История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Вторжение в Поднебесную

Два вооруженных конфликта Китайской империи Цин с Англией и Францией в середине XIX века получили название «опиумные войны». Европейцы пытались привить отсталой с их точки зрения стране цивилизацию. Китайцы же считали англичан и иже с ними варварами, готовыми разрушить гармонию Поднебесной.

Главной причиной «опиумных войн» на самом деле стали размеры и богатство Китая - это была огромная страна с гигантским по тем временам населением. Но, на беду алчных европейских торговцев, империя Цин была закрыта для иностранцев. Ко всем ним без исключения относились пренебрежительно, как к диким варварам. Соответственно, закрытыми оставались для иностранцев и китайские рынки сбыта.

«Заберите свои подарки»

Все иностранные державы должны были торговать только через уполномоченные пекинским правительством китайские фирмы и только в портовой зоне в южной провинции Гуандун. В города заходить запрещалось, что фактически лишало европейцев прямого доступа к китайским рынкам. Торговые компании Поднебесной, в свою очередь, становились практически монополистами. Ко всему прочему, китайские чиновники строго следили за сохранением положительного баланса в торговых операциях. Такие порядки считались американскими и европейскими бизнесменами дикими и неуместными.

Иностранцам не разрешалось селиться в китайских городах. Предпринимателям, привыкшим к относительному комфорту, приходилось неделями оставаться в портовой зоне, ожидая решения местных бюрократов, а иногда и вовсе жить на кораблях.

Разумеется, это не способствовало развитию торговых и дипломатических отношений. Но китайцы полагали, что в своей стране вправе предлагать свои условия игры. А иностранцам даже было запрещено учить китайский язык - так велико было желание правителей Цин оставаться в изоляции.

Принципиально иначе развивались отношения с северным соседом - Россией. Сухопутная граница в Маньчжурии не предполагала эффективного введения таких же мер, как на юге, так что конфликт на этом направлении острого характера не носил.

Лидерами в торговле с Китаем были англичане. Они закупали чай и шелк, а продавали, в основном, опиум, который везли из Индии. Но торговля опиумом была запрещена императорскими указами от 1729 и 1799 годов. Однако отказаться от нее англичане не могли, иначе колониальные товары пришлось бы оплачивать драгоценными металлами (как требовали китайцы). Из промышленных изделий в Поднебесной спросом пользовались итальянское стекло и русские меха, так что, кроме контрабандного опиума, британцам предложить было нечего. Справедливости ради, надо сказать, что англичане не раз пытались добиться уступок от императоров Китая, но их дипломатические миссии успехом не увенчались. «Нам ничего от вас не нужно. Уходите и заберите свои подарки», - так ответил британским послам министр императора Цянлуна.

Торговый кризис

Опиумокурильня в Китае

Тем не менее опиум оказался для британских торговцев золотой жилой. Они продавали его только за серебряную монету, постоянно наращивая объемы. В 1830 году было сбыто 1500 тонн, а через три года торговый баланс с Китаем наконец-то стал положительным.

Империя не только ничего не получала из налоговых сборов; из экономики «вымывалась» серебряная монета. К 1830 году ее практически не осталось. Китайцам приходилось ходить на рынок за покупками с целыми мешками медных монеток, которые не интересовали английских купцов. Но ими нельзя было платить налоги - императорские чиновники требовали серебро.

Но гораздо хуже было другое. Только в провинции Гуандун к 1831 году насчитали два миллиона курильщиков опиума. К этому времени наркотик составлял три четверти китайского экспорта и грозил стать всеобщей привычкой. Опиум курили до четверти столичных чиновников и больше трети провинциальных, а в отдельных учреждениях пагубной привычкой страдали до 60% служащих. В употреблении наркотика были замечены почти все офицеры и половина солдат.

Видя, что Китай стремительно деградирует, правительство пыталось бороться с нарконапастью. В 1800 году было введено наказание за торговлю опиумом. В 1813 году император вообще запретил его употребление - согласно указу курильщикам полагалось сто ударов палками. Но в гавани Гуанчжоу ежедневно находилось более двухсот шхун опиумных маклеров, а торговцы раз за разом снижали цену.

Император Даогуан решил положить конец незаконной торговле. В 1834 году произошла первая стычка: китайские войска окружили склады с большим количеством опиума, отозвали туземный персонал и перестали подвозить продовольствие. Англичане ввели в порт два военных фрегата, но их обстреляли береговые батареи. Британцам пришлось уступить. С тех пор они постоянно держали неподалеку от Гуандуна целый флот.

Многие высокопоставленные чиновники советовали Даогуану легализовать рынок опиума, чтобы хотя бы получать за его продажу налоги. Однако Линь Цзысюй уговорил его бороться до конца. В 1838 году он получил приказ раз и навсегда решить опиумную проблему.

Соль, лимоны, кровь...

Приехав в Гуанчжоу, Линь приказал схватить всех китайцев, причастных к торговле опиумом. У них было конфисковано 70 тысяч тюков наркотика. Допросив арестованных, китайцы узнали, что на складах англичан и американцев опиума в разы больше. Линь потребовал выдать его весь, обещая компенсировать чаем по весу.

Иностранные купцы не поверили в серьезность намерений китайцев и отказались. Тотчас все склады были окружены войсками, а торговцы блокированы в своей фактории. Шесть недель длилось противостояние. Многие англичане перебрались в португальскую факторию Макао, однако китайские военные блокировали их и там. Линь настаивал: либо европейцы сдают контрабанду и дают подписку более не торговать опиумом, либо покидают страну.

Американцы сдались первыми, рассчитывая на привилегии. Раскололись и англичане, многие из них подписали обязательства. Опиума выдали такое количество (говорили о миллионе тонн, что все же представляется сомнительным), что пятьсот солдат три недели смывали его в море, предварительно смешав с солью и лимонным соком.

Незаконная торговля сократилась радикально, и это вскружило голову Даогуану. В декабре 1839 года он объявил Китай закрытым для всех торговцев из Индии и Англии. В итоге они сами, их товары и корабли были удалены из Гуанчжоу.

Колониальные торговцы потратили немало денег и слов, чтобы убедить премьер-министра Пальмерстона в необходимости войны ради свободы торговли. Вскоре нападение было санкционировано. В нейтральных водах было потоплено несколько китайских военных джонок, английские фрегаты обстреляли несколько прибрежных городов.

Китайцы на провокации не поддавались. Они прекрасно понимали, что воевать с Англией будет очень трудно. Формально империя располагала 880-тысячной армией, но она была вооружена копьями, мечами, луками. Частей с огнестрельным оружием было совсем мало. К тому же это были кремневые мушкеты, которыми в Европе пользовались в XVII веке. Артиллерия была хоть и многочисленной, но сильно устаревшей.

И обо всем этом было хорошо известно британцам, которые долгие годы присматривались к будущему противнику и убедились в его отсталости.

В апреле 1840 года Англия объявила Китаю войну. Был снаряжен флот в 42 военных корабля и более 4000 солдат и офицеров с артиллерией. В ноябре начались собственно военные действия, до этого сводившиеся к пиратству англичан на побережье и островах.

Позор империи

Китайцы, разумеется, никогда не собирали против англичан всю свою армию - она была разбросана по огромной стране. В боевых действиях единовременно участвовало не более 100 тысяч солдат. Британцы за всю войну использовали не более 19 тысяч человек, учитывая смену контингентов и привлечение войск Ост-Индской компании. Однако китайская армия уступала противнику по всем статьям, особенно в качестве артиллерии и умении ею пользоваться. Цинские войска вообще находились в ужасном состоянии: моральное разложение, повальное увлечение опиумом, отсутствие боевого опыта.

Англичане избрали тактику десантов, блокирования и обстрела крепостей и маневрирования флотом. Китай имел разветвленную сеть рек и каналов, по которым боевые корабли могли добраться хоть до Пекина.

Китайцы придерживались тактики обороны фортов, артиллерийских засад (в открытых перестрелках у них шансов не было), затопления на водных коммуникациях кораблей-помех и атак английских кораблей брандерами. Несколько раз цинские полководцы пытались навязать противнику решающее сражение и реализовать подавляющее численное преимущество, но британцев всякий раз спасало техническое превосходство и выучка войск.

Англичане сразу же двинули флот в Желтое море, откуда до Пекина было рукой подать. Остановить их не было никакой возможности, и напуганный император пошел на переговоры. От него потребовали уступить Англии Гонконг, оплатить уничтоженный опиум, компенсировать военные расходы, возобновить торговлю. Даогуан согласился при условии отвода британских сил в Гуанчжоу, но по мере удаления их флота он вновь осмелел.

Император бросил на англичан огромную армию, но она оказалась заперта в Гуанчжоу без воды и припасов, и после нескольких дней бомбардировок китайцы запросили мира. Они обещали возобновление торговли и выплату большой контрибуции в обмен на вывод войск.

Однако Лондон не ратифицировал мир, и британцы возобновили наступление. Вскоре они отрезали Пекин от центральных провинций. В столице начался голод.

Весной 1842 года китайцы предприняли контрнаступление, закончившееся катастрофическим поражением. С тех пор инициатива безвозвратно перешла к англичанам, которые стремительными маневрами абсолютно парализовали волю противника к сопротивлению. Без боя сдался Шанхай, под угрозой штурма оказался Нанкин. У южных берегов империи появились французская и американская эскадры. Из Англии прибыли подкрепления.

29 августа 1842 года на английском корабле был подписан унизительный для китайцев Нанкинский мир. По его условиям порты Поднебесной открывались для свободной торговли, император выплачивал огромную контрибуцию (21 миллион долларов серебром), Гонконг передавался Британии.

Русская хитрость

Первая «опиумная война» открыла в Китае эпоху смут и развала. Центральная власть ослабла, некоторые провинции почти не подчинялись императору. Армия деградировала и сократилась в четыре раза. В 1850 году вспыхнуло Восстание тайпинов, которые смогли организовать собственное государство. Американцы и французы, угрожая применением силы, выторговывали кабальные для Китая соглашения. И при этом чиновники, поощряемые императором, не торопились выполнять условия мирного договора. Испортились отношения с Россией - теперь в Петербурге тоже хотели урвать свой кусок китайского пирога.

Какое-то время силы европейских держав были скованы Крымской войной. Но едва она закончилась, как в Лондоне и Париже стали искать повод для нападения на Китай. Удивительно, но их недавний противник - Россия - быстро нашла общий язык с Францией и Англией. Правда, в Петербурге поступили умнее. Не желая допустить ничьей победы и при этом надеясь получить выгоды (речь шла об огромных территориях по Амуру и Уссури, фактически это все современное Приморье и Приамурье), там решили не ввязываться в войну, а постараться стать посредником.

8 октября 1856 года в Гуанчжоу китайские власти арестовали английский корабль «Стрела», команда которого занималась контрабандой. Англия, Франция и США тут же объявили Поднебесной войну. На этот раз против Китая было отправлено до 200 военных кораблей и более 20 тысяч солдат. Им противостояли около 200 тысяч плохо вооруженных и обученных китайцев. Треть из них составляла относительно боеспособная маньчжурская конница. Остальное воинство годилось разве что в качестве милиции.

Право сильного

Гуанчжоу подвергли ожесточенной бомбардировке и взяли штурмом. Все попытки Китая контратаковать были отбиты, причем соотношение потерь было катастрофическим для Поднебесной.

Весной 1858 года союзники вновь угрожали Пекину. 20 мая состоялась битва за форты Дагу, прикрывавшие устье реки. По ней можно было подняться до Тяньцзиня - крупного города в 70 километрах от столицы империи. Китайцы не смогли удержать позиций и бежали. Стало понятно, что сопротивление бесполезно.

Император уведомил англичан, что готов принять их условия. Был подписан Тяньцзиньский трактат, и в ожидании его ратификации союзники вернулись в Гуанчжоу. Отправившись в Пекин через полгода на подписание итогового мирз, их флот вновь увидел перед собой форты Дагу, но только перестроенные на современный лад. Европейцам было предложено отправиться в Пекин по суше, а попытка прорваться была пресечена жесткой и умелой обороной. Война возобновилась.

Вот тут-то русский посол Игнатьев и добился подписания с Китаем Айгунского трактата, по которому России отходило около 400 тысяч квадратных километров территории. В обмен императору было обещано посредничество в переговорах, а при ухудшении ситуации - и военная помощь.

Однако цинская армия была ни на что не годна. Союзники стянули резервы и приступили к планомерному маршу на столицу. Одержав несколько побед, 5 октября 1860 года англичане и французы были уже у окраины Пекина. Император бежал, предоставив вести переговоры принцу Гуну.

Англичане начали грабить императорский дворец, но вмешался Игнатьев. Он уверил союзников, что Россия уже подписала все нужные бумаги и больше воевать не готова, а вот Китай собирает силы и готов продолжать войну на истощение. Союзники решили заключить мир.

По Пекинскому договору Англия и Франция получали около 16 миллионов долларов серебром, китайские порты (в том числе Тяньцзинь) открывались для торговли, в столице организовывался посольский квартал, китайцев разрешалось использовать в качестве батраков на колониальных плантациях, Англии отходил полуостров Цзюлун.

С тех пор Китай на 50 лет попал в зависимость от великих держав, которые фактически разделили его на сферы влияния. Страна деградировала и чуть не развалилась в результате ста лет смут и гражданских войн. Такова оказалась цена цивилизации, которую сильные принесли слабым.

Марк АЛЬТШУЛЛЕР



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: