История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










На ледяных аэродромах

Воздушный и подводный пути через Северный полюс — кратчайшие из США в Россию и обратно. Поэтому сразу после начала холодной войны контролю того ключевого региона стало уделяться самое пристальное внимание. Огромные дрейфующие льдины Арктики выступили в роли… плавучих аэродромов для воздушных армад как сталинских соколов, так и американских ястребов.

Дуэль во льдах

2 апреля 1950 года на льдине размером примерно семь квадратных километров стартовала вторая советская научная дрейфующая станция под названием «Северный полюс-2» (СП-2). Но, несмотря на объявленные научные цели, истинное предназначение станции было отнюдь не мирным. Товарищ Сталин предполагал, что в грядущей третьей мировой войне с империализмом армады советских бомбардировщиков нанесут внезапный удар через Арктику по Чикаго, Нью-Йорку и Вашингтону, а координировать их действия будут с этой самой «научной станции».

Параллельно с созданием «навигационного центра» массово, как это обычно и было в Советском Союзе, стали создаваться плавучие аэродромы для сталинских соколов. Делалось это следующим образом: в обстановке строжайшей секретности самолёт полярной авиации Ли-2 (командир экипажа — знаменитый полярный лётчик, Герой Советского Союза И.Н. Черевичный) обнаруживал дрейфующую льдину подходящих размеров, садился на неё и вызывал транспортный самолёт, в чреве которого покоились два вездехода ГАЗ-67 со специально изготовленными ковшами-отвалами для очистки снега и шипованными покрышками. Они на протяжении нескольких дней подготавливали взлётно-посадочную полосу, которая могла принимать все типы самолётов армады на США: истребители, бомбардировщики и транспортники с парашютистами.

Полюс силы

Аэродром в Арктике

Впрочем, американцы в долгу не остались, приспособив под громадную плавающую авиабазу ледяной остров длиной 15 километров и шириной 6,5 километра (открытый, кстати, советским лётчиком В.М. Перовым). В 1952 году там высадилась «метеорологическо-геофизическая» экспедиция Джона Флетчера, обеспечение которой совершалось авиацией из гренландской авиабазы ВВС США в Туле. Вскоре после открытия на станцию Т-3 прибыл целый десант военных специалистов, которые принялись за изучение условий базирования авиации на льду и испытания арктических видов военного снаряжения и техники. Американский журнал U.S. News & World Report цели экспедиции не скрывал: «Северный полюс стал очень важным регионом в военно-авиационном планировании США. Из районов вокруг полюса наиболее доступны центральные области России. Наши воздушные и морские силы ищут места для баз…».

Холодная война в Арктике стала ещё холоднее: советские самолёты совершали разведывательные полёты над американскими ледяными аэродромами, то же делали и их лётчики. Один из таких облетов закончился разбирательством в Советском Союзе на уровне ЦК партии.

«21 августа с/года в 6 час. 40 мин, над льдиной, на которой расположена станция «Северный полюс-6», появился иностранный четырёхмоторный самолёт с канадскими опознавательными знаками №МН-9-82, который в течение одного часа летал над льдиной и расположенной на ней комендатурой, обслуживающей посадочную полосу и ведущей научную работу, — докладывал 1-й заместитель министра обороны СССР И.С. Конев. — На высоте 50-100 м самолёт сделал 16 заходов с разных направлений на военный городок, самолёт Ту-16 (получивший повреждения при очередных полётах дальней авиации по освоению посадочной полосы на льдине и оставшийся там для ремонта), радиостанцию и запасные площадки».

Но о какой же аварии идёт речь?

Роковая случайность

Летом 1958 года в 45-ю Гомельскую дивизию генерал-майора В.А. Гордиловского и 121-й разведполк дальней авиации гвардии полковника, Героя Советского Союза А.А. Алехновича пришёл секретный приказ: срочно отправить три бомбардировщика Ту-16 и два Ту-4 с самыми опытными экипажами для выполнения задания особой государственной важности. Задание заключалось в посадке многотонных машин на дрейфующую льдину, на которой располагалась советская станция СП-6. Так Советский Союз сразу утирал нос американцам, держа у этого самого носа целый аэродром тяжёлой бомбардировочной авиации.

Подготовить посадочную полосу на льдине такой протяжённости — задача не из простых, но советские «полярники» справились с ней не без смекалки. Во льду было пробурено множество отверстий, сквозь которые пошла вода, вскоре замёрзшая. Получившийся идеально гладкий многокилометровый каток забросали снегом и как следует его утрамбовали, получив тем самым необходимую взлётно-посадочную полосу.

Согласно плану, вначале на ледовый аэродром должны были приземлиться один за другим Ту-16 — не глуша двигатели, прокатиться по полосе и тут же взлететь. Вслед за ними шли на посадку Ту-4, которые разгружались, взлетали и брали обратный курс.

Первый бомбардировщик, который пилотировал лично Алехнович, благополучно коснулся взлётно-посадочной полосы и устремился к её краю. Но вдруг тяжёлая машина заскользила, её повело вбок, и бомбардировщик концом крыла срезал нос стоящему сбоку от полосы грузовому Ил-14. Алехнович тут же включил тормоза, поставил реверс турбинам и благополучно уткнулся в снег в конце полосы. Оставшимся двум Ту-16 посадка была запрещена, но Ту-4 сели успешно. Кроме самолётов, никто не пострадал, но возник вопрос: как быть? Одно дело, если на «тушке» повреждена лишь консоль крыла — её можно привезти на следующем самолёте и починиться на месте. А если сломано всё крыло, то его доставить удастся только на судне.

Спустя час после отправки телеграммы об инциденте над льдиной появилась американская летающая лодка, прилежно сфотографировавшая лежащий на снегу советский стратегический бомбардировщик. «На следующий день практически во всех главных западных газетах вышла статья, в которой говорилось, мол, русские сделали аэродромы на льдинах и грозятся бомбить американцев, однако Бог хранит США, и в результате неумелых действий полковник Алехнович сломал самолёт, — вспоминает участник той «холодной войны» ветеран дальней авиации Л.В. Касаткин. — В доказательство и снимок прилагался — пожалуйста, смотрите! Конечно, после этого вышел приказ самолёт не ремонтировать, а срочно утопить, что и было выполнено. Самому Алехновичу дорого стоило происшедшее, его уволили в запас с формулировкой «по болезни». А на льдины после этого случая уже больше не садились ни наши, ни американские реактивные бомбардировщики…».

Юрий ДАНИЛОВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: