История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Остров невезения

Остров Пасхи известен всему миру своими каменными истуканами — моаи. Однако что случилось с жителями острова — загадка не менее волнующая, чем появление статуй…

Мало кто задумывается, что расстояние от острова Пасхи до ближайшего континента (Южной Америки) составляет 3514 километров. Преодолеть такое расстояние на утлых судёнышках (а учёные предполагают, что остров был заселён в 400-х годах) — достижение из разряда фантастичных. Впрочем, это не самая большая загадка острова. Статуи, изготовить которые могла только высокоразвитая цивилизация, — вот изюминка острова Пасхи. Такая же по масштабу, как и исчезновение цивилизации коренных обитателей острова.

Осколки больших легенд

Остров Пасхи

Рассуждая о трагедии, постигшей жителей острова Пасхи, нельзя забывать, что и сам остров появился в результате катастрофы, а именно — извержения вулкана, который, исторгнув миллионы тонн лавы, был остужен холодными водами Тихого океана. Геологические исследования показали, что Рапануи (полинезийское название острова) состоит из базальта, который застыл вокруг трёх вершин потухших вулканов. Позднее на склонах вулканов образовалась почва, а с помётом птиц были занесены семена растений. Поэтому к моменту прибытия сюда первых поселенцев остров представлял собой обильно заросший растительностью райский уголок.

Кем же были первые жители острова Пасхи? Основная версия гласит, что это были люди из Восточной Полинезии, жители острова Мангарева. Легенды самих островитян рассказывают, что переселенцы прибыли сюда вместе со своими семьями и вождём Хоту-Мата на двух больших пирогах. Радиоуглеродный анализ уточняет, что произойти это могло между 400 и 1200 годами.

Согласно другой версии, сторонником которой был норвежский путешественник Тур Хейердал, на остров мигрировали люди из Южной Америки. Причём в два этапа. В середине I тысячелетия сюда прибыли люди из района современного Перу. У них были светлая кожа, орлиные носы и густые бороды. Именно они, по мнению Хейердала, построили здесь цивилизацию мегалитического типа с огромными статуями.

Но позднее, примерно в 80-х годах 15-го века, на остров приплыли суда из бальсовых брёвен, составляющие флот инков. Командовал ими Тупак Инка Юпанки. Подтверждением этой версии служат развалины Аху Винапы. Он были сложены из тщательно подогнанных друг к другу базальтовых блоков неправильной формы, что является классической архитектурной техникой инкской культуры. Также в кратер; острова растёт камыш тотора, встречающийся ей лишь в одном месте на Земле — высокогорном озере Титикака. Ну и, самое главное в геноме современных рапануйцев имеется ДНК жителей Южной Америки.

Именно эти два народа как думал норвежец, ранние и поздние переселенцы именовали себя «длинноухим» (ханау ээпе) и «короткоух ми» (ханау момоко). Причём «длинноухие» доминировали, над «короткоухими», обладая своеобразной культурой письменностью, и именно они строили моаи.

Но, как гласит предание между ними произошла война, в результате которой погибло большинство «длинноухих». По легенде, «длинноухие» первыми вырыли огромную канаву, куда положили бревна. Они хотели заманить в эту яму «короткоухих» и сжечь их там. Но те узнали о готовящейся расправе и в результате обманных действий сами расправились с врагами. Именно так местные легенды и объясняли угасание цивилизации и исчезновение островитян.

Несмотря на сложность сюжета и определённую научную ценность, доверять преданиям рапануйцев учёные не спешили. Причиной тому были не только археологические находки, но и судовой дневник голландского мореплавателя Якоба Роггевена, первым из европейцев увидевшего остров в 1722 году.

В день праздника Пасхи флотилия под его командованием приблизилась к 27 градусу южной широты. Три корабля, обогнув мыс Горн, уже много дней бороздили океан в поисках Земли Дэвиса. Однако это была не Земля Дэвиса. Новый остров Роггевен назвал в честь Пасхального воскресенья.

Из-за сильного волнения корабли голландцев так и не смогли подойти близко к берегу. В конце концов, Роггевен приказал спустить шлюпки, в которых посадил 134 моряка, и вместе с ними подобрался к суше. Появление необычных людей вызвало среди аборигенов шок и сумятицу. Дикари обступили голландцев и стали дёргать их за пуговицы, пробовали вырвать ружья. Нервные гости тут же открыли огонь. Только когда десяток туземцев был убит, остальные поняли, что визитёры несут смерть, и отступили. Правда, недалеко.

Почти сразу голландцы увидели огромных каменных идолов, к которым туземцы относились с особым почтением. «Они падают перед ними ниц и совершают моления. Все сии идолы вырублены из камня в виде людей с длинными ушами, увенчанных короной, вырублено же все это с таким искусством, что нам оставалось лишь изумляться», — такую запись оставил в своём дневнике один из участников десанта.

Голландцы впервые видели, чтобы непросвещённые «дети природы» могли создать пусть и грубоватые, но исполинские статуи. Это привело их в большое удивление. Впрочем, объяснение феномену европейцы нашли быстро. По их мнению, статуи лепились дикарями из глины, которая со временем высыхала на солнце и превращалась в подобие камня. Однако это было не так.

Не менее ценным представляется и численность населения острова, которую Роггевен определили хоть и «на глазок», но примерно правильно. Она составляла 2-3 тысячи туземцев. При этом археологические исследования показали, что ещё за 100 лет до этого количество островитян равнялось 10-15 тысячам. Может, и в самом деле здесь прокатилась тотальная война, погубившая 80% населения. Увы, это не так.

Зелёное богатство

В течение почти всего 20-го века, пока учёные исследовали феномен острова Пасхи, версия войны между «длинноухими» и «короткоухими» не сбрасывалась со счетов. Однако, когда исследователи добрались до той самой ямы, где якобы были сожжены все «длинноухие», то им пришлось немало удивиться. В яме действительно находились спрессованные остатки древесного угля и золы, но кроме редких скелетов домашних животных, ни одного человеческого скелета обнаружено не было. В реальности глубокая яма геологического происхождения (а не выкопанная для расправы) служила большой кухней, где готовилась пища. Получается, никто никого не жёг?

Ответ на этот вопрос дали новейшие археологические, этнологические, лингвистические и генетические исследования. И состоит он в том, что никаких разных народов на острове Пасхи не было.

Во-первых, лингвистические исследования показали, что «ханау момоко» — это «каста тонких», а «ханау ээпе» — «каста дородных». Во-вторых, остров был заселён только одной волной переселенцев — полинезийцев, прибывших сюда с Маркизских островов через остров Мангарева. Тот факт, что произошло расслоение местного общества на знать («дородных») и чернь («тонких»), — закономерный процесс развития любого общества. И до поры до времени все они прекрасно уживались.

Дело в том, что когда первые люди прибыли на остров, его густо покрывали деревья. Это было прекрасное место с благоприятным климатом, богатыми ресурсами и отсутствием врагов. Неудивительно, что количество аборигенов в таких условиях быстро возросло.

Однако по мере увеличения числа людей площади лесов сокращались. Стволы деревьев были необходимы не только для возведения хижин, но и для строительства судов и возведения моаи. К тому же рапануйцы считали, что, вырубая леса, они освобождают плодородные земли под поля. В итоге, к 1600 году количество деревьев сильно сократилось. Именно на тот период и приходится остановка производства моаи. Когда остров посетил Роггевен, небольшое число деревьев росло только на самом дне кратера потухшего вулкана Рано-Као. И всё!

После того как строительство домов стало невозможным, люди стали селиться в пещерах или возводить лачуги из тростника. А рыбаки из-за отсутствия нужных стволов уже не могли строить хорошие каноэ и выходить в море. При этом прибрежный улов был не так богат. Одновременно с исчезновением лесов почва из-за эрозии стала истощаться, а урожаи — беднеть. Поля уже не могли прокормить всех. Единственным источником мяса для аборигенов стала курица, которую они возвели в культ и придумали нового бога — птицечеловека.

Борьба за еду

В результате дефицита продовольствия общество сильно расслоилось. Знать не желала делиться продуктами с бедняками, а те пылали ненавистью к ним. Вероятно, это и послужило источником притчи про конфликт «дородных» и «тонких».

И не только среди них. Островитяне были разделены на несколько племён, которые перемещались с места на место. Так как плодородных земель на всех не хватало, это вызывало военные конфликты. В результате на острове появились такие явления, как рабство, массовый голод и каннибализм. Что в значительной мере сократило численность населения и стало причиной культурной деградации.

Однако теория вырубки лесов как причины смерти рапануйской цивилизации не является единственной. Исследователь Терри Хант полагает, что леса на острове Пасхи исчезли не в результате деятельности человека, а из-за прожорливости чёрных крыс. Сюда они проникли вместе с первыми поселенцами и в отсутствие естественных врагов быстро расплодились. Кормом для них стали семена растений. Причём, пожирая их, крысы лишали деревья естественного самовоспроизводства, а люди вырубали то, что ещё росло. Когда же островитяне стали голодать, крысы использовались ими в качестве деликатесов.

Отсутствие лесов, голод и конфликты стали причиной того, что когда в 1774 году, спустя чуть более полувека после голландцев, остров посетил знаменитый капитан Джеймс Кук, он был удручен увиденным. В судовом журнале он сделал запись о разительном контрасте, который составляют исполинские статуи и убогое население острова. Капитан никак не мог понять, как эти жалкие людишки могли воздвигнуть столько исполинских сооружений. «Только крайняя необходимость может побудить кого-либо зайти на этот остров», — произнёс англичанин, отплывая от острова.

В 1787 году к берегам острова Пасхи подошли два французских фрегата под командованием Жана-Франсуа де Лаперуза. Туземцы встретили французов дружелюбно, и те ответили им тем же. Лаперуз подарил островитянам несколько овец и свиней и посадил цитрусовое дерево. По его расчётам, количество жителей на Рапануи уже не превышало 1200 человек.

К сожалению, в 19-м веке изрядно обезлюдевший остров продолжил терять население. И причиной тому стали не внутренние, а сугубо внешние факторы. В 1808 году команда американского корвета Nancy пленила здесь 10 женщин и 12 мужчин с целью продажи в рабство. Когда через три дня корабль отошёл от острова на значительное расстояние, моряки решили снять с узников цепи. Какое же было их изумление, когда все мужчины разом прыгнули за борт! Американцы пытались их выловить, но те упрямо ныряли и не желали возвращаться на корабль. В конце концов, работорговцы уплыли прочь, а рапануйцы утонули.

Чёрный год

Самым чёрным периодом в истории острова стал 1862 год. Аграрная революция в Южной Америке требовала дешёвой рабочей силы. И однажды работорговцы обратили внимание на затерянный в океане остров Пасхи. 12 декабря к побережью причалило 8 судов работорговцев из Перу. Жестоко подавив сопротивление оружейным огнём, работорговцы загнали в трюмы 1407 рапануйцев. В том числе и их короля Камакои и его сына Маурату. В Кальяо и на островах Чинча невольники, в количестве около 100 человек (именно столько осталось в живых), были проданы на плантации по добыче гуано — натурального удобрения.

О жестоком опустошении тихоокеанской жемчужины вскоре узнали во Франции и Британии. Первыми в колокола забили таитянский епископ Тепано Жоссано и губернатор Таити. Лондон и Париж потребовали от Перу вернуть рапануйцев домой. Вот только к тому моменту в живых из них осталось 15 человек. Именно они и заразили туберкулёзом и оспой тех островитян, кто сумел спрятаться в пещерах от работорговцев. После прокатившейся эпидемии на острове осталось не более 600 человек.

К сожалению, среди погибших оказались почти все жрецы — носители древних легенд и письменности Рапануи. Потому миссионеры, приехавшие сюда в 1862 году, уже не нашли никаких признаков величественной цивилизации.

Дальнейшие попытки со стороны миссионеров ассимилировать рапануйцев и привить им христианские ценности имели переменный успех. Хотя они и старались оберегать туземцев от губительного влияния цивилизации, коренное население продолжало сокращаться. Основной причиной стали болезни цивилизации, к которым у островитян не было иммунитета. В основном это были туберкулёз, оспа и проказа. Впрочем, от них умирали и сами миссионеры. К 1877 году численность коренного населения острова составляла уже 111 человек. И большей частью это были старики. Детей же было только 36 человек.

Внимание мирового сообщества к проблемам острова Пасхи возникло лишь после Второй мировой войны, и не в последнюю очередь благодаря знаменитому Туру Хейердалу. Именно он в 1950-х годах разбудил в мировом обществе интерес не только к статуям и культуре острова, но и к его исчезающему населению. Возможно, судьба островитян является предупреждением нашей цивилизации — если она не учтет ошибки, допущенные рапануйцами, их ждёт та же суровая и безжалостная участь.

Алексей МАРТОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая










Сообщество в G+