бирона пошла в гору семимильными шагами. Занимая формально должность обер-камергера, фактически он был главой правительства и вообще - человеком, от мнения которого зависело решение любого важного вопроса в государстве.

При всем этом образ Бирона как иностранца, стремившегося «онемечить» Россию, не совсем справедлив. Засилье немцев при нем было ничуть не больше, чем при Петре Великом, которого в ущемлении интересов империи никто не упрекает. А став герцогом Курляндским, Бирон отнюдь не спешил выписывать оттуда соотечественников, чтобы раздать им титулы и должности в Петербурге. Президентами большинства коллегий и сенаторами оставались русские. Бирона даже можно назвать русским патриотом - ради своей новой родины он отвергал довольно щедрые посулы прусского короля и императора Священной Римской империи, которые пытались использовать Курляндию в своих интригах против России. Что же касается казнокрадства, в котором принято обвинять Бирона, то историки уже давно убедились, что воровал он не больше (но и не меньше), чем любой другой российский чиновник того времени.

Анна Иоанновна в своем фаворите души не чаяла. При этом любые слухи или шутки по этому поводу карались как преступления, оскорблявшие Ее Величество. По всей видимости, деловитого немца в конце концов стали ценить и русские дворяне. По крайней мере, регентом после смерти Анны Иоанновны его сделали не немцы, а русские князья Черкасский, Трубецкой, Куракин и другие вельможи. Однако на этом высоком посту Бирон продержался всего месяц. После этого последовали арест и ссылка, из которой его вернул только Петр III. Доживать свои годы герцогу пришлось в Курляндии, где он тихо скончался в 1772 году.

Драгоценная подруга

Имя маркизы де Помпадур давно стало нарицательным. Оно ассоциируется, в первую очередь, с безудержной, вызывающей роскошью. Кроме того, принято считать, что энергичная Жанна-Антуанетта Пуассон (таково полное имя маркизы) фактически правила Францией вместо погрязшего в пороках короля Людовика XV почти два десятка лет. На самом деле ее роль в управлении государственными делами изрядно преувеличена. Но то, что Франция 1740-1760-х годов была прежде всего Францией маркизы де Помпадур - безусловно, верно.

Жанна-Антуанетта тоже была из тех, кто пробил себе дорогу в высший свет не родословной, а талантами. Происходя из семьи рядового финансиста и не будучи аристократкой (титул маркизы достался ей лишь после того, как она стала официальной фавориткой короля), мадемуазель Пуассон умудрилась получить приличное образование. Она не жалела времени на занятия музыкой, танцами, уделяла время искусству декламации стихов. И как результат - вскоре уже блистала в высшем свете Парижа. Оттуда до королевского двора оставался всего один шаг. И она сделала его в 1745 году, очаровав любвеобильного Людовика на одном из балов.

По свидетельству современников, Людовик XV отличался довольно застенчивым характером, из-за чего вести государственные дела было ему в тягость. Поэтому бойкая, очаровательная и энергичная маркиза де Помпадур была для него настоящим подарком. Чаще всего она выполняла обязанности его секретаря, оглашая решения, принятые монархом. Но не в силах противостоять своему характеру, порой действовала самостоятельно. Увы, ее способности к политике сильно уступали ее энергичности. Дипломатические неудачи Франции в середине XVIII века, как и поражения в Семилетней войне - во многом это вина именно маркизы де Помпадур.

Кроме того, она тратила неслыханные суммы на роскошные наряды, изысканную обстановку комнат и блюда высокой кухни. Привычки фаворитки буквально разоряли страну. Король чем дальше, тем больше тяготился ее обществом и влиянием. А потому смерть своей «драгоценной подруги» в 1764 году Людовик XV воспринял едва ли не с облегчением. Кстати, всемогущей маркизе на тот момент было всего 42 года.

Светлейший князь

Из всех фаворитов императрицы Екатерины II, славившейся своей любвеобильностью, Григорий Александрович Потемкин считается самым блистательным и самым влиятельным. Да и к императрице он был, пожалуй, ближе всех. Существует даже версия о тайном морганатическом браке, который они заключили то ли в 1774, то ли в 1775 году. У Григория Александровича была внебрачная дочь Елизавета (получившая неполную фамилию отца - Темкина), матерью которой многие упорно считают Екатерину II, хотя этому и нет никаких явных доказательств.

Так или иначе, но было бы крайне нссправедливо считать, что своей карьерой князь Потемкин был обязан исключительно нежным отношениям с императрицей. Обладая массой недостатков (излишним своеволием, доходящим до самодурства, повышенным честолюбием, изрядной развращенностью), Потемкин все же был действительно выдающимся администратором и человеком, способным осуществлять по-настоящему великие проекты.

Наиболее известными и выдающимися его проектами были создание российского флота в Черном море, разработка плана по присоединению к Российской империи Крыма, успехи в Русско-турецких войнах. За свои труды на юге он получил почетное прозвание Таврический. В армии князь Потемкин провел реформу, избавив русских солдат от напудренных париков и переобув их в легкие сапоги. Интересно также, что Потемкин демонстрировал редкую для того времени терпимость и прогрессивность взглядов в национальных вопросах.

Смерть Григория Потемкина в 1791 году была воспринята Екатериной II как личная и общегосударственная трагедия. «Кем заменить такого человека? — говорила она своему секретарю Храповицкому. - Я и все мы теперь как улитки, которые боятся высунуть голову из скорлупы». А в одном из писем барону Фридриху Мельхиору Гримму императрица жаловалась: «Вот теперь я истинно сама себе помощница. Снова мне надо дрессировать себе людей!..»

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: