История — это политика, которую уже нельзя исправить.
Политика — это история, которую еще можно исправить.

Подпишитесь на нас

Подпишись на РСС




Интересные сайты:





Полярный десант

В 2009 году произошло два, казалось бы, не связанных между собой события. Министр чрезвычайных ситуаций Сергей Шойгу стал президентом Русского географического общества. А из сибирского города Нижневартовска отправилась в поход на снегоходах по арктической тундре первая экспедиция «Северный десант». Соединило же эти два события третье: пять лет спустя появилось на свет Объединенное стратегическое командование «Север», или иначе - арктические войска России.

«У России, как у не справившегося и безответственного хозяина, Арктику надо отобрать и передать под международную юрисдикцию», - заявил не так давно один из российских экономистов. Очень интересное заявление, с учетом того, что значительная часть наших экономистов отстаивает далеко не наши интересы. Не означает ли это, что кто-то потихонечку начал готовить общественное мнение для неких действий по грядущей колонизации Русского Севера?

Абсурд? Это, говорите, наша земля?

Ну-ну...

«Тюленья война»

Начиная с 1920 года в промысловый сезон сотни норвежских судов отправлялись к советскому побережью бить тюленей. Били зверски, уничтожали даже беременных самок и детенышей, что противоречило всем международным договоренностям. Когда же наши пограничники задержали несколько браконьерских кораблей (из нескольких сотен), то правительство Норвегии... думаете, извинилось и попросило задержанных отпустить? Ничего подобного! В отправленной в Москву ноте милейшие соседи заявляли, что СССР они не признают, и требовали на этом основании ликвидировать понятие советских территориальных вод и объявить районы промысла «открытым морем». То есть передать зоны промысла под международную юрисдикцию.

Наши с таким подходом были не согласны. Тогда в 1923 году прикрывать зверобоев отправился броненосец «Хеймдал» с 210-мм орудиями, открывавший артиллерийский огонь по пограничным катерам, пытавшимся оспорить «международный патронат». В ответ на очередную дипломатическую ноту последовал ответ: Норвегия будет вести лов там, где ей нужно. В том году браконьеры истребили почти миллион голов тюленей, поставив популяцию на грань уничтожения. Лишь признав СССР в 1924 году, соседи соизволили подписать концессию на зверобойный промысел. После бойни 1923 года, правда, добывать было особо нечего, но пусть себе любители переговоров с большевиками бегают по пустым берегам...

К 1928-му популяция более-менее восстановилась, и все началось снова. Браконьеры били не только тюленей, но и моржей, белых медведей, а попутно еще и грабили местное население. От советских пограничников их прикрывали военные корабли, в том числе норвежский фрегат, построенный специально «для защиты норвежских интересов в Арктике» и издевательски названный в честь великого полярника «Фритьоф Нансен».

И стал бы беломорский тюлень, подобно стеллеровой корове, «исчезнувшим видом», а норвежцы - хозяевами Арктики, но в 1933 году был создан советский Северный флот. Как только соседи поняли, что им противостоят не пограничники, а эсминцы с пушками и торпедными аппаратами, они тут же вспомнили, что территориальные воды все же существуют. «Хеймдал» уполз в шхеры, а оставшись без прикрытия, струсили и браконьеры. Самых отчаянных вылавливали до 1936 года, когда была ликвидирована и концессия.

Впрочем, ловом тюленя аппетиты норвежцев не ограничивались. В начале июля 1929-го они собирались еще захватить и сухопутную советскую территорию - землю Франца-Иосифа - на том основании, что там-де нет полярной станции, а значит, она необитаема. Они опоздали на полторы недели: 29 июля 1929 года наши полярники подняли над островом советский флаг. Стоит ли удивляться, что в последующие годы наше правительство открывало станции, где только можно, и даже завозило на необитаемые острова коренное население Русского Севера?

«Комет», предтеча «Шеера»

Советская полярная станция

Следующими после норвежцев Севером заинтересовались немцы. В 1930-е годы они под любыми предлогами - «научной деятельности», «охраны рыболовства» - стремились пробиться в Советскую Арктику, и ни одна фотография, ни один журнал измерений даром не пропали. А в 1940 году немецкий военный корабль даже сумел пройти Северным морским путем.

Под эту операцию Берлин закрутил особую интригу. В 1940 году немецкое правительство обратилось к советскому с просьбой провести Северным морским путем 35 торговых судов, застрявших в портах Юго-Восточной Азии. Ну и еще одно судно - в противоположном направлении. То ли увернуться от данной «любезности» у нашего правительства не получилось, то ли под это дело много чего выторговали - но в Кремле согласились.

Когда дошло до дела, оказалось, что немцы передумали и решили торговые суда с грузом соевых бобов из Азии не тащить. А вот с «еще одним», которое в противоположном направлении, - на этом они настаивали. Это оказался замаскированный под торговое судно вспомогательный крейсер германского флота «Комет».

Постепенно, по ходу плавания, обман начал вскрываться. Принятые на борт советские лоцманы быстро разобрались, что это никакой не «вооруженный купец», а военный корабль, который еще и активно ведет разведку. Немцы фотографировали по пути, все что видели, делали промеры глубин, пытались даже устраивать «экскурсии» на берег.

Начальником Главсевморпути был тогда знаменитый полярник Иван Папанин. Поняв, что советское правительство обманули, он распорядился вернуть «Комет» обратно на запад. Однако приказ Папанина запоздал буквально на пару дней - немцы находились уже слишком близко от Берингова пролива и могли закончить маршрут без советских ледоколов. Так что капитан «Комета» заявил, что у него есть свой приказ, который он должен выполнять, и ушел в Тихий океан - разбойничать на морских путях.

Продолжение эта история получила в августе 1942 года, когда немцам стало известно об отправке двух больших конвоев: из Архангельска в Тихий океан и в противоположном направлении. И тогда по стопам «Комета» в Карское море отправились два самых мощных в мире тяжелых крейсера: «Адмирал Шеер» и «Лютцов», каждый с 6 орудиями калибром 283 мм, 8 орудиями по 150 мм и 6 зенитками по 105 мм. Дело отдавало авантюрой - такие зверюги собрались идти по арктическим морям без лоцманов, без точных карт, без ледоколов. Но стояло лето, и германцы рискнули.

Рейд начался с того, что «Лютцов» в тумане сел на камни. Оставшись в одиночестве, «Адмирал Шеер» попытался разгромить идущий из Архангельска на восток караван, но сперва потерял его в тумане, а потом сам попал во льды, из которых едва выбрался. С горя немцы начали топить все, что попадалось, вплоть до рыболовных лоханок. Попытались также разрушить артиллерийским огнем полярную станцию на острове Диксон - но и там потерпели неудачу. На остров, по настоянию все того же Папанина (и вопреки мнению адмиралов Северного флота), были переброшены 130- и 152-мм орудия. А поскольку даже небольшие повреждения в этих широтах и при отсутствии баз могли оказаться фатальными, «Адмирал Шеер», когда перед ним стали рваться снаряды, предпочел убраться. Самым крупным успехом двухнедельного рейда оказался потопленный советский ледокол «Александр Сибиряков». Ледокол, конечно, жалко - но крейсер шел в Карское море не ради него.

В общем, ничего из надводной войны в Арктике не вышло, и германцы переключились на подлодки...

Кто и для кого все это строил?

Кроме обыденной деятельности - охоты за судами, установки метеостанций и станций радиоперехвата - немцы занимались в Арктике и более странными делами. Например, в случае успеха рейда «Адмирала Шеера» они собирались захватить устье Оби и Енисея, а также полуостров Таймыр. И вот вопрос: а зачем? Оккупация Сибири?

Так в сравнении с переходом от Таймыра до любого более-менее значимого населенного пункта путь от Бреста до Москвы выглядел легкой прогулкой. Строительство военных баз? После первого выстрела их вдолбили бы в вечную мерзлоту - Севморпуть-то оставался нашим. И это не говоря о проблемах снабжения. Не зря же Советский Союз никогда не строил в этих местах крупных населенных пунктов.

Но какие-то планы у германского руководства были. Долгое время после войны по берегам Карского моря находили следы немецких тайных баз, иногда очень серьезных.

В 1951 году на острове Земля Александры была обнаружена немецкая база, использовавшаяся для метеонаблюдений и радиоперехвата. Дело, в общем-то, обычное. Но потом, во время строительства аэродрома, нашли вентиляционные выходы, идущие откуда-то из-под земли, а летчики увидели вход в подземелье, обнажавшийся только во время отлива. Исследовать этот вопрос тогда не стали - Север не располагает к лишним движениям. Но нашлось и свидетельство очевидца. Еще в 1944 году командир тральщика Т-116 капитан-лейтенант Бабанов побывал на этом острове, тогда уже брошенном нацистами, и обнаружил там подскальную (пещерную) базу для подводных лодок, полностью готовую к использованию. Реально ли было провернуть такое строительство во время войны, под носом у наших? Стоила ли вообще овчинка выделки?

Есть данные и о других немецких складах и базах в Арктике, в том числе еще одной подскальной. Но самый интересный объект расположен на одном из островов устья Лены. Его в 1970-х годах обнаружили вертолетчики БАМа. Это 200-метровый бетонный причал с причальными кнехтами. Рядом - площадка, на которой лежали несколько сотен 300-литровых бочек с горючим. Неподалеку - заваленный вход в большую пещеру. Что это? База снабжения подводных лодок? Не похоже. Скорее уж смахивает на заброску, предназначавшуюся для какой-то сухопутной экспедиции. Но какой и куда? Куда там вообще можно идти? Или они опять, как в случае с «Адмиралом Шеером», не представляли, во что ввязались?

Но самое интересное даже не это. Как вообще могла появиться подобная база? Получается, что в места, куда в принципе нельзя пройти незамеченными, завезли строительные материалы (одного бетона сколько надо!), технику, рабочих и пр. Когда и как это могли сделать? С начала 1930-х годов Северный морской путь использовался достаточно активно, никаких сведений о стройке в этих местах нет. После начала войны? Малореально и опасно. Скорее уж в 1920-е годы, под прикрытием «тюленьей войны». Базу, кстати, могли выстроить те же норвежцы, чтобы прихватить наше побережье, а еще вероятней, англичане или американцы - они тоже были не прочь... Ну а немцы потом ее только использовали. Это относится, кстати, и к другим базам...

Готовимся к «международной юрисдикции»

...Которые и сейчас еще вполне пригодны для использования.

В середине 1970-х годов возле острова Земля Александры, как раз в том месте, где находился предполагаемый вход в немецкую базу, была обнаружена американская подводная лодка. Еще одна крутилась там в 2000 году. Это те, которых обнаружили - а сколько их было всего?

К устью Лены наши друзья из НАТО тоже испытывают весьма странный интерес. В начале 2000-х германская фирма организовала для жителей Германии и Австрии туристический маршрут на теплоходах «Демьян Бедный» и «Михаил Светлов» как раз в те места, где была немецкая база. В течение первых четырех лет этим туром воспользовались около полутора тысяч человек. Что, ближе места не нашлось? Чем устье Оби хуже устья Лены?

Их экстремалам наши экстремалы дают асимметричный ответ. Взять тех же парней из Нижневартовска. Начиная с 2009 года команда Александра Петермана, организатора экспедиции, совершает походы на снегоходах на 5-7 тысяч километров. Своим экспедициям они дали весьма двусмысленное название - «Северный десант» (понимай как хочешь). Причем они не просто ходят, но активно подбирают, модернизируют и испытывают технику и снаряжение.

Кстати, именно снегоход - легкий, быстрый и компактный - идеально подходит для десантных операций на севере. Если, не дай Бог, дело дойдет до вооруженных столкновений - то в Арктике они будут вестись не полками и дивизиями, а малыми группами, нападающими на неприятельские базы. А без базы люди здесь живут дни, а то и часы.

В ведомстве, которое сегодня возглавляет председатель Русского географического общества Сергей Шойгу, к начинанию сибирских экстремалов проявляют большой интерес. В феврале 2016 года в Нижневартовске прошло мероприятие под названием «Практический семинар по действиям малых автономных групп в условиях Крайнего Севера и Арктики». Проще говоря, изучение опыта «Северного десанта», в котором приняли участие 30 офицеров спецназа ГРУ, ВДВ и Рязанского десантного училища. По словам самого Петермана, интерес у собравшихся был очень большой, и наметившееся сотрудничество предполагается всячески развивать. Это на случай, если «международные организации» примут заявление отдельных господ всерьез. Чтобы не перенимали опыт норвежцев.

Елена ПРУДНИКОВА



Если вам понравилась статья, поделитесь пожалуйста ей в своих любимых соцсетях:


Предыдущая     Историческое расследование     Следущая










Сообщество в G+