История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.


Подпишись на РСС










Охотники за короной

В погоне за властью люди меняют судьбы народов и государств. А иногда приносят в жертву собственные имена и личности. Феномен самозванцев существовал на протяжении всей истории человечества. И обманутыми порой оказывались огромные империи. История пятерых человек, прошедших очень разные пути в погоне за чужим троном, - в нашем рейтинге.

Жажда власти всегда кружила головы людям и подталкивала их к совершению безумных поступков. Те, кому посчастливилось стать во главе стран и народов, стремились сполна насладиться своим могуществом, а многие из тех, кто оказался от власти далеко, готовы были всеми правдами и неправдами бороться за нее. Так и появлялись в мировой истории самозванцы - люди, выдававшие себя за представителей законной власти. Некоторым из них удавалось занять престол и править какое-то время. У других путь наверх обрывался в самом начале. Одних вели собственные амбиции, другие были лишь безвольными марионетками в чужих руках. Но всех их объединяло одно - стремление занять чужое место. Сегодня мы рассказываем 5 самых удивительных историй самозванцев из разных земель и времен.

Самый хитрый

Камбис II, правивший персидской державой Ахеменидов в VI веке до нашей эры, вошел в историю как жестокий и тщеславный царь. Ради сохранения своего трона он убил брата Бардию (по другой версии, его звали Смердис), которого подозревал в организации восстаний против своей власти. А затем отправился покорять Египет. Во время похода его и настигли слухи о том, что некий человек, называющий себя Бардией, захватил власть над персами.

Лже-Бардией античные историки называли некоего мидийского мага (то есть жреца) по имени Гаумата. Он был оставлен Камбисом присматривать за дворцом и решил воспользоваться длительным отсутствием царя. Будучи приближенным к правителю, Гаумата знал об убийстве Бардии, чья смерть держалась в тайне от народа. Поэтому ему ничего не стоило в 522 году до нашей эры объявить себя законным царем и начать издавать указы. Так что хитрецу даже не пришлось сочинять историю о своем чудесном «спасении», как поступали большинство самозванцев.

Узнавший о перевороте Камбис в ярости двинулся с армией из Египта, но по дороге умер из-за нелепой случайности, порезавшись собственным мечом. После этого лже-Бардия стал править, не опасаясь возмездия. Он сразу сделал ставку на завоевание симпатий простого народа и объявил об отмене налогов и воинских повинностей на 3 года. Благодаря этому его популярность на всех подчиненных персам территориях постоянно росла. «Добрый царь» нравился людям, особенно в противовес жестокому Камбису.

Однако персидская родовая знать была крайне недовольна политикой нового правителя. Подозрения также вызывал тот факт, что лже-Бардия никогда не покидал своего дворца. Видимо, он делал это, чтобы те, кто хорошо знал Бардию в лицо, не опознали подмену. Хотя, по некоторым свидетельствам, Гаумата был сильно похож на убитого брата царя. В конце концов вельможа по имени Отан, дочь которого находилась в царском гареме, всерьез заподозрил, что Бардия мертв, а престол занимает маг Гаумата. Он знал, что у Гауматы когда-то в наказание за преступление были отрезаны кончики ушей, и попросил дочь во время ночи с царем проверить - все ли у того в порядке. Когда выяснилось, что у лже-Бардии действительно отрезаны уши, против самозванца моментально сложился заговор персидской знати. Продержавшись на престоле всего 7 месяцев, Гаумата был свергнут и убит. А следующим царем персов стал руководитель заговора - Дарий.

Самый похожий

Римского императора Нерона мы привыкли воспринимать как фигуру трагикомическую - тиран, известный своими экстравагантными выходками, но никак не искусством управления государством. Ничего удивительного, что свою жизнь в 68 году он окончил бесславно - покончив с собой, после того как сенат объявил его врагом Рима. Однако гораздо менее известен тот факт, что Нерон пользовался огромной популярностью и даже любовью народа в восточных провинциях империи. Греция была благодарна ему за серьезные налоговые льготы. А могущественная Парфия, с которой Нерон заключил выгодный мир, вернув ей Армению, искренне считала императора своим другом.

Так что когда около 79 года на Востоке вдруг объявился человек, называвший себя спасшимся от смерти императором Нероном, у него сразу же нашлось немало сторонников. Тем более что самозванец, по свидетельству очевидцев, действительно был сильно похож на Нерона - это подтверждали те, кто видел императора при жизни. Сходство не ограничивалось лишь чертами лица и фигурой. Лже-Нерон хорошо играл на кифаре и пел. Его поведение и мелкие привычки тоже соответствовали сохранившимся воспоминаниям о правителе Рима. Тем не менее имя самозванца известно - это был торговец Теренций Максим из Малой Азии. Существует версия, что к роли Нерона его специально готовили те, кто хорошо знал и помнил манеры «оригинала». Но даже если это так, никакой информации об организаторах этой аферы не сохранилось.

Теренций Максим был не первым лже-Нероном. Но ему удалось добиться самого широкого признания. Во время его похода в Месопотамию к нему примыкали все новые и новые сторонники. Увы, но среди них не оказалось ни одного опытного военачальника или офицера. А потому воинство лже-Нерона было разбито в первом же серьезном сражении с высланными на подавление мятежа римскими легионами. На какое-то время самозванец нашел приют в Парфии, царь которой Артабан IV признал его настоящим Нероном и обещал всяческую поддержку. Однако разобравшись, что никакой реальной силы за Теренцием Максимом не стоит (по другой версии - получив некие «неопровержимые доказательства» того, что имеет дело с самозванцем), Артабан хладнокровно выдал его римлянам на расправу.

Самый неудачливый

Так называемая Война Алой и Белой розы между английскими домами Йорков и Ланкастеров завершилась в 1485 году тем, что на престол взошел король Генрих VII. Йорки проиграли, но продолжали вынашивать планы реванша. Однако для государственного переворота им нужен был законный претендент на престол. Таким они решили объявить мальчика по имени Ламберт Симнел, который внешне был немного похож на юного принца Ричарда Йоркского, убитого во время заключения в Тауэре. Правда, заговорщики довольно скоро передумали и решили выдать Симнела за другого молодого принца - Эдуарда Уорика, племянника короля Эдуарда IV. Мальчика, который был сыном простого горожанина, очень хорошо подготовили к исполнению роли принца. Затем его переправили в Ирландию, где позиции йоркистов были сильны и откуда должно было начаться восстание.

Заговорщики не учли одного - самого главного. Эдуард Уорик, которого они считали мертвым, оказался жив. Король Генрих VII, до которого дошли слухи о заговоре, распорядился срочно доставить Уорика из Тауэра, где тот находился в заключении, и показать жителям Лондона, чтобы те видели, что Йорки поддерживают самозванца.

Несмотря на это, в мае 1487 года йоркисты короновали Ламберта Симнела как короля Эдуарда VI в кафедральном соборе Дублина и в начале июня начали вторжение в Англию. Несмотря на то что пара городов открыла им свои ворота, спровоцировать масштабное восстание против Генриха заговорщикам не удалось. Король же двинулся навстречу с армией и 16 июня наголову разгромил йоркистов в битве при Стоук-Филд, которая считается последним сражением Войны Алой и Белой розы.

Надо отдать должное Генриху VII - он справедливо рассудил, что 10-летний мальчик, бывший марионеткой в руках заговорщиков, ни в чем не виноват. Поэтому Ламберт Симнел не был ни казнен, ни заключен в тюрьму, а отправлен работать на королевскую кухню. Там он очень успешно справлялся со своими обязанностями и вскоре получил должность стольника. Рассказывают, что однажды, когда на королевском пиру присутствовала ирландская делегация, Генрих VII отпустил издевательскую шутку, указав на прислуживавшего за столом Симнела: «Мои ирландские дворяне! Так вы дойдете до того, что будете короновать обезьян!» Симнел прожил при дворе еще много лет, дослужившись в итоге до должности сокольничего.

Самый удачливый

Лжедмитрий I

На титул самого удачливого самозванца всех времен и народов, пожалуй, смело может претендовать Лжедмитрий I, правивший Россией с июня 1605 по май 1606 года. Несмотря на то что свою жизнь он окончил трагически, в результате переворота, устроенного Василием Шуйским, он вошел в историю как авантюрист, достигший практически всех поставленных целей и проявивший себя как вполне способный политик.

При всем том, что власть Лжедмитрия держалась на военной поддержке поляков, он не вел себя в России, как в завоеванной стране. Не стремился он и бездумно наслаждаться свалившимися на него возможностями. Более того, некоторые реформы Лжедмитрия были весьма прогрессивны для своего времени и явно направлены на то, чтобы изменить страну к лучшему. Например, он законодательно запретил мздоимство и упорядочил сбор податей. А телесные наказания для дворян заменил штрафами в казну.

Сам Лжедмитрий говорил: «Есть два способа царствовать, милосердием и щедростью или суровостью и казнями; я избрал первый способ; я дал Богу обет не проливать крови подданных и исполню его». И эти слова трудно назвать полностью лицемерными.

При этом Лжедмитрий был пленником своих мелких страстей, которые мало увязывались с образом богоизбранного царя. Например, он имел патологическую страсть к женщинам, превращая многих боярских дочерей фактически в своих наложниц. Что, понятное дело, не добавляло ему популярности. Кроме того, известна довольно курьезная деталь - самозванец постоянно врал, по поводу и без повода. Причем делал это настолько неуклюже, что члены Боярской думы говорили ему в глаза: «Государь, ты солгал», - и Лжедмитрию нечего было ответить, настолько очевидна была справедливость этих слов.

С боярами он так и не смог найти общего языка. Тем более что никто ни на секунду не верил в то, что перед ними действительно сын Ивана Грозного, а не беглый монах Григорий Отрепьев (впрочем, версий о происхождении самозванца до сих пор существует более десятка). Несколько заговоров он успел вовремя разоблачить, но в конце концов был свергнут и убит. А Смутное время в России продолжилось.

Самый кровавый

«Не дай Бог увидеть русский бунт - бессмысленный и беспощадный», - эта фраза Александра Сергеевича Пушкина навсегда стала главным символом восстания под предводительством Емельяна Пугачева, выдававшего себя за чудом спасшегося императора Петра III. Действительно, целый год, с 1773-го по 1774-й, весь Урал, Прикамье, Поволжье и соседние регионы России пылали, охваченные полномасштабной войной. Ожесточенные сражения и осады чередовались с жестокими расправами над побежденными. А когда восстание было подавлено, то не меньше крови с неменьшим ожесточением пролили представители законной власти, стремившиеся выжечь всю память о бунте.

Парадокс Емельяна Пугачева состоит в том, что ему удалось доставить весьма серьезные неприятности Российской империи, хотя мало кто из его ближайшего окружения всерьез верил в историю о «воскресшем царе». Яицкие казаки, которые стали основой пугачевской армии, были уже давно недовольны своим положением и ограничением традиционных вольностей. Нужен был лишь достаточно смелый и амбициозный человек, готовый вести войско против правительственных полков. Таким человеком и стал Пугачев. В подлинность «Петра Федоровича» верили главным образом крестьяне, бежавшие из поместий или с государственных заводов. Примкнув к восстанию, они сделали армию Пугачева по-настоящему многочисленной.

Стремясь максимально укрепить свою популярность среди простого народа, Пугачев устраивал во всех захваченных городах и крепостях жестокие расправы над офицерами и окрестными помещиками. По «царскому приговору» множество людей подвергались издевательствам, пыткам и казням. При этом доставалось вовсе не только «господам». Во время разгрома государственных заводов пугачевцы, как обычные разбойники, отнимали у приписных крестьян скот и имущество. Тех, кто пытался дать отпор, убивали на месте.

По некоторым подсчетам, общая численность пугачевского воинства на пике (в январе 1774 года) превышала 100 тысяч человек! Количество правительственных войск, задействованных в подавлении, составляло около 30 тысяч человек. Суммарные потери обеих сторон превышают 25 тысяч человек. Количество же тех, кто умер в результате расправ пугачевцев или репрессий правительства, точным подсчетам не поддается. Сам Емельян Пугачев был четвертован 10 января (по старому стилю) 1775 года в Москве.

Виктор БАНЕВ



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая












Интересные сайты: