Разбомбить Берлин: миссия выполнима!

Автор: Maks Окт 28, 2018

В конце нынешнего дета Министерство обороны рассекретило уникальный документ — письменный приказ Сталина о бомбёжке Берлина в первых числах августа 1941 года. Казалось бы, задание невыполнимо. Но для советских лётчиков нерешаемых задач не существовало. Бомбы на столицу Третьего рейха продолжали сыпаться на протяжении целого месяца первого года войны…

Приказ командующего

В ночь с 21 на 22 июля 1941 года немецкая авиация впервые нанесла бомбовые удары по Москве и её пригородам. На фоне крайне сложной обстановки на фронтах моральный ущерб от немецких ударов по столице был слишком тяжёлым. Для восстановления боевого духа понадобился адекватный ответ. Бомбардировка Берлина, предложенная военному и политическому руководству страны командующим авиацией ВМФ генерал-лейтенантом Семёном Фёдоровичем Жаворонковым, могла стать тем самым шагом, которого с нетерпением ждали граждане всего Советского Союза. Неудивительно, что Иосиф Виссарионович поддержал предложение Жаворонкова, одобренное наркомом ВМФ адмиралом Николаем Кузнецовым.

Вскоре на свет появился приказ за подписью Сталина, чей текст лишь в 2018 году стал доступен общественности: «Т-щу Водопьянову. Обязать 81-ю авиадивизию во главе с командиром дивизии т. Водопьяновым с 9.08 на 10.08 или в один из следующих дней, в зависимости от условий погоды, произвести налёт на Берлин. При налёте, кроме фугасных бомб, обязательно сбросить на Берлин также зажигательные бомбы малого и большого калибра. В случае, если моторы начнут сдавать по пути на Берлин, иметь в качестве запасной цели для бомбёжки г. Кёнигсберг».

Но отдать приказ намного проще, чем его выполнить. Для реализации данной практически невыполнимой задачи советским лётчикам было необходимо на пределе технических возможностей самолётов по дальности и высоте полёта подойти к Берлину, пройдя несколько рубежей немецких ПВО, а затем вернуться.

Подготовка к операции

Бомбардировка Берлина Советкими ВВСПосле проведения подробных расчётов, а также возможных маршрутов полёта советской военной авиации до Берлина руководство ВВС с сожалением констатировало, что долететь до цели с европейской части СССР не представляется возможным по тактико-техническим возможностям самолётов. К тому же лётчикам было необходимо преодолеть глубоко эшелонированную систему ПВО немцев, пройти которую незамеченными было практически невозможно. Тем не менее приказ есть приказ, и выполнить его необходимо любой ценой. Выход из создавшегося положения предложил нарком ВМФ адмирал Николай Герасимович Кузнецов. По его мнению, без посадки долететь до Берлина и вернуться наши лётчики могли, но лишь с одного из военных аэродромов Моонзундского архипелага. При этом адмирал подчеркнул, что необходимо поторопиться, поскольку немецкие войска в любой момент могут захватить или уничтожить данные аэродромы. Больше других для решения задачи подходил аэродром Кагул на острове Сааремаа в Балтийском море. Но его взлётно-посадочная полоса, откуда должны были взлетать бомбардировщики ДБ-3Ф, предназначалась лишь для лёгких самолётов. Тяжёлые бомбардировщики она просто не выдержала бы. На остров тут же отправились технические специалисты для модернизации взлётно-посадочной полосы аэродрома. Все необходимые работы были проведены качественно и в рекордно короткие сроки.

Сверхзадачи для сверхлюдей

В то же время лётчикам мало было взлететь с аэродрома, имея достаточный запас бомб и горючего. Им необходимо было проделать путь более чем в тысячу километров, совершить бомбометание и каким-то чудесным образом живыми вернуться. Учитывая, что незадолго до операции командующий ВВС Германии Герман Геринг заверил Гитлера, что ни одна бомба никогда не упадёт на Берлин, для выполнения приказа Сталина необходимо было придумать нестандартное решение задачи. Вскоре выход был найден. Советским лётчикам, участвовавшим в операции, был дан приказ лететь на предельной для советских бомбардировщиков высоте в семь тысяч метров. Расчёт был прост. Немецкие ПВО и самолёты-перехватчики контролировали воздушное пространство на более низкой высоте, стандартной для работы обычных бомбардировщиков и самолётов-истретбителей. Если же подняться на высоту семь километров, шанс прорваться к Берлину и выполнить задание повышался в несколько раз. Возвращение планировалось, но советские лётчики об этом не думали, главным для них было разбомбить Берлин. При этом необходимо отметить, что температура за бортом самолётов на высоте 7000 метров составляла — 35-40°. В кабине самолёта было ненамного теплее. Выдержать многочасовой полёт в подобных условиях могли лишь, без преувеличения, сверхлюди.

Поразить цель и вернуться

Первый полёт был запланирован на 7 августа 1941 года. В воздух советские самолёты поднялись, как и было запланировано, со взлётной полосы аэродрома Кагул на острове Сааремаа в Балтийском море. В сторону Берлина ушло пятнадцать тяжёлых бомбардировщиков ДБ-ЗФ, поделённых на три группы по пять самолётов в каждой. Несмотря на то, что самолёты двигались на предельной высоте, едва они пересекли линию фронта, как тут же были обнаружены врагом. При этом самое удивительное заключалось в том, что немцы не стали обстреливать звенья советских бомбардировщиков даже после их игнорирования ответа на запрос «свой-чужой». Враг был уверен, что это его самолёты возвращаются с боевого задания. Поверить в то, что русские отважатся на бомбёжку Берлина, они просто не могли. А напрасно!

В назначенное время советские пилоты увидели под собой огни Берлина. Город спал безмятежным сном, лишь кое-где звенели последние трамваи да припозднившиеся прохожие спешили домой. Спустя несколько мгновений идиллия ночной столицы нацистской Германии была нарушена мощными взрывами 250-килограммовых бомб.

Дальнейшая маскировка не имела смысла. Василий Кротенко, радист одного из бомбардировщиков, уверенно доложил в Москву об успешно выполненном задании командования.

Взрывы тем временем продолжались. Город покрылся красными пятнами пожаров, выли сирены, население в панике высыпало на улицы.

Несколько долгих минут понадобилось расчётам немецких ПВО, прикрывавших столицу, чтобы разобраться, в чём дело, и открыть ответный огонь. По ночному небу заметались огни прожекторов в тщётной надежде отыскать советские бомбардировщики. Увы. Прожектора работали на высоте стандартной для обычных бомбардировщиков — 4500-5000 метров, в то время как советские самолёты находились на два километра выше. Как ни странно, первый налёт на Берлин закончился без потерь с советской стороны. Все самолёты благополучно вернулись на свой аэродром.

Врать, врать и ещё раз врать

Лишь с наступлением рассвета немецкие власти с ужасом оценили уровень ущерба, нанесённого городу советскими бомбардировщиками. При этом они отлично понимали, что налёты продолжатся. Необходимо было что-то сказать населению города, чтобы предотвратить панику. Решили врать — нагло и цинично. Разумеется, о том, что бомбардировка была произведена советскими самолётами, умолчали. Мощнейшая машина фашистской пропаганды была брошена на то, чтобы минимизировать моральные потери от беспомощности ПВО Берлина. Немецкие СМИ заявили, что ночью к городу рвались пятьдесят английских бомбардировщиков, шесть из которых были сбиты доблестными расчётами ПВО. Однако на этот раз отец немецкой пропаганды Йозеф Геббельс просчитался. О том, что немцы лгут, заявили сами англичане. Радиостанции Лондона ехидно ответили немцам: «Германское сообщение о бомбёжке Берлина интересно и загадочно, так как 7-8 августа английская авиация со своих аэродромов не поднималась ввиду неблагоприятных метеоусловий».

В данной ситуации фашистскому командованию ничего не оставалось, как признать, что ночной налёт был совершён русскими. При этом дальнейшая история показала полную профессиональную непригодность как немецких лётчиков-перехватчиков, так и расчётов ПВО. В период с 8 августа по 4 сентября 1941 года советские бомбардировщики совершили 86 боевых вылетов в сторону Берлина. На город, выполняя приказ Сталина, сбросили 311 зажигательных и фугасных бомб общей массой 36 тонн, а также 34 контейнера с листовками и пропагандистскими газетами. И несмотря на неоднократные приказы фюрера разобраться с обнаглевшими русскими бомбардировщиками, сделать это подопечные Германа Геринга так и не смогли. Налёты на Берлин в конце лета — начале осени 1941 года продолжались до тех пор, пока немцами не был уничтожен аэродром Кагул, единственная точка, с которой советские лётчики могли дотянуться до столицы Третьего рейха.

Дмитрий СОКОЛОВ

, , , , ,   Рубрика: Великая Отечественная



Ещё интересные материалы с сайта "Загадки истории"




Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

SQL запросов:62. Время генерации:0,629 сек. Потребление памяти:34.25 mb